1918 год: Мариуполь в революционном вихре-6

Понедельник, Февраль 11th, 2013

Призрак кровавой усобицы

Казалось, что мариупольцы могли перевести дыхание – противостояние, связанное с «восстанием фронтовиков»  и «комиссародержавием», ушло в прошлое.

Временный Исполнительный Комитет 17 апреля принял решение о проведении 24 апреля перевыборов городского Совета  рабочих и крестьянских  депутатов и утвердил «Основные   положения о  перевыборах». В них говорилось:

«1. Право голоса предоставляется  всем  рабочим, работающим во всех предприятиях гор. Мариуполя, заводов и порта.

2. Выборы проводятся по партийным спискам социалистических партий…» («Революционное слово», 19 апреля 1918 года).

19 апреля Временный исполком  определил процедуру перевыборов. Они были  опубликованы в «Революционном слове» 21 апреля.

«Выборы провести в течение двух дней от 9 часов утра до 9 часов  вечера, в среду 24-го и четверг 25 апреля.

Подсчет списков с протоколом участковой избирательной комиссии должен быть представлен в комиссию по перевыборам  в пятницу 26 апреля к 10 часам утра.

Участковых избирательных комиссий должно быть пять: 1. В городе в помещении бывшего магазина братьев Адабашевых; 2. (на заводе Никополь в народном доме);

3. На заводе Провиданс в бывшем помещении Совета Рабочих и Солдатских депутатов;

4. В порту в клубе;

5. На заводе Вердникова и Глацерс».

А тем временем правительство УНР, основываясь на  соответствующей статье Брестского мирного договора, обратилось к правительствам  Германии и Австро-Венгрии с призывом о военной помощи, так как к столице Украины подходили советские войска под командованием Муравьева.

О первопричине этого трагического эпизода нашей истории в  стабильном учебнике «История России, ХХ – начало ХХl века»  для школ Российской Федерации говорится: «В январе 1918 года руководимые Москвой  революционные силы свергли  власть  национально-демократической Центральной  Рады, которая незадолго до этого объявила Украину независимой «народной республикой…» (Москва, «Просвещение», 2005, с.120).

8 февраля австро-германские войска перешли границу Украины. В 20-х числах апреля они дошли к Донецкому бассейну. Приазовье  попало в зону ответственности австро-венгерских воинских частей.

Но это было только начало  трагедии. 29 апреля в Киеве произошел государственный переворот. Почетный  атаман Вольного  казачества генерал  Павел Скоропадский был провозглашен гетьманом  Украины. Вместо УНР была объявлена «Українська держава».

В тот же день гетьман подписал «Грамоту ко всему украинскому народу», в которой провозглашалась  «Українська держава», восстанавливалась частная собственность, свобода торговли, частного  предпринимательства и инициативы». Тогда  же был принят Закон «Про тимчасовий державний устрій України». Подтверждалась законность пребывания  австро-германских войск на территории «Української держави» …

Х Х Х

Как среагировала общественность Мариуполя на все эти события? Вновь обратимся к нашему главному источнику – подшивке газеты «Революционное слово»  последних десяти дней апреля  1918 года.

23 апреля газета опубликовала пространную статью «Впечатления делегата». Ее автор – Михаил Япольский. Важно подчеркнуть, что он большевик и также выступал активно против произвола Варганова.  Япольский – постоянный автор «Революционного слова», его материалы всегда  были актуальны и содержательны, объективно  отражали и оценивали  текущие события. Вот почему статья «Впечатления делегата» для нас  -  надежный и, к сожалению, единственный источник информации о противоречивых событиях тех дней. Мы просим  читателей «Вечернего Мариуполя» набраться терпения и внимательно ознакомиться с ее текстом. Это важно еще и потому что в описании и оценке событий, изложенных Япольским, в публикациях  историков и краеведов недавнего прошлого было так много искажений, передергивания фактов  и  преднамеренной лжи. В такой  ситуации очень важно предоставить слово  архивным документам того времени,  непосредственным свидетелям и активным  участникам событий. Михаил Япольский – один из них. Слушаем его рассказ.

«В субботу (т.е. 20 апреля) мирная работа Временного Исполнительного Комитета была прервана неожиданнным  внеочередным заявлением телефониста штаба  фронтовиков о том, что со ст.  Розовка получена телеграмма от посланного туда для выяснений  происходивших там беспорядков члена т. Шумакова временного исполнительного комитета. В этой телефонограмме  говорилось, что через ст. Розовка прошли три эшелона австрийцев и что  ожидается  эшелон украинцев. Очередная работа была прервана и все внимание  было устремлено  на эту новость. Через некоторое время была  получена новая телефонограмма от т. Балабанова, командира отряда фронтовиков, посланного на ту же станцию, где говорилось, что эшелон украинцев проехал мимо станции в вагонах,  украшенных желто-голубыми флагами с пением «Марсельезы». К вечеру получилось сообщение, что  председатель железнодорожного комитета ст. Волноваха звонил по телефону  на ст. Мариуполь и сообщил, что требуют из Мариуполя мирную  делегацию.  Однако определенно не было выявлено, кто требует эту делегацию и ВИК  находился в колебании. Нужно заметить, что накануне со ст. Волноваха поступили весьма тревожные и тоже неопределенные сведения,  что там  происходят какие-то  тяжелые события, как-то: грабежи, расстрелы и т.д. Телефонистка, говорившая со ст. Волноваха, говорила сбивчиво, ее  слова прерывались истерическим плачем.  Вместе с тем выяснилось, что стоявший в Мариупольском порту батальон регулярных советских войск внезапно и самовольно без приказа своего командира выехал на ст. Волноваха,  причем по дороге снимал телеграфные аппараты на  промежуточных  станциях. Таким образом, возникло предложение,  что это требование  делегации может исходить от  уехавшего отряда и что делегаты нужны этому отряду, как заложники для каких-нибудь неблаговидных целей.

Как бы то ни было, ВИК постановил собрать на субботу  вечером соединенное собрание Комитета и представителей от общественных и рабочих организаций.

К вечеру стало выясняться на основании полученных сведений, что  на Волновахе находятся австрийские войска. Однако определенно это не  было еще установлено.

В 8 часов вечера была  открыта собранная  ВИК конференция. Председателем был избран т. Способин (городской голова, меньшевик — П.М.), секретарями  переизбраны секретари Временного Исполнительного Комитета.  Был открыт обмен  мнениями по поводу приближения австрийских войск. Высказались  представители всех представленных на собрании организаций. Единодушное мнение присутствующих  сводилось к тому, что какое бы то ни было  вооруженное  сопротивление приближающимся отрядам – недопустимо, ибо  события развертываются в громадном масштабе и бессмысленно отстаивать  Мариуполь в то время, когда целая страна испытывала  определенную  участь, от которой уже не может ускользнуть отдельный город. В частности, от имени РКП автор этих строк заявил, что коммунисты,  являясь поборниками автономии национальностей, являются принципиальными противниками  государственного сепаратизма, но идея стремления к международной  революции не допускает выступление пролетариата одного лагеря против   пролетариата другого лагеря и поэтому коммунисты – противники вооруженного выступления, котороя может лишь посеять непримиримую вражду между  представителями международного пролетариата…

Когда эти общие и единодушные принципы были установлены, решено было послать делегацию на Волноваху для того, чтобы, во-первых, заверить австрийцев в том, что в городе спокойствие и порядок и что никакого вооруженного сопротивления им оказано не будет, во-вторых, чтобы установить порядок их вступления в город, предотвратить всякую стрельбу, всякий  разгром и панику, наконец, чтоб выяснить линию их поведения  в политическом и экономическом отношении.

Была избрана делегация из представителей всех крупных городских организаций.  От Временного Исполнительного Комитета в делегацию  попали т. Павлов  и автор этих строк, от городского самоуправления тт. Способин и Чечеков и т.д., всего 16 делегатов».

Прервем на минутку наше цитирование, и дополним, ссылаясь на заметку в «Революционном слове» за 24 апреля, этот список остальными фамилиями. В делегацию, кроме названных, были включены:

От моряков: тт. Сидоренко, Линицкий, Сильванов, Бугаенко;

От железнодорожников: тт. Шаповаленко, Крахмальный;

От фронтовиков: тт. Шапиро и Блинов;

От земской управы: тт. Лещенко и Даниленко;

От Совета крестьянских депутатов: тт. Редько и Гудимов.

 

Но продолжим чтение статьи Михаила Япольского: «Делегаты собрались на вокзале в 2 часа ночи. Так как мысль о возможной провокации все же не отпала, то делегация вооружилась револьверами и винтовками.

В четыре часа поезд, состоящий из паровоза и одного вагона  2-го класса двинулся сначала в порт, где делегаты намерены были переговорить с моряками,  а затем – на Волноваху.

Часов в 9 поезд остановили в 3-х верстах от станции Волноваха:  путь был испорчен взрывом пироксилиновой шашки. Вагон был  окружен вооруженными австрийцами. Мы вышли из вагона, сдали оружие  и под  белым флагом пошли к станции по шпалам. По дороге заметили  свежевырытые окопы, рассчитанные, по-видимому, на взвод пехоты… У вокзала была  уже сооружена радиостанция.

Я сделал попытку заговорить с конвоем по-немецки, но оказалось, что по-немецки  они говорят куда хуже, чем по-русски. Конвой, по-видимому, состоял из венгерцев. На вокзале нас встретил австрийский офицер,  говоривший по-украински, и проводил нас в комнату коменданта станции, куда вскоре явился командир австрийского отряда, с которым делегация и вела переговоры. Командир отряда, австрийский офицер, говоривший по-немецки с типичным венским акцентом, по-русски не понимает ни слова, так что переговоры велись через переводчиков, по преимуществу из  австрийского отряда.

Первым говорил т. Способин, избранный нами председателем делегации. Он обрисовал положение, изложил постановление собрания, которое нас послало, и что никакого вооруженного сопротивления оказано не будет, и даже задал вопрос, каковы  намерения прибывшего отряда в  политическом  и экономическом отношениях».

Ответ последовал  приблизительно таков. Отряд прибыл по приглашению Центральной Рады для того, чтобы содействовать ей в очищении страны от  грабителей и авантюристов, опустошающих города и села, что  отряд не допустит никаких эксцессов со своей стороны, что безопасность и имущество граждан будет обеспечено, что нельзя смотреть на  отряд, как на врагов, ибо это и есть друзья свободы и благополучия, что  во внутренние дела отряд  не будет нисколько вмешиваться.

Далее на вопрос о том, каково будет отношение к политическим  партиям и профессиональным организациям, было отвечено, что  все их права остаются нетронутыми.

На вопрос о порядке закупки отрядом продовольствия, было указано, что крупные партии продовольствия будут  закупаться через продовольственные органы Украины, мелкие же покупки будут  производиться  у торговцев, причем и в том, и в другом случае будет уплачиваться  наличными деньгами местная рыночная цена продуктов.

Тов. Шапиро был предложен вопрос о том, как следует относиться к слухам, что при вступлении австрийских отрядов происходят еврейские  погромы. Было отвечено, что эти слухи ложны и что  австрийцы (среди  которых есть евреи, в том числе и офицеры) не допустят погромов…

На мой вопрос будут ли учинены репрессии по отношению  к идейным последователям программы РКП, было вторично указано, что  отряд идет не против идейных деятелей, а против авантюристов и  грабителей.

Нельзя не отметить, что отношение к делегации со стороны австрийцев было чрезвычайно любезным и  предупредительным.  По окончании переговоров нам было возвращено оружие. Железнодорожный путь (взорванный, как оказалось, самими австрийцами, которые думали, что  со стороны Мариуполя будут двигаться вооруженные отряды) был немедленно исправлен, поезд был подан на станцию, и делегация отправилась  в обратный путь.

Таким образом, как выяснилось, для населения нет оснований  беспокоиться, ибо, нужно думать, что заверения командного состава прибывшего отряда не останутся пустым звуком.

Австрийский отряд прибудет на станцию Мариуполь 22 или 23 апреля  и будет  встречен на вокзале  делегацией от местных организаций.

В политическом отношении город сохраняет Status qua ante прежнее состояние впредь  до прибытия комиссара от Центральной Рады, которому будет поручено проводить здесь общую Конституцию Украины».

«Революционное слово» , 23 апреля.

Павел МАЗУР, краевед.

 

 

 

 

 

 

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий