ЧЕТВЕРТЫЙ ДЕНЬ ЭКСКУРСИИ – 25 МАРТА

Понедельник, Июнь 6th, 2011

Предлагаем вашему вниманию третью главу книги «Мариуполь и его окрестности».

Напоминаем, что при размещении текста на других сайтах, не забывайте о ссылке на «Старый Мариуполь».


В одиннадцатом часу дня ученики старших классов гимназии во главе с директором и всеми преподавателями, стройными рядами направились из гимназии в собор во имя св. Харлампия. Погода, вообще весьма неблагоприятная для каких бы то ни было прогулок, на этот раз была великолепная: солнце, довольно не частый гость на мариупольском горизонте, ярко сияло на небосклоне, в воздухе ни малейшего движения; даже столь полюбивший Мариуполь восточный ветер в этот день не давал о себе знать; словом, денек выдался на славу и было бы непростительно не воспользоваться им для задуманной экскурсии.

Прибыв в собор, ученики с особенным вниманием осмотрели находящиеся в нем иконы, причем все нужные объяснения им давал директор гимназии Г.И. Тимошевский. С особенной тщательностью была осмотрена икона св. Георгия Победоносца, одна из наиболее почитаемых в Мариуполе святынь. Чтобы лучше запечатлеть в памяти учащихся образ этого святого, им был показан фотографический снимок с иконы великомученика, снятый и.о. инспектора Н.Ф. Вавиловым; таким образом, учащиеся могли составить себе полное представление об этой иконе и заметить такие подробности, которые совершенно исчезают при поверхностном наблюдении невооруженным глазом. Затем все участники экскурсии перешли в алтарь и долго любовались изящным покровом престола и драгоценным евангелием. Здесь же было показано кресло основателя г. Мариуполя, митрополита Игнатия. После тщательного осмотра всего находящегося в алтаре, ученики приступили к осмотру старинной церковной утвари, вывезенной греками из Крыма. Эта утварь была разложена посреди собора на длинном столе. Все необходимые пояснения давал директор гимназии Г.И. Тимошевский. Учащиеся весьма были заинтересованы рассматриванием этой утвари: по несколько раз брали в руки одну и ту же вещь, делали попытки разобрать сделанные на чашах и блюдах греческие надписи; в этом случае на помощь им являлся преподаватель С.Г. Квитницкий.

По окончании осмотра всех находящихся в соборе достопримечательных святынь настоятель собора прот. Текежи обратился к учащимся с кратким словом, в котором указал, почему греками так почитается икона великомученика Георгия Победоносца и сделал краткий исторический очерк происхождения этой иконы. Выразив надежду, что великомученик, не раз помогавший грекам еще в то время, когда они были в Крыму, подаст скорую помощь всякому, кто с искренней верой обратится к нему, отец Димитрий пригласил всех, находившихся в храме, с теплой верой помолиться великому заступнику. Затем был отслужен молебен св. Георгию Победоносцу. Пел хор учеников гимназии.

Из собора во имя св. Харлампия перешли в древний собор во имя св. Екатерины. Немного времени понадобилось для осмотра той слишком малой по своим размерам церкви; сравнительно больше времени потребовалось для осмотра вещей, оставшихся от митрополита Игнатия. Необходимые объяснения давал директор гимназии Г.И. Тимошевский. По окончании осмотра прот. Д. Текежи в кратких словах указал значение митрополита Игнатий и сообщил краткий очерк его жизни и деятельности. Затем была отслужена панихида по митрополиту Игнатию. Пел хор учеников гимназии. Небольшие размеры церкви, малое освещение, хватающее за душу стройно-клирное заупокойное пение, лица молящейся молодежи, слабо освещаемые лучами солнца, все это представляло величественную картину и невольно приводило на мысль то далекое время, когда праотцы этой молодежи, гонимые татарами в Крыму, возносили горячие мольбы о своем спасении вместе с тем пастырем, которому теперь пелась «вечная память».

Из этого храма все участники экскурсии отправились в римско-католическую церковь. Дорогой немного сгладилось то грустное настроение, которое вообще овладевает всяким во время панихиды, тем более, что то были времена давно минувшие, а теперь так было светло, так ясно, с неба на всех так любовно глядело солнышко, что грусть как-то невольно исчезла и вместо нее всех охватило жизнерадостное чувство. В таком настроении все участники экскурсии вошли в католическую церковь и ее довольно бедная внутренняя обстановка не могли, конечно, произвести особенно сильного впечатления и потребовали слишком мало времени для осмотра. Затем на возвышение взошел преподаватель А.Ф. Петрашевский и сделал следующее сообщение:

КАТОЛИЧЕСКАЯ ОБЩИНА. КАТОЛИЧЕСКАЯ ЦЕРКОВЬ.

ПЕРВЫЕ КАТОЛИКИ ПОЯВИЛИСЬ В Мариуполе в двадцатых годах текущего столетия. Это были частью итальянцы, частью же италианизированные славяне из австрийских провинций Адриатического побережья. Поэтому наряду с итальянскими фамилиями: Джербулини, Пиниони, Галлеано, Сангвинетти, Мерелло, де-Мартино и т.п. встречаются и чисто славянские фамилии: Видович, Ковачевич, Опоренович, Павлович, Тринкович, Фискович и др. И те и другие, как говорившие на итальянском языке, были известны в городе под общим именем итальянцев, почему и мы будем придерживаться в этом очерке того же названия.

Итальянцы одновременно стали селиться во всех портовых городах южной России, куда привлекали их торговые выгоды. Новороссийский и Бессарабский генерал-губернатор светлейший князь М.С. Воронцов, заботясь о развитии подчиненного ему края, старался поднять торговое значение приморских городов и  потому особенно покровительствовал такому поселению; что же касается переселенцев из Адриатического побережья Австро-Венгрии, то они были наиболее желательны в виду их славянского происхождения.

Первые 5 поселенцы были большей частью капитаны судов, часто посещавших Мариуполь по торговым делам. Знакомясь на Азовском побережье и с другими городами, они тем не менее предугадывали ту роль, которую суждено было играть некоторое время на этом побережье Мариуполю и, по оставлении службы на судах, селились в нем, с целью заняться торговлей; поэтому главный поток поселенцев и был направлен в Мариуполь. Хотя эти поселенцы по большей части являлись без всяких средств, тем не менее, отличаясь промышленным торговым духом, как все вообще жители прибрежий Средиземного моря, они успели быстро освоиться с положением дел новой для них страны и, захватывая постепенно в свои руки торговлю хлебом, стали скоро главнейшими двигателями ее. Возникавшие одна за другой торговые фирмы: Видовича, Джербулини, Галлеано, Мембели и др. стали известны не только в данной местности, но и далеко за пределами ее. В конторах их служили большей частью выходцы из тех же местностей и впоследствии либо сменяли своих хозяев, либо основывали новые фирмы. Между тем как итальянская община продолжала увеличиваться и богатеть, а вместе с тем, способствовать росту и торговому значению Мариуполя, в пятидесятых годах обстоятельства круто изменились. Усиливавшееся торговое значение Бердянска и особенно Таганрога все более и более стало подрывать торговлю Мариуполя, а вместе с падением  торговли стала постепенно уменьшаться и итальянская община. Многие из разбогатевших итальянцев возвратились на родину, другие переселились в соседние города, а некоторые из обедневших смешались с местным населением и в короткое время итальянская община как бы растаяла, так что в настоящее время она представляется уже слишком незначительной: общее число представителей едва достигает 60 душ, из коих собственно итальянцев – менее половины, остальные же – австрийские славяне.

Остальные с тем, как итальянская община стала распадаться, на смену ей в городе явились новые католики. С уничтожением в 1870 году греческого самоуправления и приобщением Мариуполя к общегосударственной жизни, вместе с русскими чиновниками появились поляки, которые постепенно увеличиваясь, составили новую единицу католической общины. Приблизительно всех поляков в настоящее время можно считать около 100душ и, таким образом, численно они превосходят итальянцев. Что же касается общего числа католиков, то, как видим из вышеприведенных цифр, они составляют слишком незначительную единицу в городе и более заметны в чиновничьем мире; из богатых же торговых фирм уцелели лишь две более позднего происхождения: Трипковича и Фисковича.

Несмотря на такое незначительное количество католиков в городе, они имеют столь прекрасную церковь, какой могут позавидовать католики многих городов, в которых они считаются тысячами. Католическая церковь носит в городе и в настоящее время название итальянской, данное ей жителями потому что она была построена итальянцами, когда они одни только составляли католиков в городе. История постройки церкви, по рассказам старожилов (письменных данных не имеется), следующая: когда итальянцев в городе достаточно увеличилось, стала чувствоваться потребность в католической церкви, так как частое приглашение для исполнения треб священников из католических немецких колоний в уезде было сопряжено с большими неудобствами. Хотя многие из членов итальянской общины обладали крупными средствами, тем не менее жертвователей на постройку церкви не являлось, и тогда, по инициативе нескольких лиц, решено было собрать необходимую сумму постепенно, для чего все итальянские фирмы добровольно обложили себя известным налогом с каждой четверти отпускаемой ими пшеницы. Главнейшими лицами, высказавшими особую энергию в означенном деле, были итальянский консул Джербуллини и, особенно, один из братьев Мембели, — Степан Мембели, который, собственно, и считается основателем церкви. Итальянское правительство, по донесении консула о предлагаемой постройке католического храма в Мариуполе пожертвовало 10000 франков. Когда в начале пятидесятых годов собранный капитал оказался достаточным для того, чтобы приступить к постройке, было приобретено путем купли место, на котором церковь ныне находится, и решено было приступить к постройке ее. Приобретением означенного места, столь прекрасного по своему положению, итальянская община была обязана содействию Таганрогского градоначальника Франка. В хранящейся при церкви книге есть примечание следующего содержания: «Мариупольская Римско-Католическая приходская церковь построена с Высочайшего утверждения в Гатчине 5 ноября 1853 года. План подписал главноуправляющий путей сообщения и публичными зданиями Генерал-Адъютант… фамилии главноуправляющего разобрать не удалось. Старожилы говорят, что во время Севастопольской войны церковь стояла неоконченной, из чего можно вывести, что она начата была постройкой с весны 1854 года. Когда церковь была доведена уже до сводов, постройка ее прекратилась на долгое время по неизвестным причинам. Многие из старожилов говорят, что приостановка постройки произошла от недостатка средств, причем, прибавляют, что возобновлением постройки и окончанием ее церковь, главным образом, обязана вышеуказанному Мембели, который только теперь выступил в роли строителя, раньше не принимая особенного участия и что именно теперь на окончание постройки церкви, сделано было пожертвование 10000 франков, каковое последовало по распоряжению итальянского короля Виктора-Эммануила. Такое сообщение старожилов очень вероятно, так как во время войны торговля прекратилась и многие из купцов потерпели от бомбардировки города неприятелем и сожжения магазинов. Когда постройка возобновилась, пришлось снять несколько слоев верхних кирпичей и заменить новыми. В 1860 году церковь была совершенно готова». В церкви хранится следующая печатная запись на латинском языке: «Hanc ecclesiam Romano-Catholicam Marioupolensem in honorem Bestissimae Virginius Mariae Assumptae in Coelum, benedixit illustissimus ac Reverendissimus Dominus Vincentius Zipdki Episcopus Jonopolitanus, sufraganeus Tiraspolensis, Anno Domini MDCCCLX die decimo octavo Mensis Octobris v. s. Quefuit sancti Lucae Evangelistae. Pontificatus vero S D. Pii P. P. IX Anno decimo quinto». По-русски: эту церковь Римско-Католическую Мариупольскую во имя Славнейшей Девы Марии, взятой на небо (во имя Успения Пресвятой Богородицы) освятил светлейший и достопочтеннейший господин Винцентий Липский, Епископ Янопольский, в 1860 году 18-го дня месяца октября старого стиля, в каковой (день) было святого Луки Евангелиста». Считаем необходимым сделать следующее пояснение – епархия, к которой принадлежит римско-католический Мариупольский приход, именуется Тираспольской  и обнимает собой весь юг России. Епископ имеет пребывание в Саратове и носит титул Тираспольского по имени уездного города Тирасполя Херсонской губернии, лежащего на Днестре. Такое несоответствие титула с действительным местопребыванием епископа и его кафедрой объясняется тем обстоятельством, что вначале решено было даже возводить необходимые постройки, но потом это решение изменили, местопребыванием епископа назначив Саратов, причем титул сохранился. В виду обширности епархии существует еще викарий или суфраган, с титулом Янопольского.

Таким образом, церковь освящена была 18 октября 1860 года и ныне уже идет 32-й год, как в ней совершается богослужение. В церкви три алтаря: главный во имя Успения Пресвятой Богородицы, правый во имя Спасителя и левый во имя Скорбящей Божьей Матери.

Церковь расположена в середине ограды, имеющей форму четырехугольника, выходящего западной стороной на Торговую улицу, там где она оканчивается у обрыва на Слободку, а северной – на Итальянскую; четырехугольник представляет сад. От главных ворот, выходящих на Торговую улицу, широкая аллея, вымощенная квадратами аспида, ведет ко входу в церковь. Над входом надпись D.O.M. (сокращенное: Deo Optino Maximo – Богу Совершеннейшему Величайшему), а выше колоколенка, на которой привешен один небольшой колокол. Особенность католических колоколов заключается в том, что во время звона раскачивается весь колокол, причем язык сам ударяется о стенки его, почему подвес колоколов устраивается соответственно этому требованию и сам звон имеет совершенно иной звук, чем звук православных колоколов. Церковь представляет форму четырехугольника, восточная сторона которого имеет полукруглую выпуклость (нишу) для помещения в ней главного алтаря, по бокам же означенной ниши находятся две небольшие комнатки: правая, так называемая сакристия (secretarium), по-русски – ризница, в которой хранится церковная утварь, облачается все необходимое для богослужения, левая же служит для склада церковных вещей. В длину церковь имеет около 12 саж., в ширину около 6, над церковью возвышается легкий, изящный купол. Освещение производится посредством узких длинных окон, находящихся в верхних частях стен и в куполе; поместиться в церкви может до 200 душ. Престол главного алтаря, равно и перегородка, отделяющая алтарь от остальной части церкви, из мрамора, привезенного из Италии. Кроме этого престола да ризы, шитой золотом и стоящей  до 300 р., в церкви нет ничего достопримечательного; иконы обыкновенной живописи. Такое несоответствие внутренней обстановки прекрасному зданию церкви объясняется тем, что церковь была окончена постройкой уже во время начавшегося распадения итальянской общины, которая не успела, таким образом, позаботиться о внутреннем благолепии храма.

Необходимой принадлежностью католической церкви служит орган, помещающийся на хорах против алтаря. При входе в церковь находится сосуд (pila) со святой водой, в которой каждый входящий католик опускает руку и затем совершает крестное знамение, отличающееся от нашего тем, что совершается целой рукой и от левого плеча к правому. Подле сосуда со святой водой встречается во многих церквях распятие, помещаемое для лобызания по совершении крестного знамения. Середина церкви заставляется скамьями для сидения с двух сторон, причем правая предназначена для мужчин, а левая для женщин, что, впрочем, в настоящее время остро не соблюдается. Для исповеди устраивается небольшая закрытая исповедальня (coufessionale), которая устанавливается где-либо у боковой стены; во время исповеди внутри ее помещается священник и выслушивает исповедующегося через небольшое решетчатое окно. Иконостасов в католических церквях не полагается и алтарь от остальной части отделяется только низенькой перегородкой, таким образом, богослужение совершается все время открыто для молящихся. Православные храмы обыкновенно строятся алтарем на восток, католические же бывают обращены во все стороны и, между прочим, очень часто на запад, чего православная церковь не допускает. Придельные алтари в католических церквях не отделяются никакими преградами, как в православных, где каждый алтарь составляет как бы отдельный храм, а просто устраиваются при боковых стенах и таких пристенных алтарей можно устроить в церкви много. В одном и том же храме, в одно и то же время может совершаться на нескольких престолах несколько литургий, так как литургии совершаются шепотом и только последняя совершается на распеве при звуке органа и других музыкальных инструментов. От этого в католической церкви произошла особенного рода набожность слушать в один день как можно больше месс (литургий).

В самом алтаре, кроме престола нет ничего более. Престол состоит из трех частей: 1). Неподвижного престола, 2). Подвижного престола или священного камня, вделываемого в середину первого и 3). Неподвижной сени, находящейся среди престола. Самую важную роль играет вторая часть (род вашего антиминса), на ней во время совершения богослужения расстилается илитон (непременно льняной), на котором стоят чаша и дискос. Tabernaculum

Устраивается с крестом вверху и с дверцами, запирающимися на ключ; в нем хранится ковчег (pixis) с запасными дарами и потому перед престолом находится неугасаемая лампада, во время же прохождения мимо престола обязательно всякий раз совершается коленопреклонение. Богослужение совершается на латинском языке, когда следуют важнейшие действия литургии и тогда сидящие встают. Что касается икон святых, то в католических храмах святые, прославившиеся в течение первых восьми веком христианства, заменены изображениями Доминика, Бернарда, Франциска, Игнатия Лойлы и т.п. и лишь изредка можно встретить изображение какого-нибудь древнего подвижника или святителя, например, св. Николая, и то в несвойственном ими облачении.

Причт мариупольской католической церкви состоит из одного священника, назначаемого епископом. Кроме него, при церкви находятся органист и сахристан, необходимые при совершении богослужения. Первый играет на органе, второй же приготовляет все необходимое для богослужения и участвует в самом богослужении, отвечая на возгласы священника. Священниками при церкви были в прежнее время: Гриневич, Бальцевич, Дудорович, Пухальский, Легович (до 1890 года) и Малевич (+ 1891 г.). сколько каждый из них пробыл в Мариуполе по делам церкви не видно, ныне состоит священником Франц Козловский.

Церковь и причт содержатся на добровольные пожертвования прихожан. К восточной стороне церковной ограды примыкает у Докторского спуска небольшой дворик, в котором находится дом для священника. Кроме того церкви принадлежит в Мариуполе жилой дом, находящийся на углу Константиновской и Евпаторийской улиц, приобретенный покупкой в 1890 году у мариупольского купца Мильевича за 6000 рублей. Правление церкви состоит из местного священника Франца Козловского и трех старшин (синдиков), выбираемых прихожанами и утверждаемых епископом. Старшинами в настоящее время состоят: иностранцы – Андрей Сангвинетти и Николай Мильевич, и русский подданный дворянин Аполлинарий Фронцкевич. Первый из старшин состоит в означенной должности около 19 лет. К числу лиц, действовавших особенно на пользу католической церкви, принадлежат: А. Сангвинетти и А.Е. Трипкович. Сведениями о настоящем положении церкви мы обязаны И.А. Ковальскому, состоявшему три года синдиком церкви.

Из католической церкви, весело разговаривая о слышанном, все участвовавшие в экскурсии направились в еврейскую синагогу. Делясь впечатлениями и под влиянием их беседуя об особенностях церквей православных и католических, учащиеся вошли в синагогу. Все виденное раньше, особенно в соборе св. Харлампия, было так величественно прекрасно в сравнении с тем, что предстало глазам участников экскурсии в еврейской синагоге, что сравнительно небогатая обстановка синагоги не могла произвести на участников экскурсии приятного впечатления. Войдя в синагогу и усевшись на простых деревянных скамьях, все участвовавшие в экскурсии прослушали следующее сообщение, сделанное преподавателем А.Ф. Петрашевским.

Мариупольская еврейская община. Синагога.

По словам евреев-старожилов (письменных данных, к сожалению, не сохранилось) поселение евреев в Мариуполе началось с 1820 года. Первые поселенцы – евреи приезжали сюда из северо-западных, и юго-западных губерний России. По профессии они были ремесленники, устроившись  здесь, хорошо в материальном отношении, они списывались со своими земляками и приглашали их в Мариуполь; вот почему контингент населения мариупольских евреев и составился из иногородних ремесленников. С 1859 года число их в Мариуполе начало значительно увеличиваться, так как, по разъяснению Министерства Внутренних Дел, последовавшему на прошение мариупольских греков по поводу неприкосновенности дарованных им привилегий, иногородние получили право водворяться на жительство в г. Мариуполе, но отдельно от греческого общества. Переселенцы-евреи опекались от греческого самоуправления и судом; взаимные отношения между ними и греками были довольно дружественны, — это объясняется тем, что евреи-ремесленники не конкурировали с коренным населением в области промышленности и торговли. В 1865 году, когда еврейская колония в Мариуполе начала принимать значительные размеры, было основано первое еврейское кладбище, находящееся около села Ново-Николаевки мариупольского уезда; оставлено оно 20 лет тому назад, к этому времени и относится основание нового кладбища, для которого мариупольским городским самоуправлением отведено в 5 верстах от города достаточное количество земли. В 1883 году Мариупольской еврейской общиной была сооружена ограда кладбища, стоившая до 2000 рублей. Из деятелей, способствовавших скорейшей постройке названной ограды, должны быть отмечены А.А. Хмельницкий и Н. Фалькевич. По своей малочисленности евреи долгое время не могли построить синагоги, а потому молились в нанимаемых помещениях и, между прочим, довольно долгое время в амбаре, находящемся во дворе Фомы Николаева – на Итальянской улице, рядом с городскими домами. Но с увеличением контингента членов еврейской общины постройка синагоги явилась крайне необходимым делом и тогда,  по инициативе ремесленника Абрама Фреймана, был построен молитвенный дом (по собранным нами сведениям, в 1864 году) на том самом месте, на котором он ныне находится – на Харлампиевской улице. Никаким благоустройством эта синагога в первые годы основания не отличалась, вследствие бедности еврейской общины. Только тогда, когда платежные силы членов ее увеличились, а стало быть, и доходность синагоги, ее «Духовное правление» обратило свое внимание на внутренний вид синагоги. Вот фамилии тех деятелей еврейской общины, которые способствовали благоустройству синагоги – уже после смерти основателя ее Абрама Фреймана: Бич, Самойлович, Огуз, Фалькевич, Куприц, Копелевич и Гольденберг. В синагоге был сооружен новый кивот для хранения в нем св. свитков Торы, устроены скамьи для молящихся, эстрада для чтения на ней по субботам Священного Писания и отделение для женщин. В таком виде синагога, занимавшая весьма ограниченное место – не более 15 саж., находилась довольно продолжительное время; и только несколько лет тому назад, по инициативе «Духовного правления» синагоги и в особенности ее старосты А.А. Хмельницкого, синагога вновь перестроена: стены подняты, поставлен алтарь с кивотом, в котором хранятся св. свитки Торы, заказанный в Екатеринославе; построена галерея для женщин, сделана новая эстрада; здание несколько расширено со двора, наконец сделан купол, отличающий синагогу от смежных с нею обыкновенных домов. Ныне здание синагоги занимает в длину 12 саж., в ширину 10; пространство двора, по прежнему, осталось весьма узким и не соответствующим своему назначению. Во дворе позади синагоги находится  баня, так называемая «миква», предназначенная для религиозных целей. Вышеуказанная синагога называется главной, так как на Георгиевской улице, во дворе, принадлежавшем Антону Чабаненко и ныне купленному еврейской общиной, существует другой молитвенный дом. Открытие его состоялось в 1882 году по инициативе многих членов мариупольской еврейской общины. Одним из выдающихся инициаторов его открытия был покойный И.И. Авербах. Деятелями, после основания молитвенного дома, были Бельский, Поляк и Сахаров; ныне же членами его «Духовного правления» состоят Сахаров, Поляк и др. В ближайшем будущем предположено построить на этом месте вторую синагогу. Внутренний вид описываемого молитвенного дома не представляет ничего выдающегося: обыкновенный зал, в нем кивот со св. свитками Торы и стол для чтения св. Писания. Двор обширный; в нем находятся, кроме молитвенного дома, еще две другие постройки.

Говоря о Мариупольских еврейских синагогах, необходимо упомянуть и о том, что против главной синагоги, на Харлампиевской  улице, вчерне окончено двухэтажное здание, предназначенное для открытия в нем: в верхнем этаже – Талмуд-Торы (училища детей), а в нижнем – миквы, так как старая имеет весьма невзрачный вид и потому давно чувствовалась необходимость в более благоустроенной. Построено здание на общественном месте, по инициативе «Духовного Правления» синагоги и в особенности старосты А.А. Хмельницкого.

Затем учащимся были показаны свитки «торы» и этим закончилась экскурсия.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий