Фотограф из Волонтеровки

Понедельник, Апрель 18th, 2011

Полтора века тому назад в небольшой поселок Ново-Николаевку, что по дороге из Мариуполя в Сартану, прибыла на поселение группа греческих волонтеров – участников на стороне России в Крымской войне. Один из поселенцев открыл там фотографию (одну из первых в нашем крае).

рекламный рисунок на реверсе (оборотной стороне) паспарту

Молодой фотограф в поселке, который расположился на бывших землях нашего митрополита (там когда-то была его — Игнатия — дача), и значительно позднее стал называться Волонтеровкой (а в советские времена даже почему-то Красной Волонтеровкой), родился примерно в 1825 году на острове Делос в Греческом архипелаге. Звали его Эммануил Апостолиди.
Любознательный юноша еще дома увлекся недавно изобретенной практической фотографией и, приобретя фотоаппарат промышленного изготовления, преуспел в этом деле. Когда же он оказался в рядах греческих волонтеров в царской армии, ему пришлось участвовать в легендарной обороне Севастополя.
Крымская Русско-Турецкая война 1853-56 гг. вошла в историю, как один из самых кровавых конфликтов XIX века. В царской армии, кроме «своих» солдат и офицеров – в основном малороссов и русских, были и воины других национальностей, в частности, греки.
Еще до войны среди воинских частей был греческий Балаклавский пехотный полк. А так как среди греков было много мореходов, то и в Черноморском флоте они заняли достойное место. С началом же военных действий из греков-добровольцев сформировали еще и легион имени императора Николая I, насчитывавший более 700 человек.
Забегая вперед, отметим, что после окончания войны за отвагу и военное мастерство этим бойцам выплатили премию в размере годового жалования в рублях, а также предложили, по желанию, вернуться к себе на родину, или поселиться в любом хорошем месте на Юге Империи.
Таким путем и появилась в упомянутом поселке небольшая группа волонтеров (по разным источникам от 11 до 200 человек), пожелавшим примкнуть к своим Мариупольским соплеменникам.
Во время войны Эмманул Апостолиди добросовестно выполнял свою «военную» работу и даже предложил какое-то там ценное усовершенствование, за что был отмечен начальством. Кроме того, он фотографировал боевые позиции и батальные сцены, солдат и офицеров армии. А в свободные минуты даже снимал пейзажи крымской природы.
Особенно удались ему съемки с облачным небом через цветные стекла – светофильтры, где белые облака выглядели весьма ярко на фоне темного неба.
Следует сказать, что начальство предоставило ему возможность и лабораторные условия для обработки фотоматериалов.
Все восторгались снимками молодого фотографа, а когда в Севастополь прибыл царь Александр II, командование гарнизоном не преминуло похвастать перед ним  фотоработами своего неординарного волонтера. Императору фотографии тоже весьма понравились, и он приказал позвать их автора.
Как повествует семейная легенда, между ними произошел следующий разговор. Царь поинтересовался, как зовут молодого фотографа, и тот ответил. На что царь возразил: «Какой там ты Апостолиди? Теперь ты будешь «Клитотехнис»! По смыслу это означает – «специалист высшей категории» (по нынешним меркам — «суппер»!). В дополнение царь подарил фотографу свою золотую табакерку, украшенную драгоценными камнями.
А спустя некоторое время Эммануил (теперь уже Клитотехнис) был представлен и Великому князю Константину Николаевичу. Эта царская особа подарила ему еще и золотой перстень с бриллиантом.
В Ново-Николаевке Эммануил Клитотехнис (Апостолиди), как и полагалось самостоятельному мужчине, сначала построил добротный дом в центре поселка (в советское время, рядом возвели клуб, а теперь – его разрушили до основания, как и многие другие очаги культуры в нашем будто бы европейском городе).
И только уже потом этот «Карл Маркс» (почему – узнаете ниже) покорил сердце красавицы-казачки Маруси, которая и родила ему сына.
Дела у способного фотографа шли успешно, фотографироваться к нему приходили не только свои, поселковые, но и приезжали люди из Сартаны (хотя там был и свой хороший фотограф Леонид Зайденберг), а также из других сел и, даже, из Мариуполя.
В его мастерской было устроено несколько «задников», на фоне которых делались семейные фотографии, портреты и свадебные, памятные сюжеты.
Фотографии наклеивались на заказанные в Одесской литографии Давида Покорного красивые картонные паспарту. На обороте, в рекламных целях были изображены и описаны те самые знаменитые и дорогие награды царских особ, а также портреты, вероятно, выдающихся греков. Это придавало фирме особую значимость и указывало на гарантированное качество фоторабот.
Подтверждением этому служит единственно сохранившаяся, выполненная Эммануилом, фотография с портретом Маруси, по которой можно судить и о красоте молодой женщины, и о мастерстве фотохудожника.

портрет Марии — жены фотографа

В поселке фотограф слыл авторитетным и мудрым человеком. Он быстро усовершенствовал свой русский язык, а также выучил и язык общения нашего края – украинский; помогал посельчанам составлять всякие официальные бумаги и давал довольно дельные советы по различным бытовым вопросам.
Как же выглядел этот грек? К сожалению, не сохранилось ни одного его фотопортрета. Как говорится: «Сам сапожник — всегда без сапог»! Вот только известно со слов его правнучки, что когда она спросила как-то свою бабушку, зачем та повесила на стену портрет Карла Маркса, то получила ответ, что это не классик марксизма, а именно ее прадедушка Эммануил! Вероятно, у них было большое сходство.
После смерти Эммануила в 1885 году, дело успешно продолжил его сын Аристид. Вместе с женой Наталией — украинкой из Полтавы — они «родили» четверых сыновей и дочь.
Как и его отец, Аристид слыл интересантом ко всяким новинкам. Поэтому не удивительно, что когда появились автомобили, один из первых этих диковинок — оказался и у него.
Однажды, со своим сыном, также Эммануилом, они поехали в сторону Розовки. По дороге, по просьбе сына он дал ему «порулить», но на каком-то шатком мосту случилось непредвиденное. С двух сторон на мост въехали автомобиль и телега с раненными солдатами. Сдать назад мог только автомобиль. При этом юноша не справился с управлением, и автомобиль упал с моста. В аварии Аристид серьезно травмировался, что привело к его скорой кончине.
Оставшуюся без мастера фотостудию пришлось закрыть. Необходимо было дать образование детям, но семья бедствовала. Достаточно сказать, что сыновья ходили на учебу из Волонтеровки в город пешком, причем, босиком (и только уже в здании гимназии, что на Георгиевской улице, одевали галоши).
Чтобы как-то решить свои финансовые проблемы, вдова решила продать семейные ценности – те самые царские награды, хотя отдавала себе отчет, что они бесценны. Тогда же оказалось, что денег было выручено столько, что хватило купить большой новый дом в Мариуполе и достойно выучить и вывести в люди всех пятерых детей.
Фотоделом серьезно более никто из внуков Эммануила так и не занялся – их привлекала больше техника. Так младший – Леонид стал заядлым автомобилистом. В начале 20-х годов он и его друзья С. Партигула, П. Головин, Н. Лапина и Н. Улахов организовали в Мариуполе общество «Автодор», где обучались сами автоделу, и обучали других. Во время же войны, трое Клитотехнисов были танкистами, а Леонид – военпредом на Челябинском танковом заводе.
После войны Леонид Аристидович Клитотехнис работал в автохозяйстве завода им. Ильича, преподавал в автошколах, был активистом общества автолюбителей и общественным автоинспектором. Многие ветераны автомобильного транспорта, вероятно, помнят этого незаурядного человека.
Анализируя воспоминания правнуков Эммануила Клитотехниса, автору этих строк хотелось получить какое-то документальное подтверждение семейной легенде. По нашей просьбе Крымский музей героической обороны и освобождения Севастополя провел исследование, в результате которого из-за неполноты архивных документов установить, что среди греческих волонтеров был такой-то фотолюбитель, не удалось.
Но выявилось другое: в конце XIX века во флоте служил грек, капитан 1-го ранга Н. Н. Апостоли (а это, фактически, та же фамилия), который также был известным фотографом и издателем открыток с видами кораблей!
Возможно, между этими двумя фотографами и были родственные связи, так как правнуки вспоминают, что у Эммануила в Греции еще оставались младшие братья и, как будто бы, даже сын от первого брака.
Во всяком случае, порядочный человек тех времен, когда честь ставилась превыше всего, вряд ли выдумал бы эту историю со столь дорого стоящими царскими наградами, чтобы рисковать своим делом. А сохранившаяся фотокарточка, сделанная когда-то Эммануилом Клитотехнисом, а также фотографии уже его сына Аристида, служат документальным подтверждением, что среди первых фотографов на Мариупольщине были и два таких грека из поселка Ново-Николаевки — Волонтеровки.

Олег КАРПЕНКО,

6.03.08.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий