АЛЕКСЕЙ КРАВЧЕНКО И «АЗОВСТАЛЬ»

Среда, Январь 11th, 2012

«Произведения Кравченко — большой дар нашей стране, нашему времени».

Так в первые годы Советской власти писал А.В.Луначарский. Про­шедшие с тех пор десятилетия в полной мере подтвердили справед­ливость этой высокой оценки. Вот что пишет уже в наши дни народ­ный художник СССР О.Верейский: «Кравченко принадлежит к тем ху­дожникам, кому советская графика обязана своей славой. Виртуозная техника его гравюр является, безусловно, новаторской. Наряду с В.А.  Фаворским он может быть назван одним из родоначальников совет­ской ксилографии. Не случайно в свое время появление нового талан­та с энтузиазмом приветствовали Б.М. Кустодиев, А.Н. Бенуа, А.П. Остроумова-Лебедева». И еще: «В становлении советского изобрази­тельного искусства роль А.И. Кравченко бесценна».

Он родился в крестьянской семье в Покровской слободе Самар­ской губернии, расположенной напротив Саратова (ныне город Энгельс). Он рос без отца, которого лишился в двухлетнем возрасте, но в семье Кравченко были крепки нравственные народные устои. Отсюда мно­гие качества души и характера Алексея Ильича: любовь к труду, родно­му краю, чувство достоинства и национальной гордости, сопричастнос­ти судьбе своего народа.

Учился он в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, а также некоторое время в Мюнхене, в студии Ш.Холлоши. В то же са­мое время у прославленного мастера учились и ставший позднее зна­менитым В.А.Фаворский, и мариуполец А.П.Могилевский, также вне­сший вклад в становление советской графики. Скорее всего семнад­цатилетний Кравченко был знаком, и даже близко, с нашим земляком Александром Павловичем Могилевским. Вот что читаем в письмах юного Кравченко к матери: «К вечеру уже в Мюнхене… Сидели в номере… На другой день пошли в Королевскую Академию узнать, нет ли русских. В Мюнхене, оказывается, целая компания русских. И притом очень про­стых парней. Они нас пристроили в школу знаменитого в Германии профессора Холлоши».

Трудно удержаться, чтобы не процитировать еще несколько строк из писем, которые слал Алексей Ильич из Мюнхена: «В общем, чем боль­ше живу, тем больше нравится мне здесь. А никогда я Россию не поме­нял бы на Германию. В особенности Волгу-матушку. Пишите чаще, а то, право, помрем с тоски, ведь одно утешение в неметчине -получать и читать русские письма».

Октябрьскую революцию он встретил восторженно. В первые годы Советской власти участвовал в художественном оформлении массо­вых революционных праздников в Москве и Саратове.

Вначале Кравченко выступал как живописец и мастер станкового рисунка, близкого к традициям известного творческого объединения «Мир искусства». «С 1921 года, -пишет Большая Советская Энциклопе­дия в статье о Кравченко, — работал гл.обр. в технике ксилографии (К. -один из создателей советской ксилографии), а также линогравюры и офита».

К 1935 году, когда Алексей Ильич приехал в Мариуполь, он был уже прославленным художником с устоявшейся репутацией выдающегося мастера.

Каким образом А.И.Кравченко попал в наш город?

Г.К.Орджоникидзе, руководивший наркоматом тяжелой промышлен­ности, энергично добивался, чтобы подвиг советского рабочего класса, невиданными темпами осуществлявшего индустриализацию страны, получил достойное отражение в литературе и искусстве.

По инициативе Серго большая группа ведущих московских и ленин­градских художников поехала в мае 1935 года на заводы и предприя­тия юга Украины для знакомства с их тружениками и создания произ­ведений о них. Эти произведения предполагалось подготовить к боль­шой юбилейной выставке, которая должна была открыться в 1937 году к 20-летию Октября.

23 мая 1935 года в составе этой группы и прибыл в Мариуполь «известный график Кравченко», как аттестовал его «Приазовский про­летарий».

Пусть читатель не сочтет за отклонение от темы, но здесь, думаю, необходимо сказать несколько слов и о других членах группы деятелей искусства, потому что их посещение Мариуполя является, несомненно, значительным событием в истории культуры нашего города.

Гостей было больше двадцати, но я перечислю лишь тех, кому Боль­шая Советская Энциклопедия (3-е изд.) посвятила отдельные био-, библиографические статьи (иногда с портретами). Это Кукрыниксы — их знают все: М.В.Куприянов, П.Н.Крылов, Н.А.Соколов. Это Борис Вла­димирович Иогансон, классик советской живописи. Его полотна «До­прос коммуниста», «На старом уральском заводе», «Выступление В.И. Ленина на 3-м съезде комсомола» воспроизводятся в школьных учеб­никах. Это Сергей Дмитриевич Меркуров, скульптор-монументалист. Тоже классик советского искусства. Люди старшего поколения помнят статую В.И.Ленина работы С.Д.Меркурова в Зале заседаний в Боль­шом Кремлевском дворце.

Остальных перечислю без эпитетов и комментариев: Павел Варфо­ломеевич Кузнецов, Федор Семенович Богородский, Михаил Иванович Авилов, Евгений Александрович Кацман, Илья Иванович Машков, Иван Николаевич Павлов. Остальные в БСЭ не попали, но тоже были талант­ливыми и выдающимися — сведения о них есть в отраслевых справоч­никах.

Вот такое созвездие знаменитостей и талантов, такая блестящая плеяда творцов советского искусства приехала в Мариуполь 23 мая 1935 года.

Гости побывали у металлургов завода имени Ильича и «Азовста- ли». «В кабинете тов. Радина (директора завода имени Ильича. — Л.Я.) в присутствии управляющего объединением «Трубосталь» тов. Иван­ченко, — сообщал «Приазовский пролетарий», — состоялась беседа с техническим персоналом завода. В беседе были затронуты вопросы истории завода, его мощности, реконструкции. Затем делегация осмотрела ряд цехов, ознакомилась со строительством для рабочих».

Вечером того же дня посланцы Орджоникидзе беседовали с ди­ректором «Азовстали» Яковом Семеновичем Гугелем, который расска­зал о строительстве и работе молодого металлургического гиганта. Подъехали и первый секретарь Мариупольского горкома партии Алек­сандр Григорьевич Дисконтов, и председатель горсовета Голышев. Беседа затянулась, и в полночь вместе с Гугелем, Дисконтовым и Го- лышевым делегация наблюдала выпуск плавки из домны.

«Все виденное на заводе имени Ильича и «Азовстали», -писал «При­азовский пролетарий», — произвело на художников колоссальное впе­чатление. Они особенно были поражены удивительной чистотой на домнах и в мартене «Азовстали».

24 мая осмотр завода и знакомство с тружениками продолжается. В тот день состоялась встреча мастеров искусств со знатными метал­лургами «Азовстали». Вместе с Гугелем, первым секретарем горкома партии Дисконтовым и парторгом завода Каспаровой делегация со­вершила на азовстальском катере прогулку по Азовскому морю.

Вечером гости поехали в Харьков.

Два дня, всего лишь два дня побывали мастера искусств в Мариу­поле в мае 1935 года. Казалось бы, каких творческих результатов мож­но ожидать от столь мимолетного посещения. Но результаты были, и сегодня мы рассмотрим, как отразилась эта поездка в творчестве лишь Алексея Ильича Кравченко.

Он успел сделать множество набросков, к которым возвращался в своей работе в последующие годы. Поразительно, что в суматохе этих двух дней Алексей Ильич успел еще и написать для «Приазовского про­летария» статью «Незабываемые впечатления».

«Я получил огромное впечатление благодаря товарищу Орджони­кидзе, который послал нас, художников, на заводы, — писал он. — Этим самым создается ясная, четкая линия в наших творческих планах. Эти планы, возникшие на основе не только полученных впечатлений, но и знания людей, создают в нас уверенность в том, что свои картины, скуль­птуры и гравюры мы выполним к юбилейной выставке 1937 года.

Самым поразительным моментом при знакомстве с заводами яв­ляется новый человек Советской страны, кующий социализм, создаю­щий базу, крепкую, как сталь, для будущего бесклассового общества.

Совершенно незабываемы наши впечатления. Сильные фееричес­кие картины задуманы нами у пылающих домен, мартенов и прокатных станов. Мы покажем на фоне всего этого родные прекрасные лица рабочих, озаренных пламенем горячего металла».

На наше письмо Центральный музей Революции СССР ответил, что у них хранятся следующие графические работы А.И.Кравченко азовстальского цикла:

1. «Азовсталь». Ковши. 1935, бумага, карандаш.

2. Завод «Азовсталь», г.Мариуполь. Вид на завод со стороны буль­вара. 1938, бумага, карандаш.

3. Горячий цех. Домны завода «Азовсталь». 1938, бумага, офорт.

4. Разлив чугуна. «Азовсталь», 1938, бумага, офорт.

5. Доменный цех. «Азовсталь». 1935, бумага, тушь.

6. Вид на доменный цех через мост. Завод «Азовсталь», 1939, бумага, карандаш.

Как видим, над азовстальской темой художник продолжал работать практически до конца своей жизни. Созданное им по этой теме не ограничивается лишь тем, чем располагает Центральный музей Рево­люции СССР.

Биограф и исследователь творчества А.И.Кравченко Софья Васи­льевна Разумовская о поездке художника по Украине в 1935 году пи­шет: «Самое большое впечатление произвел на Кравченко завод «Азов­сталь» в Мариуполе. Он рисовал интерьеры огромных сталелитейных и чугунолитейных цехов, домны, портреты рабочих. Эффектны рисунки цеха, где огненным потоком льется расплавленный металл («Азовсталь». Разливка чугуна, «Доменный цех», 1936). В 1938 году художник выпол­нил по ним несколько великолепных офортов («Разливка чугуна», «До­менный цех», «Плавка стали»). Их отличают крупные обобщенные фор­мы, монументальные композиции, смелые световые решения (сверка­ющие фонтаны расплавленного металла и темные плотные силуэты фигур)».

Нелишне привести и мнение об азовстальском цикле уже упомяну­того выше Ореста Верейского:

«Кравченко — романтик. Этот термин нисколько не противоречит нашему отношению к нему как к убежденному и последовательному представителю реалистического искусства. Именно романтическая черта натуры неразрывно связала творчество художника с тем герои­ческим периодом, какими были (и навсегда останутся для нас) годы великих строек тридцатых годов. Именно в эти годы, совпавшие с рас­цветом таланта Кравченко, его романтизм выявился особенно ярко. Индустриальные мотивы Днепрогэса, «Азовстали» трактованы им так, что уже кажутся недостаточными слова «героика» или «романтизм»: художник задумал эти произведения как гимн труду, человеческому разуму, как прославление навечно тех, кто «сказку сделал былью».

Я собираю материалы по теме «Азовсталь» в художественной лите­ратуре». Часть этой «коллекции» «Приазовский рабочий» уже опубли­ковал. Но Южная Магнитка воспета и в других видах искусства.

Напомню о пребывании в нашем городе Константина Богаевского, одного из самых талантливых учеников Куинджи. Он тоже создал се­рию работ об «Азовстали». Вместе с циклом А.И.Кравченко и творени­ями других мастеров это представляет собой бесценное собрание про­изведений литературы и искусства о жизни и труде азовстальцев.

Лев Яруцкий

«Приазовский рабочий», 11 февраля 1989 г.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий