Антон Брызгунов

Пятница, Январь 11th, 2013

(Эта статья первоначально была опубликована на сайте 5 ноября 2012 года)

 В книгах, посвященных юбилеям «Азовстали», упомянуты сотни, если не тысячи работников этого прославленного предприятия. Но напрасно среди них искать фамилию Антона Федоровича Брызгунова. Нет ее на их страницах. Забыли? Или не считали нужным сохранить для истории имя человека «немодной» в те времена профессии? А между тем он заслуживает и долгой памяти, и уважения.

Он родился в 1902 году на одном из уральских заводов, где издавна честность, трудолюбие, скромность и немногословие были не особыми ценностями личности, но обычными и само собой разумеющимися качествами нормального человека. Эти свойства характера, приобретенные в семье бухгалтера, выбившегося «в люди» из крестьянских мальчиков, Антон Брызгунов сохранил до последнего вздоха.

Он хорошо и охотно учился, но ни одно из учебных заведений — гимназию, знаменитое Уральское горное училище, Свердловский политехникум — ему окончить не удалось. Юность Антона совпала с революцией и гражданской войной, когда часто сменявшим друг друга властям было недосуг заниматься народным образованием. Уже в зрелом возрасте поступил на заочный факультет Промышленной академии, но учебу прервала Великая Отечественная война.

Университетами Брызгунова была практическая работа, которую он начал с десятника на стройке, потом судьба или обстоятельства определили его на Златоустовский завод приемщиком продукции от Металлосиндиката. Эта служба, казавшаяся на первых порах временной, определила его профессию на всю жизнь.

В довоенном послужном списке Антона Федоровича много записей, однако они вовсе не следствие непоседливого нрава. С каждым годом все больше приобретался авторитет профессионала-снабженца, способного решать самые запутанные проблемы. Вот и посылали его туда, где эти проблемы нужно было решать незамедлительно.

В 1933 году Брызгунова назначают коммерческим директором Ашинского металлургического завода. Как потом показало время, должность коммерческого директора для него стала пожизненной, только название ее менялось, сохраняя свою суть. Он ее занимал на Чусовском, Верх-Исетском, Ново-Тагильском металлургических заводах. С этой должности довелось уйти на заслуженный отдых после двадцати семи лет службы на заводе «Азовсталь».

Когда началась Великая Отечественная война, Антон Федорович трудился на Верх-Исетском заводе, единственном в те годы производителе электротехнических сталей в Советском Союзе. Деловые качества руководителей стольуникального предприятия хорошо знали в Москве в Наркомате электропромышленности. По этой причине, наверное, 23 сентября 1941 года нарком Кабанов назначает своим уполномоченным по Западной Сибири и Уралу Брызгунова. Ему поручалось обеспечивать заводы электропромышленности всем необходимым. Почти неограниченные права, представленные Наркоматом, предполагали одновременно и строжайшую ответственность за дело общегосударственной значимости. Антон Федорович успешно справился с правительственным поручением. Свидетельство тому — награждение орденом «Знак Почета» в сорок втором году и орденом «Красной Звезды» в сорок пятом.

В сорок седьмом — в то время Антон Федорович уже более года отработал на Ново-Тагильском металлургическом заводе — неожиданный вызов в Москву с семьей. Кто-то из близких друзей намекнул: мол, собираются назначить на ответственный пост в аппарате министерства. Но пока доехали до столицы, в ту пору дорога эта была долгой, у кадровиков созрело новое решение: на заводе «Азовсталь» позарез нужен толковый зам по коммерческо-финансовой части. Лучшей кандидатуры, чем немногословный и деловой уралец из Нижнего Тагила, не придумаешь. И пришлось Брызгунову ехать в Мариуполь, благо, что с ним были Ольга Леонидовна, его жена, и сыновья: только что окончивший десятилетку Володя и второклассник Кирилл…

Прошло неполных два года с тех пор, как из Мариуполя были изгнаны немецко-фашистские оккупанты. Следы разрушений, нанесенных врагом заводам и городу, были видны повсюду. Но видно было и другое: раны на теле города и заводов настойчиво людьми залечиваются. Параллельно с восстановлением того, что было построено на Южной Магнитке перед войной, шло строительство новых цехов, дорог, жилья. Для этого нужны были огромные ресурсы: тысячи и тысячи тонн металлопроката, труб, цемента, сложнейшего технологического и энергетического оборудования, кабельной продукции, приборов. И Брызгунову по своей должности надлежало всем этим заниматься. И не только этим. Действующее производство требовало безостановочного обеспечения металлургических агрегатов сырьем, топливом, огнеупорами. Только их перечень занимал сотни страниц нескольких увесистых томов.

Увы, снабжение далеко не всегда было идеальным. Подводили заводы-поставщики, всплывали грубые ошибки в планировании, не всегда нормы расхода материалов отвечали местным реалиям. И тогда Антон Федорович отправлялся в дорогу, часто прямо с завода. Звонил домой Ольге Леонидовне: «К ужину не жди, еду…». Он мог уехать на несколько часов в Донецк или на сутки в Днепропетровск, или на много дней в Киев или в Москву. Ольга Леонидовна только вздыхала. За долгие годы она привыкла к частым командировкам мужа.

 

Антона Федоровича знали и, прямо скажем, уважали на самом высоком уровне. Приходилось слышать, что хаживал он по азовстальским делам, и не без успеха, к самому Косыгину. Так ли это? Впрочем, можно поверить. От знавших его людей приходилось слышать, что в Москве были у него приятели и в Госплане, и в Госснабе, из числа тех, кто вместе с ним трудился во время войны на Урале. Нужно думать, помогали они в решении проблем, возникавших у азовстальских металлургов.

Все годы, пока Брызгунов работал на «Азовстали», там непрерывно шло строительство: сначала восстановительное, потом были возведены новые доменные и мартеновские печи, пущены прокатные цехи — от блюминга до гигантского комплекса стана «3600». И если бы он хоть чуть-чуть был склонен к пафосу, мог бы сказать: «В каждом из этих объектов немалая доля моего труда». И это чистейшая правда. Но не любил замдир по КФЧ «Азовстали» лишних слов, тем более возвышенных.

При нем сменились три директора завода: Павел Исаевич Коган, Сергей Илларионович Тищенко, Яков Павлович Куликов. При четвертом, Владимире Владимировиче Лепорском, после восемнадцати лет совместной работы вышел на пенсию. Все эти люди были личностями с разными характерами, разными темпераментами, разной эрудицией. Естественно, что с приходом каждого из них к руководству во многом менялся стиль управления. Лишь Брызгунов как бы не замечал этого, оставался самим собой. Как всегда, обязательный, точный до педантизма в работе, независимый во взглядах и кристально честный в большом и малом. Все это устраивало всех названных директоров.

Антон Федорович просыпался очень рано, в пять часов утра он начинал накручивать диск телефона, чтобы связаться с предприятиями Дальнего Востока и Сибири. За два- три часа успевал переговорить с деловыми партнерами во всех часовых поясах страны. Только после этого пил чай и ехал на завод. К официальному началу своего рабочего дня он полностью представлял ситуацию по обеспечению производства всем необходимым.

Люди, которым довелось работать под началом Брызгунова на «Азовстали», через много лет после его кончины вспоминали, как высоко он ценил людей, добросовестно относившихся к работе, каким тактичным и заботливым был по отношению к сотрудникам. Бывая в командировках, он всегда жил в одном гостиничном номере с теми, кто его сопровождал в поездке, независимо оттого, какую должность, пусть самую маленькую, занимал его спутник. В таких случаях он становился простым и доступным человеком, всем своим поведением показывая, что никакой разницы между присутствующими нет и никакими преимуществами он не должен пользоваться.

Если у кого-нибудь случалась беда и нужны были срочно лекарства, Антон Федорович немедленно приходил на помощь. Его авторитет действовал в подобных ситуациях безотказно. Вместе с тем он мог послать «толкача» в далекий леспромхоз где-нибудь на Урале под самый Новый год, 30 декабря, например, он искренне верил, что ничего необычного в этом нет. Ведь поездка необходима для производства. А дело для него было превыше всего…

Антона Федоровича Брызгунова за заслуги в развитии черной металлургии наградили шестью орденами и многими медалями. Однако никто не видел, чтобы он их носил. Лишь в конце жизни решился сфотографироваться со всеми регалиями. Для чего? Может, в назидание потомкам?

Сергей БУРОВ

1998 г.

 

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий