Игорь Налчаджи

Среда, Июнь 20th, 2012

Игорь Андреевич Налчаджи родился 20 июля1935 г. в г. Мариуполе. Окончил Ждановский металлургический техникум, Ленинградское театральное училище, режиссерское отделение Ленинградского государственного института театра, музыки и кинематографии (учился у Г.А.Товстоногова). Трудовой путь начал в1957 г. после службы в рядах Советской Армии на заводе им. Ильича в качестве слесаря – монтажника. С1964 г. был художественным руководителем Дворца культуры завода «Азовсталь». С 1976 по1987 г. работал термистом в цехе рельсовых скреплений завода «Азовсталь», откуда ушел на пенсию. С1993 г. – режиссер Народного театра ДК завода «Азовсталь». С1950 г. принимал активное участие в художественной самодеятельности. Был ведущим актером Народного театра ДК завода «Азовсталь», неоднократно удостаивался звания лауреата Республиканских и Всесоюзных смотров и конкурсов.

 Как видно из краткой биографической справки, Игорь Андреевич не занимал высоких постов, не был удостоен государственных наград и почетных званий. Несмотря на это он пользовался уважением и добрым к себе отношением многих и многих мариупольцев за бескорыстное и самоотверженное служение общественным делам. Он был одним из неформальных лидеров движения за возрождение культуры греков Приазовья. Стоял у истоков движения за возвращение городу и его улицам исторических названий, и принимал в этом движении активное участие.  По крупицам собрал материалы по истории греческого театра в Мариуполе, режиссер и актеры которого стали жертвами политического террора. Благодаря его инициативе и настойчивости на доме №24 по проспекту Ленина установлена мемориальная доска в память о греческом театре.

Сержант. Ленинакан. 1956 год

 

Был одним из инициаторов создания в Мариуполе общества греков, входил в первый состав его совета, заведовал его отделом культуры. На протяжении десяти лет руководил обществом «Меотида», позже получившее название Культурно-просветительского объединения им. Ф.А.Хартахая. Он был его душой и мотором. Сам выступал с докладами на краеведческие темы, привлекал других людей – знатоков той или иной темы. Частыми гостями литературной гостиной Дворца культуры комбината «Азовсталь», где проводились заседания, были поэты, художники, журналисты, представители технической интеллигенции. Не только греки, но и украинцы, русские, евреи, армяне. Игорь Андреевич создавал особую атмосферу на заседаниях, на которой царило взаимное уважение и неподдельный интерес к тому, что происходило в стенах небольшого зала.

Вспоминается один случай. Игорь Андреевич устроил вечер, на который пригласил поэтов, пишущих на разных языках. Геннадий Мороз читал свои творения на украинском языке, Алексей Шепетчук — на русском, Леонтий Кирьяков и  Сергей Быков -  на румейском, Валерий Киор – на урумском. Наступила очередь выступить Валентине Шмидт. Все ожидали услышать немецкий, но поэтесса смутилась: сказала, что языка своих праотцев она не знает,  и поэтому строки ее лирики прозвучат на русском языке. Едва она смолкла. Как встал Геннадий Мороз и произнес: « Буде прикро, якщо зараз не пролунають вiрши нiмецкою мовою на честь нашоï товаришки». И тут же продекламировал на хорошем немецком языке стихи Генриха Гейне.

Игорь Андреевич любил свой народ и был бесконечно предан ему, и, вместе с тем, с большим уважением, можно даже сказать, с искренним интересом относился к другим народам.  Он поддерживал дружественные отношения с лидерами национальных обществ нашего города. Он связался с армянами, покинувшими в XVΙΙΙ веке Крым вместе с греками и проживающими в Ростовской области, обменивался письмами с тамошней общиной.  Отложились в памяти его восторженные рассказы об Армении, культуре этой страны, где ему довелось служить в рядах Советской Армии. С неподдельным восторгом он говорил, что многие армянские слова присутствуют и в языках приазовских греков.

С 1992 года началась его переписка с отцом Василием Мултыхом, который, еще будучи юношей, спас частицы мощей митрополита Игнатия. Священнослужитель отец Василий Мултых и мирянин Игорь Налчаджи были инициаторами канонизации митрополита Игнатия в святые. И для того, чтобы это свершилось, им пришлось немало доказывать и убеждать.

В роли Арбенина

Но все же главным делом жизни Игоря Андреевича был Народный театр Дворца культуры комбината «Азовсталь». Вот что рассказали об этой стороне его деятельности  и о его характере коллеги по театру Валерий Михайлович Федотов и Валерий Иванович Сарбей.

Валерий Федотов: «Он учился у Георгия Александровича  Товстоногова, классика отечественного театра, который для Игоря был кумиром. О нем он мог без конца рассказывать, и все это было с таким упоением, с таким наслаждением».

Валерий Сарбей: «Так же он очень тепло относился и к Николаю Павловичу Акимову, режиссеру, пожалуй, не менее знаменитому, чем Товстоногов. Видно, что обучаясь в Ленинграде, он впитывал в себя, то, что получал от мастеров, и ему хотелось не только это сохранить в себе, но и передать другим. Игорь был невероятно веселым собеседником, прекрасным анекдотчиком. Умел удивительно тонко передать смысловую часть анекдота. Но, как живой человек, всяким был. и обидчивым был, можно было невзначай совершенно, даже не желая того, нанести ему какую-то обиду».

Валерий Федотов: «Если говорить о нем как об актере, то надо сказать следующее. Если он брался по-настоящему за какую-нибудь роль, он глубоко вникал в нее, и приходил на репетицию с какими-то находками совершенно невероятными».

Валерий Сарбей: «Многие его работы театральные очень нравились и зрителям, и нам – участникам постановки. Я уже не буду говорить о «Республике на колесах», об его исполнении роли Андрея Дудки. Это, по-моему. блестящая роль. Я видел по телевидению профессиональный спектакль, но что-то он меня не впечатлил. А у Игоря это было настолько мощно. Меня поражала его работа в спектакле по пьесе «Интервью в Буэнос-Айресе», где он играл Карлоса Бланку. Поражало то, как он выстроил всю роль. Насколько все это точно продумано им».

Валерий Федотов: «У Игоря всегда были большие роли. Те спектакли, которые завоевывали награды на республиканских, на всесоюзных конкурсах, фестивалях, он играл главные роли. И его работа часто определяла успех всего спектакля. А иногда – и неуспех. Каким он был как режиссер? Я думаю, что в него перешло это от его актерского мастерства. Это перешло и  в мастерство, как режиссера. Видно, тот богатый опыт, который он накопил в актерском деле, он передавал участникам будущей постановки. Он, может быть, и не показывал, как надо делать, но очень четко указывал то направление, которое нужно было актеру».

Валерий Сарбей: «Я попал на спектакль, который ставил Игорь. Это была инсценировка нашумевшей в свое время повести Нодара Думбадзе «Я, бабушка. Илико и Илларион». Игорю хотелось сделать работу яркую. И он, естественно, рассчитывал на актеров, которые уже в театре были, достаточно проверенные и что-то уже умели. Но дело в том, что параллельно шла работа над спектаклем «Лиса и виноград», где как раз вот эти актеры были заняты, и в очень крупных ролях. Естественно, Игорю не удалось их заполучить. И так случилось, что я  — новичок, попал в число тех, кто должен был быть в этом спектакле у Игоря, так сказать, репетировать. Роль мне досталась Иллариона, роль возрастная. Она мне удалась, это для краткости. И после этого сложилась моя карьера в Народном театре. То есть Бессарабову, как руководителю, стало ясно, что я не просто так, костюмный герой. В этом смысле, в судьбе моей в Народном театре Игорь, стал как крестный отец.

На заседании греческого общества

Он очень бережно относился к музыкантам. Не только самого высокого масштаба, а вот к музыкантам нашим городским. В его друзьях были Георгий Сесиашвили, Валерий Брагин – музыканты, которые для нашего города сделали очень много. Он привлек в спектакль Валерия Брагина, который играл импровизации в согласии с развитием сюжета в пьесе».

Думалось, что энергия Налчаджи неиссякаема, что его коренастому телу не страшны болезни, что ему по плечу выполнить все задуманное. А задумано им было многое: и новые спектакли и роли в Народном театре, и переиздание сборника «Мариуполь и его окрестности», и участие в конференциях, да мало, что еще.  Но неожиданно произошло непоправимое: Игорь Андреевич скончался 12 января 1998 года на шестьдесят втором году жизни.

Прошли годы. Но попадая на перекресток Торговой улицы и проспекта Ленина, кажется, что сейчас встретишься с Игорем Андреевичем. Ведь он жил неподалеку от этого места в квартире, полученной еще его отцом – скромным заводским бухгалтером. И он, доверительно наклонившись, расскажет свежий анекдот, а потом сам засмеется, смакуя произведенное впечатление на слушателя. Поделится каким-нибудь преданием из  жизни старого Мариуполя. Справится о здоровье, спросит, что нового в краеведении. Возмутится, что историческая  часть города теряет своеобразие. А на прощание  напомнит об очередном заседании объединения имени Ф.А. Хартахая. Увы, такая встреча не произойдет. Никогда.

 

Сергей БУРОВ

 

 

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий