Доктор Саенко

Вторник, Январь 11th, 2011

Не раз и не два приходилось слышать: «Саенко спас мое­го ребенка», «Если б не Иван Илларионович, я бы не выжил», «Он поставил мою дочь на ноги». Об искусстве врача Саенко складывались легенды, в которых не было и капли вымысла…

Иван Саенко родился 7 июня 1904 года в семье железнодорож­ного служащего. Его родина — село Гуты Конотопского уез­да. Прежде, чем поступить в 1924 году в Киевский медицин­ский институт, ему довелось окончить техникум, профиль которого никак не был связан с врачеванием.

Молодому человеку, решившему столь круто изменить свою судьбу, повезло — в институте преподавали несколько блестящих ученых-врачей, среди них выделялся находя­щийся в расцвете жизненных и творческих сил сравнитель­но еще молодой (ему не было тогда и пятидесяти) профес­сор Николай Дмитриевич Стражеско. Врачам это имя хоро­шо известно, а для других читателей скажем, что Николай Дмитриевич был терапевтом и патофизиологом с мировым именем, впоследствии удостоенным звания Героя Социа­листического Труда, избранным действительным членом Академии наук СССР, Академии медицинских наук СССР, Академии наук Украины.

Незаурядные способности Ивана Саенко, большой инте­рес к медицине и наукам, связанным с ней, врожденное тру­долюбие и хорошая память позволили успешно овладевать знаниями, необходимыми для человека, решившего посвя­тить жизнь избавлению людей от недугов. Итогом нескольких лет учебы стала дипломная работа, содержание которой и ее защита получили высокую оценку у экзаменационной комиссии. И вот Иван Илларионович держит в руках диплом — плотный лист бумаги, наклеенный на прочный коленкор, где его имя, отчество и фамилия на­писаны витиеватыми буквами, а рядом стоит заветное сло­во — «врач».

Он думал, что, получив диплом, немедленно займется медицинской практикой где-нибудь в небольшом городке. Но профессор Стражеско распорядился по-своему. Он при­гласил молодого специалиста к себе в аспирантуру, как тогда говорили «для подготовки к профессорскому званию». Можно представить радость Ивана Илларионовича. Конечно, предложение было с благодарностью принято. И потекли дни и месяцы напряженной работы в палатах институтской клиники, в лаборатории над микроскопом, в читальном зале библиотеки, часы, проведенные с любимым учителем в об­суждении диагнозов, выборе стратегии лечения больных, а позже и оценке полученных научных результатов.

Доктор Саенко быстро завоевал авторитет у коллег. Уче­ный совет избирает его секретарем комиссии по защите дипломных работ. Вот-вот он должен занять должность до­цента на кафедре терапии. И вдруг все переменилось. Ин­ститут пришлось оставить. На прощание Николай Дмитри­евич Стражеско подарил своему ученику стетоскоп — дере­вянную трубочку для прослушивания больных. Забегая впе­ред, заметим, что с этим инструментом Иван Илларионо­вич никогда не расставался и хранил его до самого своего смертного часа.

Мария Христофоровна — жена, соратница, друг, коллега Ивана Илларионовича вспоминала: «Мы были направлены в Черниговскую область на ликвидацию последствий искус­ственного голода в Украине. Работа была неимоверно тя­желая, приходилось оказывать медицинскую помощь сот­ням истощенных людей, работали с раннего утра и допозд­на. Потом было назначение в Мариуполь, где в то время стро­ился металлургический завод. Для строителей «Азовстали» была организована больница на Правом берегу. Это были бараки, приспособленные для лечебного учреждения. Иван Илларионович стал работать в инфекционном отделении, а я в родильно-гинекологическом. Мы жили в старой части города и на работу, на Правый берег, ходили пешком. Транс­порта никакого не было». Но не только лечением пришлось заниматься молодым врачам на новом месте. Почти с первых дней работы в Мариуполе Иван Илларионович и Мария Христофоровна при­ступили к преподаванию в фельдшерско-акушерской шко­ле. Какое-то время они жили в общежитии этой школы.

С больницей на Правом берегу связана большая часть медицинской практики Ивана Илларионовича. Здесь он организовал лучшее в городе инфекционное отделение, здесь ему приходилось заниматься патологоанатомическими исследованиями, здесь вместе с семьей ему довелось пережить страшные годы оккупации. Лишь в середине ше­стидесятых годов он перешел работать в городскую боль­ницу. Где бы доктор Саенко ни служил, неизменным оставались глубокое уважение коллег и искренняя благодарность ро­дителей за исцеление их чад от недугов. Его благодарная деятельность врача не ограничивалась ни стенами лечеб­ных учреждений, где он служил, ни временными рамками официального рабочего дня.

Улица Семенишина, 36 — этот адрес знаком многим мариупольцам. В окно, что ближе к парадной двери, можно было стучаться в любое время суток. Доктор Саенко всегда был готов оказать помощь больному ребенку. У него не было выходных, отпусков, праздников. Вся его жизнь без остат­ка посвящена одному делу: медицине. Если не было паци­ентов, Иван Илларионович погружался в изучение медицин­ской литературы, иногда перечитывая толстенные фолиан­ты, до того читанные неоднократно. Если не было под ру­кой нового журнала по специальности, он размышлял над историей болезни ребенка, которого он лечил.

Вспоминая отца, кандидат медицинских наук Татьяна Ива­новна Саенко рассказывала: «У него была очень высокая медицинская эрудиция, он обладал глубоким и тонким клиническим мышлением, природным даром очень тонкого слуха. Он выслушивал патологию сердца и легких без до­полнительной аппаратуры в тех случаях, когда другим это не удавалось диагностировать. Кроме основной работы, которая его поглощала полнос­тью (заведование отделением, большая консультативная работа в масштабах города), он был домашним врачом по­чти у половины города. Он шел к больному по первому зову, шел в буквальном смысле этого слова, если вспомнить, что в сороковые — пятидесятые годы даже «линейка», запряжен­ная в лошаденку, была редкостью».

Наверное, сотни мариупольцев могут вспомнить, как по­явление этого грузноватого седого человека в доме, где хворал малыш, сразу вселяло уверенность, надежность, веру, что беда пройдет стороной. Он был мудрым челове­ком не только в житейском плане, но мудрым, как приходи­лось слышать от его коллег, и в медицине.

В 1969 году доктор Саенко отправился в Киев. Через 40 лет после окончания медицинского института он встретил­ся со своими однокурсниками. Некоторые из них стали уче­ными, достигли профессорских званий. Сожалел ли Иван Илларионович о том, что его так блестяще начавшаяся на­учная карьера не сложилась? Думаем, что нет. Высшая сте­пень признания его заслуг в медицине — тысячи спасенных жизней…

Иван Илларионович ушел из жизни 16 августа 1985 года.

Сергей БУРОВ

1997 г.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий