1918 год: Мариуполь в революционном вихре-7

Понедельник, Февраль 11th, 2013

ДЕСЯТЬ ДНЕЙ АПРЕЛЯ

 В предыдущем очерке «Призрак кровавой усобицы» была полностью представлена публикация Михаила Япольского «Впечатления делегата» («Революционное слово», 23 апреля 1918г.). Еще раз подчеркнем: это единственный документ, в котором автор — член РКП(б) — объективно и подробно рассказывает об одном из критических событий последней декады апреля.

На этот раз призрак кровавой усобицы отступил от Мариуполя, чего не скажешь о Бердянске, где в эти же дни на улицах шли жестокие кровопролитные бои.

В этой связи отдадим должное, прежде всего, фронтовикам, руководителям всех городских органов самоуправления, лидерам социалистических партий и общественных организаций. Как оценили все они результаты переговоров, которые состоялись на станции Волноваха?

23 апреля газета «Революционное слово» опубликовала «Воззвание Временного Исполнительного Комитета». В нем говорилось:

«Граждане! Временный Исполнительный Комитет г. Мариуполя и уезда доводит до всеобщего сведения, что в город Мариуполь прибудут сегодня к вечеру или завтра утром отряды австрийских войск, находящиеся в настоящее время на ст. Волноваха. Местными союзами фронтовиков и моряков решено никакого вооруженного сопротивления им не оказывать.

Делегация от Временного Исполнительного Комитета, Совета Рабочих и Крестьянских Депутатов, Земской и Городской управ, союза фронтовиков, моряков и железнодорожников, явившись на станцию Волноваха, выяснила, что единственной целью наступающих войск является утверждение власти Киевской Центральной Рады. Никакого вмешательства во внутреннюю жизнь города, никаких реквизиций, репрессий по отношению к отдельным гражданам, организациям и политическим партиям со стороны австрийских войск произведено не будет.

Однако всякого рода вооруженное сопротивление, как частное, так и организованное, повлечет за собой полный разгром города, а потому Временный Исполнительный Комитет от имени всех демократических организаций города обращается к гражданам с призывом сохранять полное спокойствие и порядок, продолжая свои обычные занятия и не допуская никаких провокационных выступлений и выстрелов, которые будут пресекаться крайними методами.

Охрана города и впредь будет находиться в руках фронтовиков и казаков»

Днем позже газета публикует «Резолюцию фронтовиков»:

«Собрание солдат-фронтовиков г.Мариуполя, выслушав на митинге 21-го апреля с.г. сообщение делегации, посылавшейся на переговоры с австро-украинскими отрядами, и доклады членов коллегии, вынесло следующее постановление: «Подняв знамя восстания 9-го апреля с.г., граждане фронтовики имели единственной своей целью свержение власти узурпаторов-варгановцев и установление правопорядка в городе.

Совершив это дело при поддержке и сочувствии всего населения г.Мариуполя, мы стали перед возможностью нового столкновения с вооруженной силой австро-украинцев. Обсудив всесторонне вопрос о возможности сопротивления нашествию, мы решили, что сепаратное выступление отдельного города, находящегося в Украине, когда Республика подписала уже мир, может привести к напрасному кровопролитию и гибели мирного населения. Таким единственным выходом из создавшегося положения является свободный допуск в город австро-украинцев под условием, что никто из граждан не будет лишен свободы без представления справедливого суда, что организованная и вооруженная часть фронтовиков по-прежнему будет нести охрану города, и вообще, солдаты-фронтовики и не фронтовики, подчиненные военной коллегии, разоружены не будут.

При соблюдении настоящих условий, мы обязуемся соблюсти полную нейтральность по отношению к Украинской Народной Республике и Центральной Раде и, признавая существующие в ней Государственные и Общественные учреждения наравне со всеми гражданами Украины, но ни одно из существующих учреждений и ни одна организация не будут упразднены без согласия на то граждан Мариуполя и уезда»

Аналогичные резолюции были приняты в те дни на собраниях моряков и железнодорожников.

***

В том году особенно богато событиями в истории Мариуполя было 25 апреля: состоялся грандиозный праздник «День фронтовика», прошли перевыборы Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Голосование было организовано по спискам партий и блоков.

Список №1 — Паолей-Цион (Еврейская Социал-демократическая партия).

Список №2 — «Серп».

Список №3 — Российская Социал-демократическая партия /объединенная/ и Всероссийский Еврейский Рабочий Союз — Будн.

Список №4 — Польская Партия Социалистов.

Список №5 — Социалисты-революционеры.

Список №6 — Украинские социалисты-революционеры.

Список №7 — Российская Коммунистическая Партия /большевиков/

Вот, к примеру, кем был представлен список №7: Кучеренко Дмитрий (член Совета), Япольский Михаил (студент), Каракулин Дмитрий (железнодорожник), Шепотиненко Михаил (член правления союза металлистов), Македон-младший (рабочий завода «Никополь»), Захарченко Даниил (рабочий Коломенской вефри), Литвинов М. (рабочий завода «Никополь»), Андрющенко (член рабочего контроля завода «Провиданс»), Воленберг Яков (член рабочего контроля завода Мошкевича) и другие (всего 35 чел.).

Урны для голосования находились на пяти избирательных пунктах: в городе (в магазине Адабашева), на заводе Вердникова, на заводе «Никополь» (в Народном Доме), на заводе «Провиданс» (в бывшем помещении Больничной Кассы), в порту (в клубе).

24 и 25 апреля явка избирателей была очень низкая, решено было продлить выборы еще на один день.

26 апреля «Революционное слово» поместило следующие тревожное «Воззвание»:

«Товарищи рабочие! Ваш Совет в опасности! В опасности не со стороны контрреволюционеров, самодержавных палачей свободы, откуда мы ожидали эту опасность, а со стороны самих же рабочих…

На 24 и 25 апреля были назначены перевыборы Совета, но, к сожалению, только ничтожное количество рабочих пришло отдать свои голоса!

Вот где самая грозная опасность для нашего Совета и, следовательно, для свободы, завоеваний революции и вашего благосостояния, так как Совет, избранный ничтожным количеством, не будет иметь достаточного авторитета…

Все на выборы!»

Призывы так и остались призывами, в голосовании приняло участие всего 2665 избирателей. Выборы были признаны несостоявшимися. И все же результаты их представляют для нас определенный интерес, так как дают возможность судить о тогдашних симпатиях и антипатиях мариупольцев к отдельным участникам политического процесса.

30 апреля «Революционное слово» опубликовало вот эту таблицу:

 

№ списка Число голосов Мест в Совете
1 собрал 111 голосов и получил 1 мандат
2 185 2
3 722 11
4 198 3
5 351 4
6 86 1
7 1012 15

 

Как видно, на первом месте был список №7 (РКП «б») и №3 (меньшевики и Бундовцы), за них отдали свои голоса 65% избирателей.

Но все это было слабым утешением, так как выборы были признаны несостоявшимися. Это были отголоски «варгановщины», авторитет Совета в глазах жителей все еще был низок. Они отдавали предпочтение другим органам самоуправления — городской думе и уездному земству. Да и тревожное ожидание предстоящего вступления в город австро-венгерских войск мало способствовало общественной активности мариупольцев.

***

Мы уже рассказывали о том, что весной 1918 года крестьяне Сартаны создали товарищества хлебопашцев.

Тогда же из бедняцких семей Волонтеровки и Новоселовки создается Мариупольская сельскохозяйственная коммуна. В общее пользование 42 семей коммунаров были переданы племенной конный завод, экономия помещика со всем инвентарем и скотом и 600 десятин пашен.

Но просуществовала коммуна недолго. В апреле 1918 года коммуна  была разгромлена белогвардейцами полковника Дроздовского, возвращавшимися с румынского фронта и шедшими к Дону на соединение с Корниловым.

О том, как это было, рассказывает Харлампий Клементьевич Долгополов, бывший в 1918 году председателем земельного комитета Новоселовского Совета рабочих и крестьянских депутатов.

«На рассвете 29 апреля хутор Козаневича (ныне с. Бердянское), где располагалась Коммуна, был окружен белогвардейцами из бригады полковника Дроздовского. Коммунаров в нательном белье выводили из изб, выстраивали вдоль соломенной гати… Офицер приказал белогвардейцам расстреливать коммунаров в упор. В это раннее утро были расстреляны жители Волонтеровки, члены первой Мариупольской сельскохозяйственной коммуны: Орленко Василий, Волков Антон, Оплачко Демьян, Македон Харлампий, Котелов Савва, Кульбака Дмитрий, Гончаренко Григорий, Могильный Степан, Могильный Павел, Пузиков Григорий»

(«Приазовский рабочий», 10 сентября 1966г.).

От рук белогвардейцев погиб и организатор первых сельскохозяйственных коммун в Приазовье  Артемий Бодров, участник  петербургского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса», ученик В.И.Ленина.

***

А тем временем приближалось 1 Мая. 30 апреля Временный Исполнительный Комитет через «Революционное слово» обратился с «Воззванием к жителям Мариуполя».

«В день Пролетарского праздника 1 Мая Временный Исполнительный Комитет предлагает принять участие в манифестации всем социалистическим партиям, демократическим профессиональным организациям. Означенные организации, желающие принять участие в праздновании 1 Мая, могут получить место в манифестации только в том случае, если будут иметь на своем знамени следующие лозунги:

  1. Да здравствует Интернационал!
  2. Да здравствует международное рабочее движение!
  3. Да здравствует восьмичасовый рабочий день!
  4. Долой империализм!
  5. Да здравствует социализм!
  6. Да здравствует единый революционный фронт!
  7. Да здравствует международный пролетарский праздник 1 Мая!
  8. Да здравствует Совет Рабочих и Крестьянских Депутатов!
  9. Да здравствует демократический мир!»

Многие годы нас убеждали в том, что «восстание фронтовиков» — «контрреволюционный мятеж», что власть в городе захватили «предатели революции» и т.д.

Но как, в частности, согласовать все это с лозунгами, которые приведены выше? Как объяснить активное участие большевиков во всех ячейках местного самоуправления?

Из года в год в официальной истории города многократно повторялось: «20 апреля 1918 года австро-германские войска заняли Мариуполь». Но мы в своей хронике вот уже приблизились к майским праздникам, а австро-венгерских солдат в городе все еще не было видно. Ожидание перерастало в тревогу: как оно будет?

Этой фразой мы и завершим первый раздел нашей исторической хроники «1918 год. Мариуполь: в революционном вихре»

Павел МАЗУР, краевед.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий