Благотворительность в старом Мариуполе

Вторник, Август 9th, 2011

В словаре русского языка С. И. Ожегова, изданном на исходе предыдущей эпохи (1986), слово «благотворительность» толкуется таким образом: «В буржуазном обществе: оказание частными лицами материальной помощи бедным из милости». А в Большой Советской Эн­циклопедии понятие «благотворительность» вообще отсутствует. Нет, в сущности, благотво­рительных обществ и в современном Мариуполе, давно уже нет, более восьмидесяти лет. А ведь до исторического выстрела «Авроры» они были, и в немалом количестве. Вспомнить об этом, когда страна двинулась вспять от развитого социализма к пока еще непонятно, к какому «изму», своевременно и полезно.

День белой ромашки в Мариуполе 20 апреля 1912 г.

У меня нет и тени намерения идеализировать дореволюционное прошлое в укор совет­скому времени или нынешнему безвременью. Более того, скажу прямо: мариупольские куп­цы и прочие толстосумы были скупы до скаредности. Что «благотворительность» состоит из двух корней: творить благо — это объяснять излишне, так как толкование лежит, как говорит­ся, на поверхности. Так вот, творить благо мариупольские богачи не очень-то были склон­ны. Чтобы не быть голословным, приведу строчки из старинного — 1892 года — источника: «С грустью приходится признать, что благотворительность в г. Мариуполе совершенно не развита. Даже незначительный в сравнении с Мариуполем чисто русский город имеет хотя бы одно богоугодное заведение; между тем в Мариуполе нет даже богадельни или какого-нибудь приюта для призрения престарелых и увечных лиц».

Читатель наверняка признает автора приведенных строк излишне самокритичным, если учесть, что именно в то время, то есть более 100 лет назад, местный богач Давид Александ­рович Хараджаев пожертвовал 30 000 рублей на строительство больницы (это здание из красного кирпича функционирует и поныне в составе разросшейся горбольницы № 3), дал деньги на издание неувядаемой книги «Мариуполь и его окрестности», опекал гимназии и прочие общественные учреждения.

И все же автор был прав, когда писал: «Частная благотворительность в городе до сих пор себя не проявила». Правда, сегодня, когда в Мариуполе нет ни одного благотворительного общества, скромные деяния тогдашних местных благотворителей — конца девятнадцатого и начала двадцатого веков — представляются впечатляющими.

Мариупольское Благотворительное Общество возникло в незапамятные времена, но устав его официально был утвержден Министерством внутренних дел лишь 13 января 1876 года. В начале 1892 года в нем состояло 4 почетных и 178 действительных членов. Во главе его стоял уже упоминавшийся Давид Александрович Хараджаев. Доходы этого Общества со­ставлялись из членских взносов (в размере 3 рублей), пожертвований, пособий от Городской Думы. Дамы и девицы бомонда (они, по обычаям того времени, конечно, не работали) уст­раивали спектакли, концерты, елки с лотереями, что тоже пополняло кассу Общества. Зани­мались они также «продажей конвертов взамен праздничных визитов» — это я расшифро­вать не смог; речь, видимо, идет об обычае того времени, нами уже наглухо забытом.

Как бы то ни было, но за 1891 год, например, поступило 2757 руб. 11 коп., что по тог­дашним ценам было совсем немало. На эти средства выдавались постоянные пособия 117 лицам, единовременных пособий — 191, отпущены были деньги на похороны бедных и на другие расходы.

Делами заворачивал комитет, который состоял из председателя, казначея, секретаря и 16 членов. Все работали, разумеется, на общественных началах.

Город был разделен на восемь участков, каждый из которых находился под наблюдени­ем двух членов комитета. Осенью и зимой комитет заседал раз в неделю и рассматривал заявления просителей.

В последней четверти XIX века в городе функционировало Общество пособия воспи­танникам Мариупольской Александровской гимназии. Оно было основано первым дирек­тором гимназии Ф. А. Хартахаем, но ее устав был утвержден (1881), и открытие состоялось (1882) уже после кончины Феоктиста Аврамовича. Оно вносило плату за обучение «недоста­точных», как тогда выражались, учеников, снабжало их одеждой и обувью. Немало разно­чинцев — детей крестьян, ремесленников, рабочих, мелких торговцев — получили доступ к знаниям, благодаря Обществу, основанному Ф. А. Хартахаем. За годы советской власти, ког­да, по существу, все, касающееся жизни и деятельности граждан, было сосредоточено в руках государства, мы изрядно прониклись иждивенческими настроениями и даже сегодня, когда социальные условия резко изменились, все еще требуем от державы: заплати, дай, сделай, обеспечь. И странно читать в старинных источниках, что даже такое дело, как спасение уто­пающих было делом самих утопающих, как острил незабвенный Остап Бендер, казна не тра­тила ни копейки, хотя Всероссийское общество спасения на водах было под покровитель­ством самой императрицы. Святейший Синод разрешил ежегодно 9 мая (в день святого чу­дотворца Николая) производить в православных церквах сбор в пользу Общества. На эти средства оно в основном и существовало.

В Мариуполе Общество спасения на водах начало функционировать в 1882 году, во гла­ве правления стоял вездесущий Д. А. Хараджаев. Казначеем был владелец книжного магази­на С. И. Приходько-Пыхненко, а секретарем — известный в Мариуполе того времени А. В. Дьяченко-Белый.

В старом Мариуполе активно работали еврейские благотворительные учреждения. На­зову Погребальное братство, основанное в 1847 году.

Местный историк XIX века А. Ф. Петрашевский писал: «После смерти какого-либо чле­на еврейской общины служка Погребального братства с кружкой в руках обегает всех евреев с возгласом: «Благотворение спасает от смерти», и каждый еврей бросает в кружку монету. Затем к покойнику являются старики Братства и, если он бедный человек, то хоронят его за счет Братства…»

На общественных началах существовал также приют для бедных евреев на Харлампиевской улице напротив главной синагоги. В этом приюте верующие евреи могли получить бесплатный ночлег и пребывание, кормились же они по запискам старосты у зажиточных единоверцев.

В канун революции 1917 года в городе действовали: Общество греков, потомков выход­цев из Крыма, Общество взаимной помощи. Общество трезвости. Мариупольское отделе­ние попечения о тюрьмах, Общество пособия бедным, Греческое благотворительное об­щество, Общество помощи ремесленникам иудейского вероисповедания беспроцентной ссудой.

Сейчас в Донбассе действует региональный благотворительный фонд «Золотой Скиф». В Мариуполе же, насколько мне известно, нет ни одного благотворительного общества.

Предвижу возражение: благотворительностью хорошо заниматься в богатой стране, мы же сегодня по преимуществу бедные и нищие. Что ж, бедных и нищих у нас действительно с избытком. Но есть и богатые люди, даже очень богатые. Вот им и следовало бы заняться благотворительностью. А Верховной Раде принять, наконец, закон, освобождающий сред­ства, выделенные на благотворительные цели, от налогообложения.

После публикации этой главы в «Приазовском рабочем» были уточняющие звонки, бла­готворительные общества в Мариуполе есть. Например, «Благородный самаритянин» и дру­гие.

Но построены они, как правило, на основе подачи иностранных доброхотов и местных меценатов. А вот по схеме благотворительных обществ старого Мариуполя — членские взно­сы, доходы от предпринимательской деятельности и пр. — сегодня в городе не работает ни одна организация.

Лев Яруцкий

«Мариупольская старина»

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий