«Гитлер» в Мариуполе

Среда, Ноябрь 16th, 2011

История Мариуполя изобилует не только занимательными легендами, но и действительно происходившими событиями, которые еще на памяти старожилов.

Некоторым местным краеведам свойственно отыскивать различные, интересные факты или происшедшие когда-то события, и выстраивать на их основе (в зависимости от способности фантазировать) свои версии и описания. Вот, например, спорная дата основания города! Можно подумать: когда греки прибыли сюда, здесь была необитаемая пустыня, и свой город они начали возводить с «нуля».
Или особенно много измышлений случается по поводу широко известных особ, хотя документального подтверждения исходных фактов, как говорится, на 101% чаще всего пока еще не найдено.
Так, например, сколько уже перьев сломано по поводу якобы случайного посещения когда-то нашего города придворным российским поэтом А. С. Пушкиным. Временно попав в немилость власти и отправившись в ссылку на Кавказ, он с друзьями спешил скорее пересечь неспокойные в то время восточные земли Екатеринославской губернии, и направлялся кратчайшим путем к переправе через полноводную реку Кальмиус.
Делать же немалый «крюк», и потерять целый световой день, чтобы увидеть ничем не примечательный тогда купеческий городок, вряд ли прельщало путников. Тем паче, что по свидетельствам биографов, поэт и некая молодая особа, которой он был весьма увлечен, впервые увидели Азовское море лишь на почтовой станции «Широкая», что находилась уже за Кальмиусом, в Области войска Донского.
Или вот другое — будто бы краткосрочное пребывание во время войны в Мариуполе германского вождя Гитлера! Тому, кто сам пережил оккупацию, а не только слышал о ней разговоры или читал сомнительные архивы НКВД, конечно известно, что несчастные местные жители настолько были запуганы режимом, что Гитлером им казался любой увиденный немецкий генерал.
Говорят, что приезжал он 1 декабря 1941 года. Хотя именно в те дни под Москвой шло ожесточенное сражение, там рушился главный план немецкого нападения. И вряд ли в эти критические для Германии дни Гитлер стал бы отвлекаться на инспектирование столь второстепенных участков фронта. Да и ездил он мало, и в сопровождении огромного количества охраны, а не тайно, словно гоголевский «ревизор».
А вот то, что в Мариуполе действительно был, и даже долго жил свой «Гитлер» — старожилам известно. Как говорил один дедушка: «Это – не факт! Это — самая, что ни есть — правда!»
Думается, что кое-кто помнит открывшийся после войны пивной буфет на улице Торговой, в доме наследников Эйдлиных. До войны там жил и парикмахер Рольбург с семьей. Все они погибли при расстрелах у Агробазы.
Заведовал (по-современному – был барменом) там некто Сергей Яковлевич Акопов (вернее – Акопян). Это был среднего роста и упитанности мужчина, с темной шевелюрой и уже в возрасте. Выглядел за своей буфетной стойкой он довольно колоритно.
Свое шутливое прозвище – «Гитлер» он получил за «фюрерские» усики под внушительным армянским носом. Поэтому с некоторых пор любители пива в округе стали говорить, что иду к «Гитлеру», приглашали друг друга к «Гитлеру», были у «Гитлера».
«Дал бы тисяча рублэй (в то время – большие деньги), чтобы знат, какой зараза так на мине сказал», — говорил с кавказским акцентом наш «Гитлер».
В Мариуполь он переехал с семьей из Краснодара, куда его родители вынуждены были бежать из Ленинакана, когда там турки начали резать аборигенов.
Как известно из истории, когда-то грузинский князь Давид-Святой освободил Армению от турецкого рабства и приобщил к христианской вере! А спустя много веков великий вождь мирового пролетариата вскоре после победного государственного переворота «отдал» равнинную и лучшую часть армянской земли опять туркам. В результате этого преступления погибло несколько сотен тысяч жителей тех мест, и более миллиона были вынуждены эмигрировать из родной страны (так обездоленные армяне и рассеялись по всему миру).
Работать Сергей Яковлевич стал в станционном ресторане, затем перешел в буфет гостиницы «Спартак». А во время оккупации у него была небольшая закусочная на Большой, напротив «СольдатенКино» (теперь – «Победа»). Помогала ему там некая особа по прозвищу «Коханка» (за гуляние с немцами). Рассказывают, что после оккупации его арестовал НКВД, по доносу за то, что у него в доме, якобы, имелся портрет Гитлера. Но выяснилось, что это было у Коханки, и Акопова отпустили.
Упомянутая же пивнушка вскоре стала самым примечательным заведением в центре города. Ибо каждого жаждущего с раннего утра и до позднего вечера там встречал с молчаливым достоинством тот самый ее заведующий.
Занимала она две полутемных комнатушки. В первой находилась небольшая буфетная стойка, практически бездонная пивная бочка и всего три шатких столика для посетителей. А вторая комнатушка служила кладовой, посудомоечной и пристанищем Марии — помощницы заведующего (своеобразной «Евы Браун»), приученной все свои мысли, желания и эмоции выражать одинаково – молчанием. Не дай Бог, если б все наши подруги так себя вели, какой скучной стала бы вся наша жизнь!
По вечерам здесь собирались компании, располагались основательно (чаще всего снаружи заведения, прямо на тротуаре), и пили степенно и помногу. Опоздавшим приходилось подолгу ожидать освободившиеся кружки, так как обычно шло повторение (хотя официально повторять разрешалось лишь один раз!).
Большим почетом в пивной пользовались не заходящие туда иногда чиновники (даже самого высокого ранга) и местные знаменитости, а обладатели вяленой рыбы. Они могли приходить даже без денег и, делясь закуской, получать, конечно же, без всякой очереди, все, что желали.
А угостить гармониста — постоянного клиента — каждый считал своим долгом. Вечером его жене приходилось «транспортировать» музыканта домой обычно уже в невменяемом состоянии.
Справедливости ради следует отметить, что свое заведение наш «Гитлер» содержал не хуже, чем настоящий — свою Германию. Свежее пиво, водка и хорошая закуска были всегда. И летом все в городе могли изнывать от жары и жажды, а пивзавод в это время, как полагалось при советском плановом хозяйстве — закрывался на ремонт, но люди знали, что у «Гитлера» пиво будет. И оно там таки было!
Каждую очередную бочку всегда открывали в присутствии посетителей, каждый получал по кружке, а затем заведение закрывалось на краткосрочный (технический) перерыв, после которого пиво уже почему-то начинало излишне пениться.
Были недовольные, которые утверждали, что в пиво добавили дрожжи. «Гитлер» не подтверждал эти умозаключения, и не опускался до их опровержения. В конце концов, каждый имел право ожидать «отстоя» и «долива». При этом «Гитлер» никого не торопил – это делали за него те жаждущие, кто стоял в очередь сзади.
Другое дело, когда посетитель просил водки и воды, чтобы ее запить. Здесь «Гитлер» откровенно сообщал: «Зачем тебе вода? Не беспакойси! Я уже сам туда вады налил».
Как уже отмечено, буфетчик был немногословен, но иногда  принимал участие в спорах, выдавая весьма меткие реплики, но часто по тому времени излишне смелые. Жалоб же на произвол жен он вообще не признавал.
«Нада бить мужчинай, — поучал он. — Каждый женщина должна знать свой места. Видишь маю?» – говорил он, имея в виду свою помощницу. «Когда мине нада – она ест, когда не нада – иё нэт»!
В его работе не бывало недоразумений. План всегда перевыполнялся (правда – всегда лишь на один процент), если выручки не хватало – мог добавить из своих. Но этого оказалось мало!
Одно время прошел слух, что заведующего арестовали: мол, кто-то из завистников «настучал» куда надо, что он, якобы, западногерманский шпион, и не зря его прозвали «Гитлером». Какая несусветная чушь!. А может быть просто известной Конторе не хотелось иметь поблизости даже такого «Гитлера»? Слава Богу – все это были только слухи. Наш Буфетчик не разделил судьбу сотен тысяч таких ни в чем не повинных граждан страны, или просто расстрелянных в камерах того ведомства, или погибших в бесчисленных учреждениях ГУЛАГА, а благополучно доработал до пенсионного возраста.
Сергей Яковлевич слыл своеобразным человеком. Работая в ресторане, он как-то оказался не у дел. И вот тогда знакомый буфетчик не захотел его – тогда скромно одетого — обслужить. На следующий день он снова зашел, но уже в добротном пальто с шалевым, меховым воротником, «полковничьей» папахе, в белых фетровых сапогах – неизменным атрибутом богатых снабженцев. Шокированный таким видом буфетчик мгновенно обслужил такого важного клиента. А тот сказал: «Это ты не мине налил! Это ты – глупий человек — налил вот этим тряпкам»!
Сергея Яковлевича считали неофициальным предводителем армянской диаспоры Мариуполя, к нему постоянно шли за советом и помощью. Даже интересы своей семьи, иногда, отходили на второй план, хотя он очень любил своих детей и внуков. Они же платили ему тем же и успешно «выбились» в люди – все получили высшее образование и достигли достойного положения в обществе.
А пивной буфет продолжал работать и после ухода Акопова, но у другого заведующего и пиво, естественно, было уже другое! Дело у него явно не пошло, заведение пришлось закрыть, а помещение постепенно пришло в негодность.
Менялись поколения людей, и бывшего бармена уже стали забывать, и только в летнюю жару кто-нибудь, вздыхая, говорил: «Эх! Был бы, вот, «Гитлер» — было бы и пиво»!

Олег Карпенко, 30.03.08.
На фото: Сергей Яковлевич Акопов – он же Мариупольский «Гитлер».1952.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий