Гулянье на Большой

Четверг, Июнь 28th, 2012

Летними вечерами, когда спадала жара, вся молодежь, да и не только молодежь, старой части Мариуполя устремлялась на проспект Республики, который для старшего поколения был «Большой улицей» или проще — «Большой», для поколения, подросшего в послевоенные годы, — «Проспектом», а для завсегдатаев с претензией на некоторую исключительность — «Бродом», т.е. Бродвеем.

Однако употребление каждого из этих названий было вполне понятно каждому мариупольскому аборигену. Исключение могли составлять разве что совсем древние старушки, которые, услышав от внуков слово «брод», приставляли ладошку к уху, в большей степени сохранившему свою функцию, переспрашивали: «Брод? Это не тот, что через Кальмиус за Правым берегом?». Молодые от вопроса только отмахивались.

Нравы и обычаи на Большой годами не менялись. Изменения наблюдались только в одежде и, естественно, в смене поколений. Гулянье происходило по одной стороне, чаще всего — по нечетной, от Торговой улицы и до сквера. Его участники разделялись на два четко обозначенных медленно текущих людских потока: один — вверх, к скверу, другой — вниз, в обратную сторону. В иной год потоки, повинуясь неведомым закономерностям, перемещались на четную сторону. Заметим, что в описываемые времена тротуары на Проспекте были существенно шире, нежели теперь.

Главной составляющей гуляющих были барышни, взявшие друг друга «под крендель», и следовавшие за ними воздыхатели, перемещающиеся небольшими группами. Проспект был местом встреч и знакомств. Когда знакомство происходило, вновь образовавшаяся парочка оставалась там относительно короткое время, она отправлялась по предложению ухажера либо в кино, либо кавалер провожал свою избранницу домой.

Осторожные, а главное, дальновидные молодые люди прежде, чем развить свое ухаживание, пытались окольными путями выяснить, где проживает приглянувшаяся ему барышня. Могло случиться, что на Слободке, в Парковом поселке или в недрах Новоселовки. Провожание в эти благословенные местности было чревато непредсказуемыми и, мягко выражаясь, не очень приятными последствиями. Здесь надо было решать. Но бывало и так, что «любовь с первого взгляда» заставляла представителей сильного пола пренебречь всеми предосторожностями.

Время от времени сквозь чинно перемещающуюся людскую массу шныряли молодые люди, разыскивающие своих товарищей, а иногда — девушку, понравившуюся в каком- то другом месте города, с которой из-за мимолетности встречи не удалось познакомиться сразу.

Несмотря на большое скопление публики, нельзя сказать, что было шумно во время гулянья, если не считать шарканья о тротуар тысяч ног да грохота и звона трамваев. Но трамваи в вечернюю пору появлялись относительно редко. «Какие трамваи?» — удивленно спросит наш современник. Ответим — обыкновенные. По Проспекту до середины пятидесятых годов была проложена двухпутная трамвайная линия.

Конечно, мариупольцы занимались на главной улице не только тем, что фланировали взад-вперед. Там было несколько притягательных мест для иных занятий.

Во-первых, кино. У парадных дверей, а еще больше у касс кинотеатров — один из них, «Победа», пока существует и по сей день, а второй, «Родина», канул в Лету — постоянно толпились люди. А незадолго до начала сеанса за несколько десятков метров от входа в храм кинематографа прохожих одолевали вопросом: «Нет ли лишнего билетика?».

Во-вторых, погребок на углу проспекта Республики и улицы Советской. В наши дни его вход обозначен вывеской «Овощи и фрукты», а раньше на ее месте красовалась другая, на которой четко было выведено: «Главвино». В просторечьи же погребок именовался «Зверинцем». Это название прилепилось к нему из-за скульптурных изображений львиных голов, прикрепленных к стене. Из пастей львов торчали бронзовые краны, открывая их, «хозяйки» заведения источали в стаканы вино, красное или белое, в зависимости от вкусов и пристрастий жаждущих.

Для кого-то погребок был источником радости, а для городских властей — причиной головной боли. Переусердствовавшие поклонники вина отнюдь не украшали главный проспект города. Сейчас уже не вспомнить, когда «Главвино» было перенесено на улицу Донбасскую.

Летние гулянья по главной улице города не были феноменом, присущим только Мариуполю. Вспомним главные улицы других южных городов. Трудно сказать — сохранился ли этот обычай в упомянутых выше городах, но у нас он исчез. Почему? Неведомо никому.

Сергей Буров

1999 г.

 

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий