ГЕРОИ ЖЮЛЯ ВЕРНА В УКРАИНЕ

Понедельник, Декабрь 26th, 2011

Рассказ библиофила

Книга эта попала ко мне в руки случайно, и для того, чтобы объяс­нить, почему я ею так заинтересовался, достаточно сказать, что выпу­щена она в свет издательством «Земля и фабрика», или, как его назы­вали сокращенно, «ЗИФ».

«ЗИФ» организован в 1922 году известным поэтом Владимиром Ивановичем Нарбутом как советское акционерное кооперативное из­дательство, просуществовал до 1930 года, и, следовательно, любая кни­га с грифом «Земли и фабрики» по возрасту своему достигла пенси­онного человеческого возраста. Понятно, что все издания «ЗИФа» дав­но стали библиографической редкостью, в том числе и собрание сочи­нений Жюля Верна, об одном томе которого и хочу рассказать.

В этом томе опубликован «Упрямец Керабан», не са­мый, скажем прямо, знаме­нитый роман прославленно­го писателя. А неизвестно широкому читателю это произведение Жюля Верна потому, в частности, что, по доступным мне источникам, «Упрямец Керабан» в после­октябрьское время был пе­реведен только один раз, издан «ЗИФом» в 1928 году и с тех пор больше не пе­реиздавался.

Времена, когда я запоем читал Жюля Верна, для меня, увы, давно миновали, но «Уп­рямца Керабана» — из ува­жения к библиографической редкости — начал перелистывать. Поначалу без осо­бого интереса, но потом так увлекся, что лихорадочно глотал страницу за страницей. Не потому, что приключенческий жюльверновский сюжет так мастерски «закручен» (а «закручен» он действительно мастерски) — совсем по другой причине. Чтобы быть понятым, надо хотя бы коротко познакомить читателя с завязкой романа.

Богатый турецкий купец Керабан живет в Константинополе, на ев­ропейском берегу Босфора. К нему приезжает его голландский колле­га Ван-Миттен, которого Керабан хочет угостить пышным обедом на своей даче в Скутари, находящейся на азиатском берегу пролива. В это время выясняется, что установлен налог на переправу через Бос­фор, и, хотя он исчислялся совершенно ничтожной суммой, Керабан, воз­мущенный этим, по его мнению, беззаконием, платить отказался. Отли­чавшийся феноменальным упрямством купец поклялся попасть в Скутари, не уплатив налога, а то, что ради этого ему придется по суше объехать все Черное море, Керабана ничуть не смущает.

Сказано — сделано, и вот путники уже сидят в карете, вот они двину­лись в дальнюю дорогу.

Маршрут героев Жюля Верна в данном случае интересен еще и потому, что он неизбежно должен привести путешественников в Укра­ину. Более того: поскольку Керабан дал слово не пользоваться совре­менными видами транспорта, например, железной дорогой, а также морским путем, то, значит, он должен будет, рассуждал я, обогнуть не только Черное, но и Азовское море. И тогда, следовательно, возникнет новая, еще более увлекательная тема: герои Жюля Верна в Мариупо­ле.

Вот почему я так лихорадочно глотал страницу за страницей «Уп­рямца Керабана».

Путники спешили, и карета резво несла их по степям Украины. Вот уже позади Одесса, Николаев, Херсон. Помимо Ван-Миттена Керабан взял с собой в путешествие своего племянника Ахмета. Невесте Ахмета, красавице Амазии, завещано богатое наследство, получить кото­рое она может только при условии, если выйдет замуж до 16 лет. До шестнадцатого дня рождения Амазии оставались считанные дни, так что Керабану надо было успеть вовремя вернуться в Скутари, чтобы сыграть свадьбу в положенный срок. Еще больше был заинтересован в этом Ахмет, поэтому в Джанкое, глубокой ночью, когда его дядя без­мятежно спал, приказал повернуть на Керчь.

Жюль Верн дает подробное описание степного Крыма, знаменитого залива Азовского моря — Сиваша, Арабатской стрелки, Арабата, Керчи. Его герои побывали на горе Митридат, с высоты которой любовались чудесным видом. При этом Ван-Миттен и Ахмет убеждают Керабана, что Керченский пролив — это… река, через которую они переправятся на пароме.

Но неожиданно выяснилось, что Керабан знает географию гораздо лучше, чем предполагали его спутники: он заявил, что переправа через морской пролив противоречит данному им обещанию, и потребовал объехать вокруг Азовского моря. Зная беспримерное упрямство Керабана, я поверил было, что герои Жюля Верна все-таки побывают в Ма­риуполе. Но, увы, сроки, как говорят в наше время, поджимали, и спутни­ки своенравного купца сумели всеми правдами, а еще больше неправ­дами переправить Керабана через пролив, изрядно сократив и без того огромный маршрут.

Любопытно заметить, что Жюль Верн считал, будто Керченский про­лив через какие-нибудь сто лет исчезнет. «Жаль, что Керабан, — пишет он, — не родился на сотню лет позже!.. В самом деле, пролив этот по­степенно заносит песком, и дело должно кончиться тем, что при даль­нейшем накоплении песка и мелких раковин он превратится в узкий поток с очень быстрым течением».

Многие предсказания Жюля Верна, как известно, оказались проро­ческими. Но не это. С Керченским проливом за истекшее столетие с хвостиком (действие романа происходит в 1882 году), к счастью, ниче­го не случилось.

Бытующее мнение, что Жюль Верн все свои путешествия совершал «в кресле», то есть не выходя из своего кабинета, неточно: первый клас­сик научно-фантастической литературы немало поездил на своем веку. Но в Украине он не был, как и во многих других краях, где разворачива­ется действие его необъятного — более 60 романов! — цикла «Необык­новенных путешествий».

В этой гигантской работе ему помогали различного рода справоч­ники, путеводители, научные труды. К сожалению, не всегда эти источ­ники были точны, и тогда в книгах прославленного писателя появля­лись неточности.

Так случилось и с «Упрямцем Керабаном». В этом романе Жюль Верн утверждает, например, что Крым присоединен к России в 1791 году, хотя на самом деле это произошло восемью годами раньше. В другом месте автор сообщает, что для осады Азова Петр I привел свой флот через Керченский пролив, хотя на самом деле русские корабли пришли туда по Дону.

Биографы писателя рассказывают, что в кабинете Жюля Верна сто­ял большой глобус, весь исполосованный маршрутами путешествий его героев. Одному журналисту писатель сказал: «Я поставил своей задачей описать в «Необыкновенных путешествиях» весь земной шар.

Следуя из страны в страну по заранее установленному плану, я стара­юсь не возвращаться без крайней необходимости в те места, где уже побывали мои герои».

К сожалению, этот грандиозный замысел не был полностью осуще­ствлен. Но я подумал, что вряд ли «Упрямец Керабан» — единственное произведение Жюля Верна, действие которого разворачивается в на­шей стране.

Выяснилось, что России посвящен роман Жюля Верна «Михаил Стро­гое». Сюжет его совершенно неправдоподобен (нападение бухарского эмира на Иркутск), но книга проникнута симпатией к народу России, политическим ссыльным в Сибири. Точны и безошибочны здесь гео­графические описания страны на всем пути следования героя от Мос­квы до Иркутска через Нижний Новгород, Казань, Пермь, Тюмень, Омск, Колывань, Томск, Красноярск и другие города. Жюль Верн правильно указывает даже самые захолустные села и посады, почтовые станции и перевалочные пункты, состояние проезжих дорог и объездные пути. Он дает также описания природы, рассказывает о населении и заняти­ях жителей.

В России царская цензура роман не пропустила (не понравилась симпатия автора к участникам революционного движения), зато на ро­дине писателя «Михаил Строгов» выдержал сотни изданий и несколь­ко поколений французских школьников знакомились с географией Рос­сии по этому произведению Жюля Верна.

Лев Яруцкий

1984 г.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий