Азовстальский почерк Владимира Лепорского

Понедельник, Октябрь 1st, 2012
Улица Лепорского, 1 известна во всем мире как официальный адрес одного из крупнейших предприятий Восточной Европы — открытого акционерного общества «Металлургический комбинат «Азовсталь». Эти два имени — «Азовсталь» и Лепорский — во всех странах, куда экспортируют продукцию мариупольского металлургического гиганта, звучат рядом. Это справедливо. Никому и никогда, пожалуй, не удастся перекрыть личный рекорд Владимира Владимировича Лепорского: на протяжении двадцати пяти лет, с 1956 по 1981 год, он являлся директором завода, во многом определив его мощь, традиции, характер и перспективы на десятилетия вперед.

 Это человек-легенда, чья биография могла бы стать украшением киносценария, романа или научного исследования; но сопротивляется сжатым рамкам газетной публикации. Если пунктиром, то: Владимир Владимирович Лепорский (15 января1911 г. — 15 августа1981 г.) родился в латвийском городе Либава (Лиепая). В 1933 году окончил Днепропетровский металлургический институт, после чего получил направление на Таганрогский металлургический завод. На «Азовстали» — с 1938 года, начальник смены в мартеновском цехе. Во время Великой Отечественной войны выполнял заказы на заводах Пермской области. После освобождения Мариуполя от немецко-фашистских захватчиков вернулся на «Азовсталь», где десять послевоенных лет бессменно работал начальником мартеновского цеха. «Причем по иронии судьбы — тринадцатым. Казалось бы, если верить предрассудкам, должен бы непременно свернуть себе шею. Было по-разному, но с шеей ничего не случилось», — напишет он в 1968 году в своей книге «Азовстальский почерк».

 

Лепорский становится главным инженером завода, а с 1956 года его директором и будет им до самой своей смерти, считая завод, которому верой и правдой служил 43 года, «незаменимым делом всей моей жизни». Организаторский гений, глубокое профессиональное, научное видение проблем, стоящих перед отечественной металлургией, проявились сполна в разработанной им концепции развития «Азовстали». Кристаллизатор технических и экономических идей, он обосновал новые подходы к решению актуальных проблем металлургии СССР. Непосредственно с его именем связано строительство второй очереди комбината: толстолистового стана «3600″, кислородно-конвертерного и электросталеплавильного цехов, а также цехов сортового стекла и мебели. При его участии был освоен выпуск рельсов, имеющих большой спрос на внутреннем и мировом рынках. Создана технология выплавки качественного передельного чугуна, получившая в мировой практике название «способ «Азовстали», и впервые в СССР освоено производство полуспокойных сталей из этого чугуна, организована полная комплексная переработка металлургических шлаков в строительные материалы.

 

Лепорский — созидатель не только производственных мощностей, но и социальной сферы комбината.

 

Автор более двадцати научных трудов: «хотя к степени кандидата технических наук я шел долго и трудно, через многие годы большой практической работы в металлургии». Удостоен звания Героя Социалистиче-ского Труда, орденов Ленина, Трудового Красного Знамени, Дружбы народов, «Знак Почета», многочисленных медалей; награжден польским орденом «Знамя Труда». Являлся делегатом нескольких партийных съездов в Москве и Киеве. Заслуженный металлург Украины, трижды лауреат Государственных премий СССР и УССР.

 

Родословное древо

 

Владимир Владимирович, безусловно, гордился своим происхождением, хотя вспоминал об этом довольно скромно.

 

Из книги «Азовстальский почерк»:

 

«Мои родители были интеллигентными, прогрессивно настроенными людьми. Отец, окончив историко-филологический факультет Тартусского университета, преподавал в реальном училище в латвийском городе Либава. Мать, уроженка Петербурга, знала несколько иностранных языков, увлекалась литературой и музыкой, учительствовала в частной женской гимназии. В империалистиче-скую войну учебные заведения Либавы были эвакуированы на Юг. Новым местом жительства семьи стал город Азов. Там в 1919 году родители стали членами партии большевиков, принимали самое активное участие в становлении на Дону Советской власти. Позже мать работала заведующей женотделом Северо-Кавказского крайкома партии, организовывала в Пятигор-ске первый съезд женщин-горянок, в Великую Отечественную войну была комиссаром военно-полевого госпиталя. В последние годы своей жизни родители занимались преподавательской и научной работой, имея степени кандидатов наук: отец — экономических, а мать — педагогических».

 

 

Ценнейшие документы семейного архива любезно предоставил в распоряжение редакции «ПР» внук Владимира Владимировича — Владимир Сергеевич Лепорский. Эти сведения публикуются впервые.

 

Матушка будущего директора «Азовстали» — урожденная Варвара Владимировна Лунина — дочь статского советника, директора Либавского реального училища Владимира Романовича Лунина. В «Формулярном списке о службе», составленном в апреле 1908 г., указаны знаки отличия, присвоенные ему Высочайшим указом «за отлично-усердную службу и особые труды»: ордена Святого Станислава 3-й и 2-й степени; ордена Святой Анны 3-й и 2-й степени и медаль в память царствования императора Александра III.
Восемнадцатилетняя Варенька Лунина в августе1908 г. обвенчалась с преподавателем Либавского реального училища (того самого, где директорствовал ее отец) Владимиром Ивановичем Лепорским — в семейном архиве хранится «Выпись из метрической книги о бракосочетавшихся».

 

Родословным древом Лепорских очень серьезно увлекалась и его вела заслуженный художник РСФСР Анна Александровна Лепорская — тетка директора «Азовстали». В составленном ею семейном древе значится Петр Иоаннович Лепорский — светило российского богословия, профессор С.-Петербургской Духовной Академии. И об Анне Александровне, и о Петре Иоанновиче Лепорском имеется обширная литература.

 

Чего, увы, не скажешь о нашем герое — Владимире Владимировиче Лепорском. В фондах Мариупольского краеведческого музея хранится всего лишь одна (!) и в одном экземпляре (!) книга — его «Азовстальский почерк». И ничего (!) о нем.

 

Строгий, но справедливый

 

Из воспоминаний журналиста «ПР» Семена Исааковича Гольдберга:

 

«В начале 60-х годов начинал я работать корреспондентом азовстальской многотиражки «За металл». И не раз, и не два доводилось мне наблюдать Лепорского в деловой, производственной обстановке. Большей частью происходило это на оперативках во время ремонтов доменных и мартеновских печей, и видел я при этом проявления его непростого характера. Но был он объективен. В связи с этим вспоминается такой случай.

 

На оперативке во время ремонта доменной печи кто-то из руководителей заводского УКСа — управления капитального строительства — едва началось совещание, обратился к директору: «Владимир Владимирович, газета «За металл» в своем материале написала, что идет не капитальный ремонт домны, а ее реконструкция, и в связи с этим Госбанк сразу прекратил финансирование ремонтных работ».

 

Здесь надо объяснить, что в то время, если производился капитальный ремонт металлургического агрегата, то за-траты оплачивало министерство, а если шла реконструкция, то финансировал из своих средств завод. Шутка ли — во время разгара ремонтных работ, где занята не одна строительно-монтажная организация и где сроки жестки, вдруг прекращается финансирование! В общем, понял я, что сейчас мне крепко достанется «на орехи» и под горячую руку директор «выдаст» по полной программе. Хотя, честно говоря, я ничего не перепутал.

Лепорский грохнул кулаком по столу и, гневно взглянув на ремонтников и уксовцев, гаркнул: «Болтуны, трепачи! Он (последовал энергичный жест в мою сторону) — что, сам выдумывает? Он пишет то, что говорите ему вы. А вы болтаете почем зря! Думайте, прежде чем говорить, и не пытайтесь свалить свою вину на кого-то».

 

…Прошло немало лет, в то время работал я уже в городской газете «Приазовский рабочий». Вместе с заместителем редактора Леонидом Богдановым и краеведом Львом Яруцким по случаю 35-летия Победы готовили мы к публикации тематические страницы «Мариуполь: 1941 — 1945 гг.». Мы попросили Лепорского принять нас и ответить на вопросы. Рассказать о том, какой путь прошел завод от его восстановления осенью 1943 года до мирных дней весны 1980 года.

 

Директор — Герой Социалистического Труда, лауреат Государственной премии СССР, кандидат технических наук — принял нас в своем кабинете в заводоуправлении. В большое окно, конечно, не вмещалась вся панорама «Азовстали». Но для того, чтобы видеть ее целиком, Владимиру Владимировичу не нужно было подходить к окну. В любое время суток мысленным взором он видел весь завод целиком и досконально знал каждое его звено.

 

В свои 70 лет — а это, согласимся, все-таки немало — он был еще полон сил и энергии, задумок и планов. Между тем неумолимая судьба уже отмерила ему срок жизни — через год после нашей встречи — 15 августа 1981 года Владимира Владимировича не стало. Кажется, весь город пришел проститься с ним и проводить в последний путь».

 

Без галстука

 

Человек — завод, человек — улица, человек — легенда для одних, Владимир Владимирович Лепорский — просто дед для своего внука Владимира Сергеевича Лепор-ского. И внук — наш сегодняшний собеседник. Родился в 1966 году. Окончил Ждановский металлургический институт по специальности «Технология машиностроения». Занимается бизнесом, связанным с ремонтом металлургического и энергетиче-ского оборудования. Женат. Сыну Сергею 9 лет.

 

-Владимир Сергеевич, а каким был Владимир Владимирович Лепорский в домашней обстановке, как сейчас принято говорить «без галстука»?

 

-Дед, как я помню его с детства, при такой занятости всегда находил для нас, домочадцев, минуту внимания. Мы жили на улице 1 Мая, 57, в частном доме возле музея Жданова (сейчас музей этнографии).

 

Но даже дома дед был неотрывен от комбината. В его кабинете установили телефоны прямой связи с правительством СССР и диспетчерской завода. Когда появилась дача — одна из первых на Белосарайской косе, рядом с начальником Азовского морского пароходства Нидяком, — дед решил и там установить радиостанцию. На даче он бывал раз пять. Но и в эти короткие разы все равно не мог оторваться от комбината ни на секунду.

 

Утро деда начиналось очень рано. Часов в 6 он выходил на азовстальскую водную станцию, им же и построенную. Очень любил море, очень любил яхты, которые он приобрел для детей. До сих пор, кстати, этот флот яхтенный, латаный — перелатаный, существует. Капитально после деда его никто не обновлял.

 

- Как бабушка выдерживала его характер, очень непростой, резкий и прямолинейный, судя по воспоминаниям?

 

- Я никогда не слышал, чтобы дома дед повышал на кого-то голос. Бабушка, Мария Николаевна, была родом из Таганрога, из простой семьи. Они познакомились в Ростове на каких-то курсах повышения квалификации. Бабушка была домохозяйка, настоящая хранительница очага, она всю жизнь посвятила своему мужу: дед всегда как новая монета блестел.

 

- Как сложилась судьба вашего отца?

 

- Металлургичнее и не придумать: закончил Ждановский металлургический институт. Естественно, тогда на «Азовсталь», где директором был его отец, не было принято, чтобы поступил на работу сын. Работал на комбинате имени Ильича, начал с подручного сталевара. Потом — начальник мартенов-ского цеха, главный сталеплавильщик, заведующий лабораторией НИИ Черной металлургии, Днепропетровский институт металла. А в 1985 году его пригласили в министерство металлургии СССР на должность помощника министра черной металлургии, а потом уже и металлургии СССР Колпакова Серафима Васильевича. И на этой должности он работал вплоть до 1991 года, пока страна не развалилась. Впоследствии Колпаковым, отцом и рядом других металлургов был создан Международный Союз металлургов. Он существует доселе, Серафим Васильевич — его президент. А отца недавно, 7 апреля, на Благовещение, не стало.

 

Вот такой у него путь… Он много добра сделал для города, людям. Работая в министерстве, отстаивал интересы мариуполь-ских металлургических комбинатов — это естественно. И когда комбинат имени Ильича выделил ему деньги, 6 тысяч долларов, на лечение как своему бывшему специалисту (отец не звонил, позвонил Колпаков Владимиру Семеновичу Бойко, тот говорит — не вопрос), отец, к сожалению, не успел ими воспользоваться. Ему делали уже третью химиотерапию. Отцу было всего 68 лет…

 

- Владимир Владимирович — создатель многих социальных проектов. Что это для него значило, по вашим наблюдениям?

 

- Дед очень трепетно относился ко всему, что было связано с брэндом «Азовстали». Кстати, и саму идею создания торговой марки он привез из Японии, где увидел, что все крупные предприятия имеют свой сжатый, узнаваемый логотип. Он предложил идею, и в коллективе придумали знак «АС», который навсегда теперь ассоциируется с заводом.

 

Прекрасный экономист, он понимал, что кроме цифр есть и другие аспекты, поэтому создал азовстальский хрусталь, ставший узнаваемым знаком не только завода, но и Мариуполя. При деде великолепный азовстальский бестер, осетровые разводились в Широкино, там был свой колхоз. Кто купил первые чеш-ские троллейбусы для города? Комбинат «Азовсталь», когда чехи строили стан «3600″. Лучшие аттракционы для детей самые первые в городе появлялись в азовстальском парке. Лучший пансионат в Ялте — азовстальский, каждый цех его благоустраивал. Дед любил объезжать свое хозяйство и брал меня с собой.

 

- А как проходили семейные праздники? Какие напитки Владимир Владимирович предпочитал?

 

- Любил чешское пиво «Будвар». Не только деду его привозили чехи при строительстве стана «3600″, но и мариупольцы впервые узнали вкус настоящего пива именно в то время. Признавал армянский коньяк. Водку не любил.

 

На праздники в доме накрывался большой стол. Если это было 1 Мая или 7 ноября — дед возвращается с демонстрации, вся семья собирается за столом. Бабушка готовила сама, прислуги не было. Доставала парадный сервиз — все спокойно и чинно. Дед не любил шумных застолий.

 

- Семья почувствовала изменение отношения к себе после смерти директора?

 

- С августа 1981 года прошло больше 25 лет, но дедовский авторитет по-прежнему с нами. Никогда никто не отвернулся. Есть улица Лепорского, был теплоход «Владимир Лепорский», была мемориальная доска на бывшем здании отдела кадров. Теперь, правда, здания нет, и все никак не могут определить, куда же поставить бюст дедовский с этой доской. Но я думаю, что к 75-летию комбината этот вопрос решится все-таки.

 

- Хотели бы вы видеть своего сына продолжателем династии металлургов?

 

- Династия прослеживается не только по моей линии, но и по линии моей жены. Наталья — прокатчик, заведующая лабораторией в Приазовском государственном техническом университете. Тесть Василий Ильич Капланов — доктор технических наук, профессор, заведующий кафедрой проката ПГТУ. Кем быть сыну — вопрос не возникает.

 

Людмила Кудрина,

«Приазовский рабочий».

 

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий