Братья Кеннеди в Мариуполе

Воскресенье, Ноябрь 10th, 2013

Уверен: стань я с микрофоном в самом бойком месте Мариуполя и задавай прохожим вопрос: «Кто построил завод «Никополь», нынешний комбинат имени Ильича?», тысячи лю­дей, как будто им всем выдали одинаковый текст, ответили бы:

—   Не знаю.

А если бы я сказал им, что завод Никополь-Мариупольского общества лет 100 тому на­зад возведен по проекту инженера-конструктора Кеннеди, то меня наверняка спросили бы: «Из того самого клана, который дал США ее 35-го президента?». И тогда бы настал мой черед ответить:

—   Не знаю.

Не знаю потому, что в наших справочниках, созданных в период ожесточенной борьбы с «низкопоклонством перед Западом», когда анекдотчики не без остроумия утверждали: «Рос­сия — родина слонов», это имя появиться там не могло. Что же касается знавших, кто такой знаменитый конструктор Кеннеди, то они, опасаясь серьезных неприятностей, не рисковали упоминать эту фамилию «в своих святых молитвах». Потребовались десятилетия, чтобы по­зорная болезнь эта порассосалась, и деятельность американцев в Мариуполе конца XIX века наконец-то рассекретили. И в академическом издании («Развитие металлургии в Украинской ССР», Киев, издательство «Наукова думка», 1980, с. 66) мы прочитали признание сквозь зубы: «Никополь-Мариупольский завод строился по проекту американца Кеннеди». Ни инициа­лов, ни прочих подробностей.

Так, наверное, и остались бы в неведении о человеке, который стоял у истоков черной металлурги в нашем достославном Мариуполе, если бы не писатель Александр Бек (1903- 1972). Тот самый, который во время войны прославился блестящей повестью «Волоколамс­кое шоссе», а посмертно — антисталинистским романом «Новое назначение». А до этих сво­их вершинных произведений он, к счастью, занимался прославленным доменщиком Михаи­лом Константиновичем Курако, и от Александра Альфредовича, собственно, я и узнал все, что касается пребывания в Мариуполе братьев Кеннеди — Джулиана и Вальтера.

По возрасту они вполне могли быть и отпрысками Патрика Кеннеди, который в 1850 году, спасаясь от голодной смерти из охваченной неурожаем Ирландии эмигрировал в США. где стал родоначальником клана, прославленного братьями Джоном, президентом Америки, Робертом, убитым в канун его вполне вероятной победы на президентских выборах, и сена­тором Эдвардом Кеннеди. Однако мне не удалось найти доказательства кровного родства этих братьев нашими, мариупольскими, братьями Кеннеди. Да я и не особенно искал, пото­му что «наши» — они тоже знаменитые и прославленные.

Американцы называют Джулиана Кеннеди великим инструктором. Александр Бек, рас­сказывая о металлургическом заводе «в теплом городе Мариуполе», пишет: «Джулиан Кенне­ди был знаменит. Решающие конструкции печей (доменных. —JI. Я.) носили его имя. За­сыпные устройства — системы Кеннеди. Охладительные приборы — системы Кеннеди. Каупера — системы Кеннеди. Джулиан Кеннеди был самым талантливым американским доменщиком-инженером, конструктором, строителем».

Во время строительства на Никополь-Мариуполь-завод приехал Михаил Александро­вич Павлов, впоследствии выдающийся ученый, академик, заслуживший неофициальный титул — «отец русской металлургии». «Осмотр завода, — пишет он в своих воспоминаниях, — мы начали с доменной печи № 2 (№ 1 уже работала). Подходя к печи, я увидел груды кирпича розоватого цвета.

—   Откуда этот кирпич?

—   Из Америки.

—  Зачем было везти этот кирпич из Америки? Судя по цвету, он хуже того, какой можно было приобрести в Германии.

Ган (об этом инженере я писал в I томе «Мариупольской старины». — Л. Я.) объяснил, что американцы не доверяют огнеупорным материалам, сделанным вне США. Они целиком перевезли оборудование доменных печей из Америки, привезли оттуда и огнеупорный кир­пич, хотя это дорого и невыгодно для завода».

Да, американцы пригнали в Мариуполь океанский пароход, на котором перевезли тру­бопрокатный завод в полном комплекте, вплоть до последней заклепки. Этот эпизод по­лучил всероссийский резонанс. Весть о нем дошла и до сибирской глуши: Ленин упомина­ет о нем в своей книге «Развитие капитализма в России», которую писал в Шушенском.

Среди неспециалистов долгое время бытовало мнение, что американцы всучили Ни­кополь-Мариупольскому обществу старье, которое в США чуть ли не выбрасывают на свалку. К сожалению, приходится сказать, что у истоков этой некомпетентной версии стоял зна­менитый писатель Александр Серафимович. Вот что писал он в мае 1897 года из Мариу­поля: «Не могу ручаться за факт, но здесь упорно говорят, что проданную заводу старую фабрику нужно было попросту сбыть куда-нибудь (на кой черт сдалась она в Америке, ког­да износилась!); ну, вот ее за хорошие денежки и спустили завод. (Хозяин ее чуть ли не один из учредителей Никополь-Мариупольского общества или, по крайней мере, «дядюш­кой» учредителям приходится). Дескать, русская свинья все слопает, можно будет рассо­вать акции».

Несмотря на оговорку («не могу ручаться за факт»), Серафимович, выступив в газете «Приазовский край», объективно оказался распространителем заушательских разговоров не­сведущих людей. Послушаем лучше мнение специалиста. Вот что пишет известный уче­ный металлург профессор Рубин: «В 1900 году мне пришлось поехать по делам на Мариу­польский завод — тот самый, который выстроил у нас известный американский конструк­тор доменных печей Кеннеди. Там совершенно неожиданно я опять встретил Курако. Не успели мы поздороваться, как он повлек меня к доменной печи: «Посмотрите, какое заме­чательное здесь фурменное устройство». Там были фурмы американского типа, очень лег­кие, простые, удобные. Перед этим я находился пятнадцать месяцев в заграничной коман­дировке, осматривал металлургические заводы в разных странах Европы. Устройств тако­го типа я не встречал».

В отличие от заводов юга России (да и европейских тоже), где в доменном цехе многие операции делались вручную, на мариупольских печах Кеннеди «по наклонному мосту к ко­лошнику механически передвигались вагонетки с материалами. Там они опоражнивались без помощи человеческих рук. На колошнике не было людей. За них все делал автоматичес­кий загрузочный аппарат».

Закавыченные строки я выписал из художественного произведения. А вот что пишет о мариупольских домнах Кеннеди современное академическое издание, стиль которого начис­то лишен сентиментальности: «Доменные печи этого предприятия имели скиповые подъем­ники и двухконцевые засыпные аппараты».

Как видим, американцы продали Никополь-Мариупольскому обществу не какую-нибудь старую рухлядь, а передовое предприятие, обогнавшее по оснащению аналогичные не толь­ко в России, но и во всей Европе. То была техника XX века.

К сожалению, дешевизна рабочих рук в России тормозила внедрение в производство передовой технической мысли. Так, на «Никополе» Джулианом Кеннеди была также спроек­тирована установка разливочной машины, но ее так и не смонтировали.

Американцы провели на стройке в Мариуполе пятнадцать месяцев.

В первом томе «Мариупольской старины» я уже писал, что Александр Серафимович в своих корреспонденциях рассказывал о художествах американцев в Мариуполе, о пьяных драках, которые они учиняли в ротонде городского сада, об их хамстве и высокомерии, ос­корбительном отношении к «варварам и дикарям» — местным жителям. Но вспоминается поговорка, бытовавшая у нас в 1920-е годы и вычитанная мной у Маяковского: «Американцы бывают разные: одни — пролетарские, другие — буржуазные». Опуская вышедшую нынче из моды классовую начинку поговорки, скажу: ни Джулиан Кеннеди, ни его брат Вальтер не относились к тем заокеанским специалистам, которые, томясь в свободное время от скуки в провинциальном Мариуполе, напивались и устраивали дебоши в общественных местах — «американцы бывают разные».

Доменный мастер, молочный брат Курако П. Максименко, работавший в Мариуполе вместе со знаменитым американским конструктором, дал ему такую характеристику: «Кенне­ди построил все конструкции, механизмы и приборы. И, хотя был выдающийся Конструк­тор, умел балдой бить, как простой рабочий и даже лучше. Я помню: водопроводчик соеди­нял фурму с водонапорной трубой, и не ладилось у него. Кеннеди смотрел, потом взял у него трубу, молот, ударил несколько раз. Не выходит. Тогда он согнул трубу, снова ударил — и готово. По доменному делу он все мог сделать своими руками».

Джулиан Кеннеди сравнительно недолго пробыл в Мариуполе. Когда он уехал за оке­ан, группу американских доменщиков возглавил его брат Вальтер. Он же стал первым на­чальником доменного цеха на «Никополе». Александр Бек пишет: «Воспоминания старых русских доменщиков проникнуты большой теплотой к этому человеку, немало содейство­вавшему развитию металлургии в России». И приводит отрывок из воспоминаний Н. JI. Емельянова:

«Кеннеди был большой специалист. Сначала он выстроил печи… Не разговаривая по- русски, он все-таки многому нас выучил. Если хмурился — значит, где-то заминка. Пушка, например, расхлябалась, что-то неплотно в ней было завинчено. Он берет гаечный ключ, открывает цилиндр, развинчивает все гайки и смотрит, какие еще служат, какие сработа­лись. Когда поймешь «ту пантомиму, становится ясно, что он ищет. Подойдешь к нему и ска­жешь: «Понимаю, мистер!». Он отдает ключ, а сам наблюдает, то ли делаешь, что нужно. Кеннеди и за молот брался, и за лом, сам фурмы менял, знал водопроводное дело. Вспыльчи­вости в нем не было. Если уж очень рассердится, только покраснеет, а кричать не станет. Измажется весь, а через час, глядишь, опять в чистом костюме ходит». Вот такие они были в Мариуполе, братья Кеннеди — Джулиан и Вальтер.

 

Лев ЯРУЦКИЙ

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

One Response to “Братья Кеннеди в Мариуполе”

  1. Очень интересно! Спасибо большое!

Оставить комментарий