ЭТО БЫЛО, БЫЛО…

Вторник, Декабрь 7th, 2010

Когда в 1780 году «зачиналась, устраивалась и обстраивалась» греческая колония Мариуполь, «духовный ее пастырь и гражданский правитель» митрополит Игнатий весьма озабочен был тем, чтобы этот новый город приазовского края украшали церкви Божии как передовые посты православно-греческой народности. Он сам открыл благословляющий святое дело почин — закладку и возведение церквей.

В 1780 году митрополитом Игнатием была заложена в бывшей казацкой паланке, на Базарной площади, соборная церковь для греческого общества во имя священномученика Харлампия, и 22 апреля Игнатий освятил ее и открыл в ней богослужение и священнодействия. Для жителей кефайского квартала преосвященный Игнатий заложил, основал и устроил Федоро-Стратилатовскую церковь (правда, она еще при жизни митрополита сгорела). В том же приснопамятном для нашего города 1780 году для выходцев из Карасу-Базара митрополит Игнатий заложил и основал церковь Рождества Пресвятыя Богородицы. Им же была заложена и основана Успенская церковь, где определена была на хранение одна из святынь мариупольских греков — икона Одигитрия Вожией Матери.

«Благоустроя» для греческого общества город Мариуполь и благоукрашая его церквями, неутомимый владыка готско-кефайской епархии в то время усердно заботился о построении церквей и молитвенных домов по селам для греков, поселившихся в окрестностях (греками было основано 20 селений). Вследствие искренних и заботливых забот митрополита Игнатия во всех селениях Мариупольского округа вскоре были основаны и устроены приходские церкви, эти видимые проводники невидимой благодати Божией» — писал Феодосий, епископ Екатеринославский в 1880 году. Так на деле преосвященный Игнатий заботился о духовной жизни своих чад», «крымских греков христианского закона», как называли себя сами переселенцы. Сквозь века доносятся к нам вещие слова архипастыря: «Чрез церковь и от церкви нисходит уже небесное благословение и очевидный успех на всякия человеческие дела, работы и предприятия».

Шло время. Митрополита Игнатия уже не было на свете (он умер в 1786 году), а созданный им город Мариуполь на берегах Азовского моря рос и благоустраивался. По ведомости 1795 года в городе было 4 церкви: Харлампиевская, Марии-Магдалиновская, Рождества и Успения Богородицы (3 каменные и последняя — деревянная).

Без малого через 70 лет, в 1864 году, в Мариуполе насчитывалось 5 православных церквей, 1 римско-католическая. В 1912 году город имел уже 9 православных действующих церквей на 59000 жителей. Из них 65% были православные — русские  и греки.

Вся жизнь горожан была тесно связана с православной церковью. Сильны были ее вековые традиции. Это проявилось и в укладе жизни города, где молебствия совершались по самым различным поводам, будь то закладка дома, открытие гимназии, начало занятий в школе, спуск корабля в порту — словом, при всех благих начинаниях.

Вполне естественно, что при такой главенствующей роли православной церкви в жизни общества служители культа были уважаемыми в Мариуполе людьми. Их иронично называли «пастырями овец православных». Кстати сказать, именно от аббревиатуры этих слов и пошло название церковнослужителей — поп. В прежние времена священники на официальных бумагах перед своим именем ставили первые буквы этого названия, то есть «п.о.п.». Отсюда и пошло гулять по Руси — поп, а с ним и попадья.

Особенная пора наступала в жизни Мариуполя с приходом крупных церковных праздников, таких, как Пасха, Спас, Рождество и др. С нетерпением горожане ждали этих праздников, готовились к ним загодя и с достоинством их встречали — и бедные, и богатые (благо, церковь была не скупа на свои празднества). Заглянем и мы на минутку на одно из таких торжественных богослужений в величественный Харлампиевский собор (1845).

Вход в храм усеян толпами горожан суетливых и нарядных горожан. Люди всех сословий и возрастов собираются вместе на праздничное богослужение. На устах у всех улыбки, в руках — свечи, разум и чувства поглощены происходящим. Все смеются и плачут вместе.

Под сводом единственного купола Харлампиевского собора все внутреннее пространство залито светом. Со стен на нас глядят святые и подвижники православной церкви. Взоры присутствующих нащупывают особо ценную реликвию храма, высоко чтимую икону великомученика Георгия. Сотни глаз пронзительно смотрят на нее.

Над алтарем зависает огромная хрустальная люстра, которая изредка зажигается. Перед алтарем возвышается невысокий иконостас с иконами, некоторые из них — в золотых окладах.

Сверкают редкие драгоценные камни, жемчужины. Свет, льющийся из-под купола и от тысяч мерцающих свечей, отражается от святых икон, одевая каждого входящего сиянием. Но скоро уже в храме не протолкнуться, он не может вместить всех желающих — а их уже набилось не одна тысяча человек. Хор, одетый в простенькую парчу и светло-голубые накидки, готовится наполнить собор песнопением. Но вот все живо замолкает. Народ расступается, и чинно проходит известный в Мариуполе батюшка, протоиерей Д. Текежи. Ему вести службу.

Священники с длинными бородами шествуют через толпу, неся курящиеся кадила. Начинается служба. Чередуясь с пением хора, батюшка произносит ряд торжественных гимнов, звучащих с большой силой на сотрясающих нотах глубоких басов. Убаюканные богослужением, очищенные парящими звуками песнопения, в конце службы молящиеся выходят вперед (что им удается с трудом из-за скопления народа) и целуют мягкую руку Д. Текежи, который отвечает крестообразным помазанием лба освященным елеем. «Да будет на все воля Господня!» — говорят себе мариупольцы, с помощью церкви смиряя себя и укрепляя, чтобы нести свою земную ношу дальше.

Затухают последние огоньки в лампадах храма, и мы оказываемся вновь на базарной площади — центре города. Сзади высится белоснежная громадина Харлампиевского собора, как будто проросшая из тех древних времен, зовущих в прошлое.

Наступающие сумерки размывают благородные пропорции белого храма, вырисовывают темный силуэт. Легкое дуновение ветерка тянет нас за руку, и словно напоминает о том, что мы задержались, и нам пора из истории домой, в современный Мариуполь.

Таким был жизненный уклад православных горожан — наших далеких предков. Они молились, чтили праздники, посещали церкви. Да, все это было. А церкви, завещанные нам почтенным старцем Игнатием, вновь возрождаются из пепла небытия…

Дмитрий ЯНАТЬЕВ.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий