Борис ТОРГОВИЦКИЙ

Пятница, Январь 4th, 2013

(Эта статья первоначально была опубликована на сайте 12 ноября 2012 года)

Времени было угодно сохранить для будущих поколений пол-листика пожелтевшей бумаги, на одной стороне которой отпечатан приказ наркома Тевосяна № 275 от 10 сентября 1943 года о возобновлении деятельности завода «Азовсталь» и о назначении П.И. Когана его директором, а И.Н. Романько — главным инженером.

Им и еще одиннадцати специалистам — их фамилии оттиснуты на обратной стороне приказа — предписывалось проверить состояние предприятия и в двухнедельный срок представить в наркомат предложения «о порядке, сроках и очередности восстановления завода».

Внимательный читатель, вероятно, заметил, что приказ №275 подписан в день освобождения Мариуполя от немецко-фашистских захватчиков. Через день после этого события рано утром 12 сентября тринадцать азовстальцев, упомянутых в приказе наркома, стояли на площадке у обгорелого остова бывшего заводоуправления. Среди них был и Борис Самойлович Торговицкий.

Директору не пришлось тратить время на распределение обязанностей. Каждый знал, чем ему предстоит заниматься: Шаповалову и Валуеву — восстанавливать энергетическое хозяйство, Валенко — заводской транспорт, Кочеткову — доменный, а Лепорскому — мартеновский цех, Торговицкому — организовать бухгалтерский учет.

К работе приступили, не теряя ни минуты. В этот же день на площадку стали сходиться азовстальцы, пережившие оккупацию. Борис Самойлович увидел среди них несколько женщин, с которыми довелось ему работать еще до эвакуации. С ними-то он и занялся инвентаризацией уцелевшего имущества завода. Так началась деятельность Б.С. Торговицкого на посту главного бухгалтера «Азовстали», которая продолжалась десять лет.

За этот период времени при его непосредственном и активном участии практически с нуля был воссоздан надлежащий учет материальных и денежных средств одного из крупнейших металлургических заводов страны. Четкая работа бухгалтерии — а она проходила в невероятно тяжелых условиях, когда не хватало самого необходимого, когда голодали люди, — сыграла не последнюю роль в восстановлении завода…

Это в наши дни профессия бухгалтера стала популярной и в чем-то даже престижной, а в прошлом ее приобретали, скорее, в силу сложившихся обстоятельств, чем по призванию. Впрочем, для некоторых людей она постепенно превращалась в дело интересное, дело всей жизни. Так случилось и с героем нашего повествования.

Борис Торговицкий родился в 1893 году в Мариуполе, в семье, где, как говорил классик, было много детей и мало достатка. Его отец — грузчик и возчик на хлебных ссыпках — хоть и трудился на хозяев от зари до зари, так и не обзавелся ни собственной лошадью, ни собственной телегой, ни тем более собственным домом. Впрочем, заработка хватало на пропитание, аренду жилья — небольшой саманной хатенки на Фонтанной улице, на покупку кое-какой одежонки и даже на оплату учебы Бориса.

Большой удачей в семье считалось, что старший сын Рафаил обучился сапожному ремеслу и мог обеспечить себя хлебом насущным, а Борис успешно окончил в 1910 году шесть классов реального училища Гиацинтова и одновременно Санкт-Петербургские заочные бухгалтерские курсы. Борису хотелось учиться и дальше, поступить в университет, стать врачом или адвокатом, но для этого надо было иметь по меньшей мере документ об окончании гимназии, иначе к приемным испытаниям не допускали. Ему удалось экстерном сдать экзамены за шесть из восьми классов этого учебного заведения, но на полный курс не хватило духу. Нужно было иметь деньги на репетиторов и время. А у Бориса не было ни того, ни другого. Пришла пора не только обеспечивать себя, но и помогать семье. В 1910 году его берут на должность счетовода в Общество взаимного кредита — некое подобие известной нашим современникам кассы взаимопомощи…

В 1914 году, как известно, началась империалистическая война. Братья Торговицкие по повесткам явились на призывной пункт, там они прошли медицинскую комиссию, Бориса признали негодным для воинской службы из-за прогрессирующей близорукости, Рафаила же отправили в действующую армию. Ему пришлось участвовать во многих кровопролитных сражениях, в одном из них немцы применили боевые газы. Рафаил отравился, но выжил. Последствия перенесенной газовой атаки сказались позже. Поврежденные легкие не выдержали атаки бациллы Коха: Рафаил умер сравнительно молодым от туберкулеза — болезни, в прежние времена практически неизлечимой.

В год начала мировой войны ушел из жизни глава семьи Торговицких. Рафаил был на фронте. Теперь все заботы о матери и сестрах легли на плечи Бориса. Он много и упорно работал в Обществе взаимного кредита, члены правления которого оценили усердие молодого сотрудника и вскоре назначили его заместителем главного бухгалтера. Тогда ему едва исполнилось двадцать лет.

На этой должности Бориса Торговицкого застали Октябрьская революция и последовавшая за ней гражданская война. Декретом советского правительства все частные банки и их отделения на всем пространстве бывшей Российской империи национализировались. Для выполнения этой акции в нашем городе Мариупольский окружной финансовый отдел выбрал из множества местных счетных работников молодого, но уже пользовавшегося авторитетом, грамотного и добросовестного бухгалтера Бориса Торговицкого. Часть 1920-го и почти весь 1921 год он работал в ликвидационной комиссии.

Потом ему пришлось по разным причинам сменить несколько организаций. А с 1934 года судьба связала его с Южной Магниткой. Именно с этого времени Борис Самойлович начал трудиться в качестве заместителя заведующего расчетно-финансовой бухгалтерией строительства «Азовстали», преобразованной позже в бухгалтерию завода.

Он был доволен собой: к своим сорока восьми годам достиг солидного служебного положения, вполне обеспечил семью материально, Сима, его старшая дочь, стала студенткой Московского химико-технологического института им. Менделеева, младшая, Дора, успешно училась в школе и, нужно сказать, подавала хорошие надежды. Жизнь вошла в четкое, размеренное русло. В будни — работа допоздна. Зато утро выходного дня он посвящал чтению, а вечер — давнему своему пристрастию — музыке, если, конечно, жена в этот вечер не дежурила в аптеке. Эсфирь Давидовна была фармацевтом и работала посменно. Вот тогда супруги Торговицкие наряжались в лучшие одежды и отправлялись в зимний театр на проспекте Республики или в Городской сад в театр летний, чтобы послушать концерт скрипача-виртуоза, столичного пианиста, а еще лучше — симфонический оркестр. Строгий и педантичный бухгалтер был страстным поклонником классической музыки.

Тот жизненный уклад, который многолетним трудом, ценою многих лишений, вопреки превратностям тогдашней исторической эпохи построил Борис Самойлович для себя и своей семьи, был разрушен в один день, по иронии судьбы — в день его рождения…

Воскресенье 22 июня 1941 года. Как только из репродуктора-«тарелки» прозвучали последние слова выступления В.М. Молотова о нападении Германии на Советский Союз, Торговицкий поспешил на завод…

К вечеру следующего дня из Днепродзержинска приехала Сима. Там она была на практике. Практику прервали, студентов отпустили по домам. Племянников Бориса Самойловича призвали в действующую армию, муж его сестры, Борис Берлин, ушел в ополчение. Сима устроилась работать на «Азовсталь». Сводки Совинформбюро становились все тревожнее. Прошло сто восемь дней войны.

Вечером 7 октября Борис Самойлович и Сима почти бегом возвратились с завода. Едва переступив порог, глава семейства велел жене и дочерям собрать самое необходимое в дорогу. На улице их ждал грузовик, в кузове которого уже сидели несколько семей работников «Азовстали». Погрузились и Торговицкие. Когда приехали на территорию завода, там уже было немало людей, приготовившихся к эвакуации. Никто не знал, как и когда будут покидать город.

Ночь провели в тревожном ожидании в бомбоубежище.

С утра 8 октября через завод на восток начали продвигаться небольшие группы красноармейцев. Усталые, многие с перебинтованными ранами. Создавалось впечатление, что двигались они каждый сам по себе. Среди азовстальцев прошел слух: немцы в городе.

Толпа двинулась к площадке, где стоял необычный поезд: к нескольким паровозам были прицеплены платформы с оборудованием и теплушки, наскоро приспособленные для перевозки людей. Спешно погрузились. Странный поезд двинулся, постепенно набирая скорость. На станции Сар- тана эшелон обстреляли вражеские пулеметчики. К счастью, никто из паровозных бригад и пассажиров не пострадал.

Долго, очень долго продвигался эшелон на Урал. Он пропускал воинские составы, спешившие на фронт, не раз попадал под бомбежки — особенно жестокие были на станции Иловайск и на подходах к Сталинграду. Наконец достиг Лысьвы — небольшого городка на Северном Урале, образовавшегося вокруг металлургического завода еще в середине XVIII века.

Торговицкий устроился работать бухгалтером в местный механико-металлургический техникум. В мае 1942 года по приказу наркомата его переводят в Добрянку, город, расположенный в нескольких десятках километров от Лысьвы, на металлургический завод, основанный еще графом Шереметевым, на должность главного бухгалтера. Именно с Добрянского завода его командировали в сентябре 1943 года в Свердловск, а затем, как об этом уже было сказано, в только что освобожденный от гитлеровцев Мариуполь.

Там, на Урале, Борису Самойловичу часто снился Мариуполь, его улицы с побеленными известью домами и цветущими в начале лета акациями, небольшой, но такой уютный Городской сад с эстрадой-раковиной, на которой в летние вечера играл духовой оркестр, старый базар с рыбными прилавками, на которых, блестя серебристой чешуей, лежали обильные дары Азовского моря. Он тосковал по родному городу. Иногда ему казалось, что готов пешком идти домой.

И вот он в городе, где родился и прожил без малого полстолетия. То, что он увидел, нельзя было представить даже в кошмарном сне: удушливый запах гари стелился над тем, что раньше было домами, школами, больницами. Среди прокопченных стен тут и там еще тлели угли. Еще более ужасными были известия, которые ему поведали знакомые, пережившие оккупацию.

Слухи, доходившие в далекий уральский город Добрянку, увы, подтвердились. Его родная сестра с двумя дочерьми, совсем молоденькими девушками, разделили трагическую участь нескольких тысяч мариупольских евреев, расстрелянных гитлеровцами 20 октября 1941 года у противотанкового рва близ Агробазы. Ее муж, ополченец Борис Берлин, был сражен вражеской пулей в одном из ожесточенных боев где-то на Киевском направлении. Стало известно, что племянник Бориса Самойловича, политрук батареи береговой охраны главной базы Черноморского флота Абрам Торговицкий, погиб в августе 1942 года при обороне Севастополя. А другой племянник, военный инженер, выпускник Ленинградского военно-механического института Моисей Слуцкий, сложил голову в сорок третьем под Харьковом…

Горечь невосполнимых утрат Борис Самойлович заглушал работой, работой по двенадцать-четырнадцать часов в сутки без выходных и отпусков. Впрочем, ничего особенного в этом он ни тогда, ни позже — уже после войны — не усматривал. С таким же напряжением работали миллионы тружеников тыла.

Добросовестная работа бухгалтера Торговицкого была отмечена правительственными наградами: медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», «За трудовое отличие», «За трудовую доблесть», «За восстановление предприятий черной металлургии Юга».

 

К1953 году, когда Борису Самойловичу исполнилось шестьдесят, на заводе «Азовсталь» были не только восстановлены разрушенные во время войны цехи, но и построены новые: обжимной, рельсобалочный, рельсовых скреплений, аглофабрика, вот-вот должен был быть пущен в эксплуатацию крупносортный цех. Торговицкий всегда трезво смотрел на вещи. Работы в главной бухгалтерии прибавляется, но одновременно прибавляются его годы, а сил становится все меньше. Он пишет заявление с просьбой освободить от должности главного бухгалтера «Азовстали». Просьбу удовлетворяют и тут же предлагают занять вакансию заместителя главного бухгалтера по контролю и методологии учета. Торговицкий соглашается. Это то, что ему сейчас надо: ответственности меньше, зато есть возможность передать свой многолетний практический опыт молодым сотрудникам. Как-то незаметно пролетели почти четыре года. Торговицкий окончательно решил уйти на заслуженный отдых. 1 марта 1957 года он получил окончательный расчет.

Сколько себя помнил, Борис Самойлович напряженно трудился. На протяжении многих лет после основной работы на заводе «Азовсталь» он преподавал на курсах бухгалтеров. Их название и подчиненность менялись, оставалось одно — тщательно подготовленные лекции, построенные на примерах финансовой деятельности реальных предприятий. И вот появилась бездна свободного времени.

Конечно, как всякий деятельный человек, он очень скоро нашел ему применение: много внимания уделял своим внучкам, много читал, начал собирать библиотеку. А для этого требовалось прилагать немалые усилия. Чтобы подписаться на какое-нибудь издание, Борис Самойлович порой с вечера занимал очередь у стен книжного магазина и дежурил до его открытия, не считая это время потерянным: ночь быстро пролетала в беседах с такими же страстными любителями книги, как и он сам.

Правда, с годами оставалось все меньше сил, начали одолевать недуги. 7 ноября 1972 года бывший главный бухгалтер завода «Азовсталь» Борис Самойлович Торговицкий скончался.

Сергей БУРОВ

2001г.

 

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий