Беженцы в Мариуполе: век назад

Воскресенье, Июль 5th, 2015

20 июня отмечался Всемирный день беженцев и вынужденных переселенцев, утвержденный резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 15 лет назад. В настоящее время на планете зарегистрировано около 20 миллионов беженцев и 25 миллионов внутренне перемещенных лиц.

Сегодня эта проблема, как никогда, актуальна для Украины и для Мариуполя, в частности. По данным Общества Красного Креста Украины, которые сообщила заместитель председателя Мариупольской городской организации И.А. Зарубина, с мая прошлого года в нашем городе было зарегистрировано 76 тысяч переселенцев, более 67 тысяч обездоленных получили материальную помощь.

Мариуполь впервые столкнулся с проблемой беженства ровно сто лет назад в ходе Первой мировой войны. Если в 1914 году это негативное явление проявлялось в виде добровольных переселенцев с территории Королевства Польского, то летом-осенью 1915 года началось массовое перемещение беженцев в тыловые губернии России, на территорию современной Украины. В Черниговскую, Полтавскую, Екатеринославскую, Харьковскую, Херсонскую губернии прибывали беженцы из Волыни, Подолья, Буковины, Гродненщины, Холмщины, Прибалтийских владений. Это были украинцы, русские, белорусы, поляки, немцы, латыши, литовцы, эстонцы, евреи, чехи, словаки, молдаване, румыны, сербы и представители других национальностей.

Летом перемещение их осуществлялось в основном гужевым способом. Осенью и зимой – по железной дороге. При этом наиболее мощными узловыми станциями стали Харьков и Екатеринослав. Из губернского города прибывших распределяли по населенным пунктам. Состоянием на 20 декабря 1915 года в пределах Екатеринославской губернии размещалось 222 тысячи беженцев, что составляло самый высокий процент по империи в целом.
Первая крупная партия пострадавших от военных действий появилась в Мариуполе в марте 1915 года. Это были 500 человек немецких колонистов из приграничной полосы. Их временно разместили в одном из ночлежных домов и в гостинице «Петербург» на улице Георгиевской. На Слободке в Пушкинской школе для них был оборудован врачебный пункт.

В мае-июне город принял три тысячи евреев, вышедших из прифронтовых районов. В связи с этим из Петрограда прибыл санитарный отряд в составе двух «зауряд-врачей, фельдшерицы и питательницы». Одну треть евреев-переселенцев составляли дети. Среди них, вероятно, был и Тевье Ген, будущий известный советский писатель, уроженец литовского местечка Шадовоб.
18 сентября в Мариуполь поступило более двух тысяч беженцев. Часть из них осталась в городе, большинство было распределено на жительство в села уезда. Всего с начала августа до 19 сентября через город прошло 29 тысяч 388 человек.
По данным Мариупольской земской управы, к концу 1915 года в уезде находилось почти 40 тыс. переселенцев, что составляло около 12 процентов всех жителей. Это привело к значительному росту плотности населения. «Трудно найти семью, в которой не было бы их, и совершенно невозможно найти целых свободных помещений…» – отмечалось в докладе земской управы. Население Мариуполя увеличилось на 10 тысяч человек. Для города, в котором накануне войны проживало около 60 тысяч, это было большой проблемой.

Схема обслуживания переселенцев была следующей. Все поезда, направляющиеся в Мариупольский уезд, сначала прибывали в Мариуполь, где в течение пяти дней люди подвергались регистрации, медицинскому осмотру, изоляции больных, дезинфицировались вещи. Для этого было создано 18 убежищ. Далее они направлялись в места окончательного расселения.
Уезд был разделен на 11 районов, каждым из которых заведовал особый уполномоченный. На местах также создавались волостные комитеты. Их членами были не только должностные лица, но и общественные деятели.
Порядок изменился, когда в город стало прибывать по несколько поездов одновременно (по тысяче человек и более в каждом), когда заполнились все школы и приспособленные помещения, даже вокзал и прилегающая территория. Поезда начали разгружать на станциях близ мест расселения. Медицинский осмотр проводили участковые врачи, но пятидневного карантина уже не было, а это приводило к вспышкам инфекционных заболеваний.
Делами прибывших занимались различные организации, прежде всего Всероссийский Земский Союз. Юридическое бюро выдавало виды на жительство, выясняло местонахождение эвакуированных правительственных и общественных учреждений, принимало меры к розыску пропавшего багажа и др.

В ноябре 1915 года был учрежден городской комитет помощи беженцам, в порту действовало аналогичное попечительство. Для помощи евреям было организовано специальное бюро, которое не только решало проблемы расселения, питания, но и создавало рабочие места для трудоспособных евреев. С этой целью, например, в декабре 1915 года на Большой Садовой улице была открыта белошвейная мастерская.
Для питания беженцев были организованы столовые. Одну финансировал город, одну – Общество попечения о бедных, две – порт. Во всех убежищах работали «кипятильники». Были установлены нормы продовольственного пайка: 6 руб. в месяц для взрослого и 3 руб. – для ребенка. Также выдавалось 3-6 руб. для отопления и 9 рублей – на голову скота. Много это или мало, поможет определить примерный перечень цен, действующих в 1915 году. Например, утка стоила 40 коп., курица – 30 коп., килограмм говядины по нынешним меркам – 25 коп. Средняя по государству заработная плата рабочего составляла 34,5 руб.
Беженцы на территории Украины находились до конца войны. Процесс реэвакуации растянулся до середины 20-х гг. прошлого века. Некоторые переселенцы не стали возвращаться домой. Для них Мариуполь стал второй родиной.

Раиса БОЖКО, заместитель директора Мариупольского краеведческого музея
«Приазовский рабочий»

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий