Древние предшественники Мариуполя

Пятница, Март 4th, 2011

225 лет назад по инициативе И.А. Потемкина увидело свет «Описание городов и уездов Азовской губернии». В нем говорилось, что Мариуполь построен на месте древнего города Адомахи, а не на месте заложенного В. Чертковым Павловска или существовавшей слободы Кальмиуской. Очевидно, окружение Потемкина имело серьезные основания считать Адомаху далеким предшественником нашего города, потому что вслед за «Описанием городов и уездов Азовской губернии» об Адомахе (Домахе), как о безусловно  существовавшем населенном пункте уже в 19 веке писали историки  А. Скальковский и Д. Яворницкий. А за ними в XX столетии энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, «Украiнська Радянська енциклопедия», «Радянська энциклопедiя iсторii Украiни» и такое солидное издание, как «Iсторiя мiст i сел Украiни. Донецька область».


Писали о ней и мариупольцы Г. Тимошевский, Д. Грушевский, Л. Яруцкий и Р. Саенко. О существовании  древнего города Адомаха свидетельствовала и топонимика Мариуполя: существовало озеро Домаха, а в Приморском районе под этим именем и сегодня существует улица.

Казалось бы, что всех аргументов достаточно, чтобы начать  научный поиск и установить в каких временных рамках  существовал этот древний город: когда возник и когда прекратил  свое существование. Однако в течение 85-ти лет существования городского  краеведческого музея ни один из его сотрудников не  удосужился заняться этими вопросами. Одна лишь Р. Саенко «основываясь на некоторых документах 18 века… предположила, что  город Домаха (или Адомаха) действительно существовал в устье Кальмиуса, на месте современного Мариуполя, но существовал задолго до появления здесь запорожских казаков».  Этим выводом она отсекала домыслы Л. Яруцкого и иже с ним о Домахе – казачке, якобы жившей в устье Кальмиуса и о домахе – синониме казачьей сабли из дамасской стали, это — во-первых. Во-вторых, она отодвигала существование  древнего города Адомахи в глубину веков, во времена до нашествия  монголо-татар. И на этом поставила точку, хотя пути поиска существовали.

Так, если бы кто из научных работников музея внимательно проштудировал книгу А. Скальковского “Хронологическое описание истории Новороссийского края”, то обязательно бы  наткнулся на ссылку, взятую им из “Описания Новороссийских губерней” 1806 года, в котором говорилось, что близ Мариуполя приметна еще древняя гавань, занесенная песком и илом.” Эта цитата могла навести на мысль, что эта гавань принадлежала какому-то древнему городу. Далее, работники музея могли предположить, что  Адомаха была построена бродниками, о которых  в Большой Советской Энциклопедии говорится, что это “остатки древнеславянского населения южных степей”, “воинственное население берегов Азовского моря и Нижнего Дона ( 7-8 вв.)”.  Не исключалась возможность появления Адомахи и в 9-10 веках, когда в устье Кальмиуса существовало поселение салтово-маяцкой культуры, найденное археологами и сотрудником мариупольского краеведческого музея П.  Пиневичем.

Именно на этом этапе разгадка тайны Адомаха становилась  практически неосуществимой. К тому же непонятным был и сам  топоним “Адомаха” точнее, его смысловое значение. Это натолкнуло использовать в данном случае топонимику,  памятуя, что именно эта отрасль лингвистики помогла ученым, не имевшим никаких  фактических  данных, определить ареал обитания древних славян.

Итак, в исторической литературе и краеведческих  статьях встречаются  топонимы Домаха, Адомаха и Адомахия. Прежде всего следовало определить, какой из них является самым древним. Поскольку топоним Адомаху и украинцы и русские, не зная его  смыслового значения, превратили в Домаху, а  греки – переселенцы – в Адомахию, то самым древним оказался именно он. При  этом, не только самым древним, но и инозычным.

Отсюда следует вывод, что слово “Адомаха”, или что-то походжее на него, надо искать в языках других народов, которые смогли занести его в Приазовье. И такое слово нашлось в  древнееврейском языке. Это слово – адамах – означало у древних иудеев “глина”, “влажная красная земля”.

На первый взгляд слово “адамах” может показаться не имеющим  никакой связи с названием древнего города – Адомахой, поскольку страна древних евреев отстояла далеко от Приазовья. И тем не менее, такая связь просматривается довольно четко. Дело в том, что Северное Приазовье в 8-10 веках входило в состав  Хазарского каганата, в котором в 9 веке иудейская религия стала государственной. А это значит, что каждый из хазар, приняв новую веру, мог знать, что бог Иегова сотворил человека из глины (Адамах) и дал ему имя Адам, чтобы тот знал,  из чего он был создан. Это слово мог занести на берег Кальмиуса и кто-либо из евреев-раввинистов, наводнивших Хазарию и активно  занимавшихся торговлей.

Вероятно, кто-то из жителей поселения на левом берегу устья Кальмиуса -–то ли строитель замка хазаар, то ли  торговец – еврей – дал имя Адамах обрыву с обнажением глины, на котором и размещалось поселение.

О том, что представляло собой поселение на Левом берегу устья  Кальмиуса,  можно судить по  находкам  Н. Макаренко  и П. Пиневича, изученные ими в течение 1928-1931 гг. Так, на мысе у  впадения Кальмиуса в море, Н. Макаренко нашел городище, имевшее форму квадрата, стороны которого равнялись 200 метрам. Это мог быть феодальный замок, поскольку в этом квадрате имелись остатки каменной кладки.

Как писал П. Пиневич в своем  дневнике археологических работ, городище соседствовало с селищем и торжищем. Эти находки говорили об интенсивности жизни на территории города в хазарские времена. Существование в то время торжища рядом с замком свидетельствовали о торговых связях тогдашних жителей поселения.

Кстати, историки и археологи пишут, что у племен салтово-маякской культуры существовали торговые отношения с восточными славянами, позже – с древнерусским государством.

О том, что поселение в устье  Кальмиуса  было торговым центром, говорят и нумизматические находки дирхемов  аббасидского холифа Абу-Джабара эль Мансура на территории стана “3000”, а также византийских монет вблизи села Кальчик и города Новоазовска. Кроме того, нумизматические находки  свидетельствуют о том, что благодаря наличию пристани к поселению в устье Кальмиуса тяготели не только располагавшиеся рядом, но и более отдаленные поселения земледельцев. Именно там они могли сбыть свою продукцию и приобрести необходимые им товары и  предметы быта, в том числе и амфоры.

Обо всем, что происходило в устье Кальмиуса 10-12 веков назад, мы могли бы иметь более ясное и, главное, достоверное представление, если бы в конце двадцатых годов прошлого века, сразу после вскрытия Мариупольского  могильника, отложили бы на  десяток лет строительство “Азовстали” и дали археологам  возможность спокойно, без спешки, вести раскопки. Возможно, даже могли быть найдены и письменные источники. Ведь, как пишет

С. Плетнева в книге “Хазары”, среди жителей Хазарии была широко  распространена грамота. Ею владели “простые строители крепости и  степные кочевники среднего достатка”. А коль в Хазарии грамотных  было много, то могла существовать возможность находки манускрипта, который поведал бы, кто и когда дал поселению на глинистом обрыве в устье Кальмиуса имя Адомах. Но тогда, в годы первой советской пятилетки, Сталин требовал бешенных темпов индустриализации. Однако даже гипотетическая находка такого манускрипта не объяснила бы появления “древнего города Адомахи” на правом берегу Кальмиуса, поскольку случилось это  несколько позже. А именно после появления здесь славян-колонистов.

Следует заметить, что приход хазар в Северное Приазовье по времени совпал с началом его колонизации славянами еще до образования Киевской Руси. Уже в 8-9 веках по берегам Черного и Азовского морей было множество славяно-русских поселенцев, занимавшихся  земледелием  и торговлей.

Вероятно, одна из славянских дружин в ходе колонизации поселились в устье Кальмиуса на правом его берегу. Ведь, как пишет В. Каргалов в своей работе «Феодальная Русь и кочевники»,   подобные славянские поселения строились «на высоких речных берегах и окружались валами, глубокими рвами и крепкими деревянными стенами». Такие укрепленные поселения в средние века назывались городами. И это был первый в устье Кальмиуса город, которому  его жители скорее всего, не мудрствуя лукаво, дали имя Адомахи, пришедшее к нам по эстафете поколений  первопоселенцев, бродников и казаков.

Николай РУДЕНКО.

2006 год.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий