ДОМНЫ И ЛЮДИ: Памяти Александра Расчупкина

Среда, Январь 30th, 2013

Предлагаем нашим читателям воспоминания Александра Андреевича Расчупкина, записанные Семеном Гольдбергом и опубликованные в его книге «Встречи без расставания»

«Александр Андреевич Расчупкин так интересно рассказывал, как все это было в те годы.

Конечно, в известной мере его воспоминания субъективны. А рассказывал он об интересных эпизодах, фактах, встречах, называл фамилии конкретных людей, которых знает город, а это все, согласитесь, и сегодня представляет интерес.

Тогда, было это в 1990 году, я записал все так, как он рассказывал, стараясь сохранить строй и интонацию его речи, характерные слова.

Итак, давайте прочитаем, как все это было в те годы, послушаем, что рассказал тогда Александр Андреевич, давайте окунемся в атмосферу нашего такого неоднозначного прошлого…

ДОМНЫ И ЛЮДИ

— Иногда приходится слышать такое: если пожилой человек говорит, что когда-то что-то было лучше, чем сейчас, то принимать всерьез его утверждения можно лишь с известной долей скептицизма — мол, в этом возрасте людям свойственно идеализировать прошлое. Может, это и так, не знаю. И все-таки, несмотря на это, хочу сказать, что в годы, последовавшие после двадцатого партсъезда, да и в годы семилетки многие городские работники, в том числе и советские, трудились деловито, проявляли хорошую инициативу, стремились выполнить намеченное. Это главный архитектор Веселов, председатель горплана Бабкин, секретарь горисполкома Емелина, председатель Ильичев- ского райисполкома Пудак, директор коксохимического завода Максимов и многие другие работники. Тогда в нашем городе бурно развивалась тяжелая промышленность, строились доменные печи, цех холодной прокатки и другие. Все это были важные ударные стройки, и шуму вокруг них было много. А в каких условиях при этом оказывался человек, на это особое внимания не обращалось.

 

Поскольку я тогда пришел работать в советские органы, скажу, что в то время на них “сверху” не очень-то обращали внимание, не очень считались с мнением и суждением депутатов — все решали партийные органы. Приведу один пример. Наметили строить в нашем городе аглофабрику. Как председатель исполкома Совета я возражал против предполагаемого места ее расположения. Почему? Да потому, что ее хотели сооружать рядом с единственным у нас питьевым водохранилищем — Старокрымским.

Что и говорить, мы не всегда, особенно в те годы, занимались очисткой вредных производственных выбросов, а ведь они, так или иначе, стали бы попадать в питьевое водохранилище. Поэтому проект мы не подписали, несмотря на то, что сюда приезжал зампредседателя Совета Министров и уговаривал подписать, но мы стояли на своем. И чего добились? Аглофабрику все равно построило могущественное ведомство — Министерство черной металлургии. Без согласия городской власти, в обход ее. Хотя и горком партии, в частности первый секретарь Константин Акимович Олейниченко, тоже был против такого расположения нового объекта и вообще против его строительства у нас. Но ведомство оказалось сильнее.

В этих условиях горком партии, исполком горсовета решили добиваться для города хоть чего-то, чтобы хоть что-то было выделено и как-то смягчило промышленный прессинг. А нужно многое. Например, снабжение питьевой водой тогда у нас было очень плохое. Питьевого водохранилища при его емкости 38 миллионов кубометров и при расходе 5 миллионов кубометров в месяц нам бы никогда не хватило. Добились, чтоб дополнительно подавалась в это хранилище вода.

Горком партии поручил мне выехать в Киев и добиться в республиканских органах принятия специального решения по нашему городу. Председатель Госплана Украины нас тогда принял и вник в наши нужды. Ну, в общем, добились мы, что за счет наших промышленных предприятий (заводов имени Ильича, “Азовсталь”, “Тяжмаш”) выделили нам средства на благоустройство города и строительство социальных объектов — почти 24 миллиона рублей.

Сначала не хотели нам подписывать такое постановление. Председатель Совета Министров Казанец сказал:

—          А что, ваш город — Москва или Киев, что ли, что в отношении его надо принимать специальное решение?

На это я ему ответил:

—          Иван Павлович, сейчас в нашем городе строится ряд промышленных объектов, а для его благоустройства и для улучшения жизни людей совершенно ничего не делается, поэтому мы настаиваем на принятии такого решения.

В общем, тогда за счет выделенных нам средств сделали немало. Скажем, совсем другой, благоустроенной стала набережная. Или вот такое. Сорок процентов поступающей в город воды забирали предприятия на технологические нужды. Расточительство при нехватке! Стали мы брать воду на технические нужды из Павлопольского водохранилища.

Как-то вызвали меня в обком партии, а там собрались руководители строительных предприятий области. Оказалось, для размещения подсобных предприятий им понадобилась территория, где сейчас расположен трест “Металлургстрой”. И когда стали просить у нас эту территорию, я подумал, что под это дело надо постараться что-то выбить для города. Говорю заведующему строительным отделом обкома партии: коль мы лишаемся этой территории, а мы собирались туда вынести все пром. объекты, которые портят нам экологию, то надо для нас сделать хороший выезд из города с путепроводами, надо провести сюда трамвай (сейчас сюда ходит трамвай седьмого маршрута). Причем я еще настаивал, чтоб на первых порах железнодорожную ветку МПС довести до старого аэропорта. Какая была идея? Чтоб заезд пассажирских поездов в город происходил с запада, и это дало бы возможность убрать железнодорожную ветку с пляжа — она загрязняет эту часть города, мешает движению.

Ну, тут меня повели к секретарю обкома товарищу Ляшко и говорят, что, мол, Расчупкин сошел с ума — такие требования предъявляет! Он выслушал все соображения и говорит:

—          А знаете, я на его стороне. Только кроме идеи переноса железнодорожной ветки.

Таким образом, за счет предприятий многое сделали.

Однако город не мог развиваться и строить жилье из-за того, что аэропорт находился чуть ли не в центре (он был тогда примерно там, где сейчас находятся 17-й микрорайон, вторая, азовстальская, больница). Сказывалось это и на развитии Приморского района — туда надо было протянуть высоковольтную линию электроснабжения, а старый аэропорт мешал: если либо линию электропередачи соорудить, то аэрофлот не сможет нормально работать. Одним словом, в этом месте город никак не мог развиваться. А жилье строить надо.

Долго раздумывали: где и как разместить новый аэропорт? В конце концов, с помощью властей, при содействии Александра Ивановича Покрышкина — участника освобождения нашего города от оккупантов, влиятельного генерала военно-воздушных сил — вопрос этот в принципе удалось решить.

А между тем ситуация сложилась напряженная. Вынужден был даже дать телеграмму в правительство о том, что мы  согласны закрыть существующий аэропорт, оставив посадочную площадку только для санитарной авиации. В Киеве всполошились: что случилось? Собрали всех заинтересованных лиц в Госстрое Украины, вел заседание его председатель Сабуров Сергей Николаевич. Он выслушал нашего оппонента, который доказывал, что через двадцать лет город подойдет к тому месту, где мы собирались строить новый аэропорт. Я задал вопрос: а какое количество квадратных метров жилья, по вашим расчетам, к этому времени получит каждый житель? Он сказал: шестнадцать с половиной (а тогда у нас была норма 6,2 квадратных метра на человека). Сабуров выслушал всех и спрашивает у меня: что вы скажете? Я отвечаю, что, конечно, до того времени, когда каждый наш трудящийся будет получать жилья по 16,5 квадратных метра, я лично не доживу, а всей вам желаю доброго здоровья. Двадцать лет — немалый срок, может, к тому времени и авиация станет другой, и не нужны ей будут такие большие разгонные площадки, как сейчас.

Не успел я закончить свою речь, а Сабуров говорит:

—          Ну что ж, быть по сему, построим здесь аэродром. И построили. И это решило многие проблемы. Действует аэропорт до сих пор. А ведь тогда были и такие предложения: построить его в Новоазовском районе. Представляете, что было бы, если бы прошел такой вариант? По одной и без того напряженной транспортной артерии, через весь индустриальный левобережный район шел бы еще и поток транспорта в аэропорт и из него и все это за много километров от города?!»

Таков один только штрих из истории развития нашего города.

 

Семен ГОЛЬДБЕРГ

«Встречи без расставания».

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий