АЛЛЕЯ КЛАССИКОВ

Среда, Январь 19th, 2011

Парк этот мариупольцы заложили в 1863 году и назвали его тогда городским садом. В 1988-м, когда ему исполнилось 125 лет, «Приазовский рабочий» напечатал мой очерк о зеленом юбиляре. В нем я писал и об Аллее классиков (название народное и, по-моему, очень удачное), упомянул и некоторых авторов расположенных на ней скульптур.  Идея создания этих бюстов возникла в начале 50-х годов и принадлежит она П.Д.Тараману. Павел Дмитриевич был художником-самоучкой. Вернувшись с фронта без правой руки, он стал директором Мариупольского товарищества художников.

Город еще не справился с разрухой военных лет, и мариупольские художники ютились в полууцелевшем здании банно-прачечного комбината (угол улиц Харлампиевской и Николаевской). Своими силами они очистили помещение от мусора, смастерили печное отопление, оборудовали даже и Ленинскую комнату, где были свежие газеты и даже убогий набор щипковых музыкальных инструментов.

Вот в таких условиях и приступили к созданию скульптур, которые предполагалось тиражировать для оформления парков, скверов, бульваров, дворцов культуры, библиотек и пр. Позднее бюсты тиражировались на всю область, но первую партию изготовили для Центрального парка, а затем парков имени Петровского и Орджоникидзе.

Иван Савельевич Баранников, ныне покойный, вспоминал, что материал они готовили в полуразрушенных бетонных ваннах. Пользовались они часовоярской глиной, которую привозили из формовочного цеха «Азовстали».

- Перелистываю свои фотоальбомы, — рассказывал мне Иван Савельевич, — я частенько с удовольствием вспоминаю тяжелые послевоенные, но молодые наши годы.

Он трудился тогда над бюстами Льва Толстого, Горького, Менделеева и А.С.Попова (изобретателя радио). Василий Борисанов и Федор Кириази создали скульптурные портреты Пушкина, Чернышевского, Маяковского и Ломоносова. Эти мариупольские скульпторы работали в соавторстве. Позднее они переехали в Одессу. Автором бюстов Павлова и Тимирязева стал Василий Гудков. Бюсты Белинского и Мичурина изваял Георгий Лавров. О последнем надо, без сомнения, рассказать подробней. Он был старше своих коллег по созданию Аллеи классиков не только по возрасту, но и по таланту, по мастерству.

Скульптор, творчество которого высоко ценили в Париже, в Мариуполь начала 50-х годов попал, как нетрудно догадаться, не по доброй воле: ему запрещено было проживать в столице и во многих других крупных городах.

Родился Г.Д.Лавров в 1895 году, в гражданскую воевал в рядах Алтайской партизанской дивизии, познал ужасы колчаковского застенка. В 1923 году, живя в Ставрополе (один из памятников работы Лаврова с тех пор и до наших дней стоит в этом городе), Георгий Дмитриевич вылепил портрет Ленина. Молодой скульптор привез его в Москву и показал Марии Ильиничне Ульяновой. Работа понравилась.

Через два года он представил проект памятника Ильичу для Полтавы. Фотоснимки скульптуры увидел А.В. Луначарский. Анатолий Васильевич отозвался о ней одобрительно.

Встреча с наркомом просвещения оказалась для Лаврова судьбоносной. Узнав, что молодой скульптор никакого специального образования не получил, Луначарский отправил его в длительную творческую командировку во Францию.

В Париже Лавров провел восемь лет — с 1927 по 1935 год. Мастерство совершенствовал под руководством учеников великого Родена — Бушара и Ландовского. Занимался также в студии французского ваятеля Бурделя.

У «Жоржа Лаврова» была своя мастерская в Латинском квартале. Здесь ему позировала Анна Павлова, великая русская балерина. В результате появился один из шедевров Лаврова — статуэтка «Умирающий лебедь».

Замечу попутно, что покойный работник краеведческого музея Четенов рассказывал, будто у Анны Павловой были какие-то мариупольские корни. Не знаю, насколько эти сведения основательны, считаю их легендой, возникшей на пока неизвестной, непонятной основе, но каким образом Лаврову удалось через все изгибы и зигзаги его судьбы сохранить свое парижское творение и привезти «Умирающего лебедя» в Мариуполь — этого объяснить не могу.

В свое время газеты многих стран обошел рассказ о том, как во время фашистской оккупации Франции герои Сопротивления с риском для жизни спасли и сохранили скульптурный портрет В.И.Ленина. Автором этой скульптуры был Г.Д.Лавров.

Работы Лаврова хранятся в музеях многих городов, в том числе и Магадана. Что на Колыму они попали не случайно — догадаться нетрудно. Надо заметить, что Луначарский отправил молодого скульптора во Францию на пять лет, а еще на три года Георгий Дмитриевич продлил себе командировку уже самовольно. Не удивительно, что по возвращении попал он в «места весьма отдаленные».

После смерти Сталина он вернулся в Москву. Здесь ему был предоставлен двухэтажный особняк на Арбате, где он оборудовал себе мастерскую. Официальным наградам Г.Д.Лавров за свою долгую жизнь «не подвергался», разве что к 90-летию вспомнили о нем и удостоили звания заслуженного художника РСФСР.

Иван Савельевич Баранников, у которого в разрушенном послевоенном Мариуполе была общая — на двоих — мастерская с Лавровым, вспоминал о Георгии Дмитриевиче с благоговением, рассказывал, как он присматривался к работе выдающегося ваятеля, учился у него мастерству. Лель Николаевич Кузьминков справедливо считает, что Лавров оказал значительное влияние на творческое становление тогдашних молодых мариупольских художников.

Когда будете проходить по центральной аллее нашего городского сада, задержитесь чуть больше у портрета Белинского. Думаю, вы согласитесь, что выполнен он крупным мастером. Среди людей, живших и трудившихся в Мариуполе, Георгий Дмитриевич Лавров относится, несомненно, к числу самых незаурядных.

Но вернемся на Аллею классиков: как сегодня оценить в целом воздвигнутые здесь скульптуры?

Конечно, они носят на себе печаль того времени, когда были созданы. Мне кажется; что они несколько суховаты. Но главное — они в пределах искусства, а не вне его.

К сожалению, уход за скульптурами в городском саду неудовлетворителен. Каждый год их красят, делают это грубо, искажая скульптурный облик, созданный четыре без малого десятилетия назад.

Аллея классиков заслуживает того, чтобы мы ее бережно хранили как памятник своеобразному этапу истории развития культуры нашего города.

Лев ЯРУЦКИЙ.

«Мариупольская мозаика»

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

6 Responses to “АЛЛЕЯ КЛАССИКОВ”

  1. Мичурин, Попов, Тимирязев,Чернышевский,Белинский,Павлов,Ломоносов- странный паноптикум известной эпохи, несущий «печаль»(уместная опечатка в авторском тексте !)того времени,когда мы жили в самой лучшей стране и всё наше было лучшим и первым в мире.
    Для современной Украины аллея смотрится дикой архаикой.Хотя бы Котляревского и Шевченко надо по праву добавить вместо кое-кого.Только где сейчас найти скульптора и спонсора?…

  2. В 60-е годы прошлого века хорошо помню эти скульптуры вдоль главной аллеи в детском городке, рядом с заводоуправлением завода им.Ильича по ул.Левченко. Почему-то, всегда считал, что в городской сад их перенесли именно оттуда.

  3. Ayvengo!
    Добавить? Хоть бы не снесли то, что есть…

    Naily58,
    обязательно выясним, так ли это.

  4. Парковая скульптура сама по себе — классика жанра.Вопрос в художественном уровне того, ЧТО на пьедесталах — будь то эллинская нимфа или «девушка с веслом».
    Об уровне бюстов на аллее судить специалистам, но идеологический «посыл»из прошлого они точно несут.Хотя поколение Next не знает и половины из представленных персон.

  5. Бюсты Мичурина и Белинского выполнены выдающимся скульптором Г.Д.Лавровым, который с 1927 по 1935 год работал в Париже в мастерских А.Майоля, А.Деспио и др. выдающихся скульпторов. Его работы украшают Британский музей в Лондоне, музей Сен-Дени в Париже, многие российские музеи. В Европе считается одним из лучших скульпторов стиля Ар Деко. О его пребывании в Мариуполе можно прочесть в наших газетах:
    Мариупольский след в творчестве скульптора Г.Д. Лаврова. «Приазовский рабочий», 7апр.
    2007г. и «Мариупольская неделя» №32, 10-16 авг. 2005г.

  6. раньше парки мне больше нравились

Оставить комментарий