Чем болели в старом Мариуполе

Понедельник, Ноябрь 8th, 2010


Анализ демографических данных,  приведенных старшим сотрудником  краеведческого музея Р.И. Саенко в исторической хронике, помещенной в книге «Весь Мариуполь», говорит о том, что болезни преследовали жителей города с первых лет его существования. Так, например, если в 1782 году в нем проживали 2992 человека, то в 1795-м — всего лишь 2622, то есть на 370 человек меньше; между 1795-м и 1811-м годами  убыль только мужчин составила 76 человек, а между 1823-м и 1826-м годами мужчин и женщин умерло больше, чем родилось на 357 человек. Достаточно сказать, что согласно  «Камеральному описанию города  Мариуполя» в нем в 1826 году было столько же жителей, сколько и в первый год его существования. А это значит, что такой высокий уровень смертности был результатом различных  болезней, носивших эпидемический  характер.

Кстати эпидемии преследовали  греков, начиная еще с перехода их из Крыма в Приазовье. Если, как пишет И.Г. Джуга в книге «Одиссея Мариупольских греков» в пути даже «Суворов и его помощники переболели горячкой», то, что можно было говорить о рядовых переселенцах. Да и И.И. Соколов в работе «О языке греков Мариупольского и Сталинского округов» сообщал, что «во время эпидемических болезней зимою 1778 и 1779 годов… многие из греков погибли». А Л.Н. Кузьминков в  историко-критическом очерке «Переселение крымских греков в Северное Приазовье» сообщает, что весь переход из Крыма «обошелся грекам в 4635 жизней мужского и женского пола, в том числе и детей».

Высокую смертность жителей  Мариуполя в первые десятилетия, да и в  последующие годы, большинство авторов объясняют сменой климата и воды, условий труда и быта, особенности питания и жилищных условий и даже некоторыми извечными обычаями. В частности, одним из них был обычай дарить одежду умершего ребенка другим детям без учета того, от какой болезни он умер. Само собой понятно, что такой обычай нередко служил  причиной эпидемий кори, скарлатины, дифтерита.

К этому следует добавить полнейшее отсутствие в течение почти целого столетия врачебной помощи. Но даже когда в  Мариупольском уезде, как пишет П.И. Мазур в брошюре «Земская медицина в греческих селах Приазовья», была создана достаточно эффективная система медицинского обслуживания, эпидемия  дифтерита в 1879 году «унесла до тысячи жертв».

Не меньше страдало от эпидемий и взрослое население Мариуполя. Не  располагая статистическими данными, трудно судить о том, какие моровые болезни  поражали его в первые полвека жизни в устье Кальмиуса. Но о том, что это были холера, брюшной и сыпной тифы, лихорадка и туберкулез, можно утверждать с огромной долей уверенности. Ведь они с завидным постоянством время от времени повторялись не только до конца XIX, но и в XX столетии. Так  эпидемии холеры свирепствовали в многонациональном Мариуполе в 1830-м, 1898-м и в 1848-м годах. И, чтобы спастись от смерти, греки тогда прибегали к  помощи знахарей и бабок, молились перед своей святыней — иконой  Божьей Матери или же  в храме, построенном в честь Харлампия – целителя от повальных болезней. А то и отправлялись в село Богатырь, где в храме Преображения хранился чудотворный крест, который, как считали местные жители, помогал  излечиваться от многих болезней.

Положение дел стало до некоторой степени меняться с открытием в 1874 году земской больницы. Ее персонал начал вести пропаганду правил санитарии и гигиены в городе, а врачебные участки открылись в селах  района. И все же в 1892 году в уезде и в городе  разразилась эпидемия холеры. Учитывая  тенденцию ее повторяемости, во вновь создаваемой  больнице строившегося в 1896 году завода «Никополь» были сооружены холерный барак и так называемое «заразное», то есть инфекционное отделение. Холерный барак после той  эпидемии был построен и в городе. И это сыграло определенную роль, когда эпидемии холеры повторились в 1907-м и  в 1910-м годах. Тогда за это время заболело почти 3700 человек, из которых 1900 умерли. Кстати, даже в советское время, когда считалось, что холера полностью побеждена, в семидесятых годах  прошлого века санслужба города закрывала  пляжи в связи с появлением в морской воде холерных вибрионов.

Сильные эпидемии тифа по  данным, которые приводит П.И. Мазур, были зарегистрированы в 1903-м, 1904-м, 1905-м, 1907-м и 1908-м годах. И это при наличии больниц и медиков. Поэтому можно представить себе, какой урон населению приносили и сыпной и брюшной тифы в первые 96 лет существования Мариуполя. О навязчивой, неотвязной лихорадке в  городе в середине XlX века писал Г. Титов в своих «Письмах из Екатеринослава».

И если указанные выше болезни  отнимали жизни у мариупольцев только во время  эпидемий, то туберкулез был их зловещим  спутником, начиная с первых лет существования города. В Приазовье он мог  считаться чуть ли не национальной болезнью. Даже когда появилась земская медицина, и врачи акцентировали внимание на  распространенность туберкулеза среди греков.  Именно об этом говорится, например, в цитате из медицинского отчета за 1905 год, которую приводит в своей брошюре П.И. Мазур: «как и в прошлые годы, наибольший процент туберкулезных больных дают греки». И далее в отчете за 1908 год: «Составители всех предшествующих отчетов по уезду  отмечают наибольшее распространение всяческих видов туберкулеза среди греческого населения уезда». При этом следует заметить, что нарастало оно из года в год. Так, исходя из приведенных П.И. Мазуром цифр в селах уезда только за три года – с 1908 по 1911 года — число заболевших туберкулезом возросло на 37%. Такой  же, возможно до некоторой степени  меньше, была заболеваемость и в  самом Мариуполе. А в годы гражданской войны она едва не перешагнула эпидемический порог.

Причины особой предрасположенности греков к заболеванию туберкулезом  земские врачи усматривали в смене теплого крымского климата на более суровый приазовский, в наследственности, в особенностях питания, а также во вредной традиции очень туго пеленать младенцев, что не позволяло нормально развиваться грудной клетке и, наконец, в отсутствии по началу всякой санитарии и гигиены. А позже, когда некоторые правила санитарии и гигиены стали соблюдаться, из-за недостатка медицинского обслуживания туберкулез стал шириться и среди жителей города и уезда всех остальных национальностей.

В годы Советской власти по всей стране, в том числе и в Мариуполе, удалось в значительной мере обуздать туберкулез. Борьбу с ним в городе вели два туберкулезных диспансера и специализированная туберкулезная больница, в которой работали  высококлассные специалисты. В частности,  в шестидесятых-восьмидесятых годах  прошлого века славой хирурга – фтизиатра высочайшего класса славился главврач  этой больницы кандидат медицинских  наук Петр Михайлович Твердохлеб. К нему на операцию даже приезжала в  Мариуполь жительница солнечной Италии.

В годы Советской Власти фактически полностью были побеждены малярия и холера. Правда, проявления последней наблюдались в семидесятых годах прошлого века, однако заболевание холерой тогда наблюдалось лишь в единичных случаях, и не приводили, как раньше к летальному исходу.

Сегодня, когда медицина из-за неумелого руководства оказалась в загоне, появились новые заболевания: в результате взрыва на Чернобыльской АЭС резко увеличилось количество онкологических заболеваний, начал свой зловещий рост и туберкулез, не  уходивший из нашего города в течение более двух с лишним веков. Само собой  понятно, что надо принять уже сегодня экстраординарные меры. Но это уже совсем иная тема.

Николай РУДЕНКО.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

2 Responses to “Чем болели в старом Мариуполе”

  1. Интересно было бы узнать о детском враче Саенко, меморилаьная доска которому находится на одном из домов расположенных на повороте с ул. Артёма к Городскому саду.

  2. Значит постараемся на текущей неделе поставить статью о Саенко.
    Спасибо за внимание!

Оставить комментарий