ИСЦЕЛЕНИЕ СХИММИТРОПОЛИТА

Понедельник, Октябрь 8th, 2012

Несколько лет назад получил я такое письмо: «Читая книгу «Тайный схиммитрополит», с удивлением обнаружил в ней упоминание об известном в Мариуполе и за его пределами талантливом хирурге, практиковавшем в советское время. Жаль, фамилия врача не указана. Может кто из мариупольцев знает этого хирурга?

С уважением, В. Кузьменко».

К письму мой корреспондент приложил брошюру, на которую ссылался. Ее авторы епископ Иоанн (Береславский) и игумен Илья (Попов). «Тайный схиммитрополит» имеет подзаголовок «Жизненные главы Истинно Православной Церкви схиммитрополита Геннадия». Книжка вышла в Москве в 1991 году в издательстве «Богородичный Центр».

Необходимо, очевидно, объяснить также, что такое Истинно Православная Церковь  — ИПЦ. Это ветвь российского православия, возникшая после того, как патриарх Тихон предал анафеме советскую власть и призвал верующих не подчиняться ей.

Тогда же возникло движение обновленцев (Митрополит А.И. Введенский и др.), которые проповедали «коммунистическое христианство» и союз с большевиками, то есть признание, что их власть – от Бога. Истинно Православная Церковь (сторонники патриарха Тихона) стала катакомбой, то есть подпольной и, разумеется, преследуемой. ИПЦ еще называют Тихоновской ветвью российского православия.

Герой нашего рассказа схиммитрополит Геннадий, судьба которого оказалась эпизодически связана с Мариуполем, стал в свое время во главе ИПЦ. Вот строка из упомянутой брошюры: «Знали Геннадия по всей России. Недавно скончавшийся патриарх РПЦ (Русской Православной Церкви) Пимен признал его как главу Тихоновской ветви православия».

Схиммитрополит Геннадий в миру был известен как  Григорий Яковлевич Секач. Родился он в Белоруссии в семье купца, рано умершего и оставившего вдову с семью сиротами. Лет одиннадцати Григорий заболел костным туберкулезом правой ноги и оказался прикованным к постели. В двадцатилетнем возрасте повезли его в Минск на консультацию. Доктора единодушно высказались за операцию, вероятный исход которой – инвалидная коляска. Родные отвезли Григория в Киев. Там диагноз подтвердили, добавив: если упустить время, с операцией будет поздно… Впрочем, о дальнейших событиях пусть расскажут авторы брошюры «Тайный схиммитрополит».

От одного местного я узнал о талантливом хирурге-иудее, практиковавшем в Мариуполе, к тому же верующем, христианине. Новость окрылила Григория, придала ему сил. Приехал в Мариуполь и – прямо на прием. Знаменитый доктор бегло осмотрел ногу и отослал на третий этаж своей амбулатории. В углу маленькой комнаты стояла икона и горела большая лампада. Григорий прилег на кушетку и стал сокрушаться о своей болезни и горькой жизни. Доктор пришел через несколько часов. Вид у него был усталый, но голос твердый, энергичный. Повелел медсестре:

- Дайте ему стакан спирта. Пей, Григорий.

- Да что вы, доктор, я умру.

- Не умрешь. Пей, говорю, до дна, если имеешь веру.

Григорий выпил. Спирт разогнал в нем кровь, собрал в одном месте гной. Врач потребовал скальпель, сделал надрез – и вытекло более полутора литров зловонной жидкости. Так Григорий исцелился, хотя потом еще долго лежал в больнице, не в силах сделать ни шагу без костыля и палки.

В этом эпизоде жития схиммитрополита Геннадия немало легендарных и полулегендарных подробностей, весьма незащищенных от критики краеведа, а в особенности – медика. Несомненен лишь один факт: в юности Григорию Яковлевичу Секачу, будущему главе ИПЦ, спас жизнь, исцелив от смертельной болезни, мариупольский врач, фамилию своего целителя Григорий Яковлевич не должен был забыть, но свое спасение от верной смерти схиммитрополит Геннадий, как сказано в брошюре, «приписал не столько врачу, сколько чудодейственной помощи Царицы Небесной». И потому имени своего реального исцелителя он не назвал, во всяком случае, в брошюре оно отсутствует, чем прибавил работы мариупольским историкам и краеведам.

Прежде чем заняться поисками нашего земляка, чудодейственного лекаря, обратим внимание на такую несуразность. Авторы брошюры пишут, повторимся, о «талантливом хирурге-иудее, практиковавшем в Мариуполе, к тому же верующем, христианине».

Напомним, что в царской России пресловутой пятой графы не было: в паспортах и прочих документах национальность не указывалась, только вероисповедание. Иудей – это не национальность, а принадлежность к религиозной концессии. Мариупольский хирург, спасший Григория Секача, был евреем по национальности, но он не мог быть одновременно и иудеем и христианином. Странно, что авторы брошюры, удостоенные высоких церковных чинов – епископ Иоанн и игумен Илья – не знают таких элементарных вещей.

Схиммитрополит Геннадий родился в 1898 году. Двадцать лет, когда он перенес операцию в Мариуполе ему исполнилось, следовательно, в 1918 году. Старожилов, которые знали врачей, практиковавших в нашем городе три четверти века назад, я не нашел. Поэтому обратился к адрес-канцелярию «Весь Мариуполь» за 1910 год.

В Мариуполь в канун революции и гражданской войны проживало 50 тысяч человек. Врачей зафиксировано (не считая дантистов) 16. Женщин-врачей – В.А. Хмельницкую-Гурачковскую и А.А. Псиол-Власенко – сразу же отчислим, как не имеющих отношения к случаю.

Из остальных четырнадцати собственно хирургом был А.И. Маркони. Вот как он рекламировал свою хирургическую лечебницу: «Принимаются больные обоего пола, всякого возраста, нуждающиеся в хирургическом оперативном лечении. Если операция проводится под хлороформом, то приглашается врач-специалист по хлороформации. При самых серьезных операциях, кроме оператора, присутствует еще два врача».

В 1918 году Маркони уже не мог бы, как в 1910 году пригласить для Григория Секача специалиста по хлороформации. Скорее, он мог бы дать Грише «хлобыстнуть» для анестезии стакан чистого спирта. Благо, к тому времени Варганов со своими большевиками уже ушел, а Махно еще не наведался. Поэтому спирт еще сохранился. Еще не весь выпили.

Тем не менее, этот врач, имевший в Мариуполе хирургическую лечебницу и к которому скорее всего должен был обратиться Григорий Секач, к конкурсу на звание исцелителя схиммитрополита допущен быть не может – из-за пятой графы. Арнольд Иванович Маркони не был евреем. Он был не только однофамильцем, но и соплеменником того, кого на Западе считают изобретателем радио. Скорее всего, этот Маркони был потомком тех итальянцев, которые в первые десятилетия XIX века густо поселились в Мариуполе и создали в городе целую улицу – Итальянскую. И молиться он ходил не в синагогу, не в православную церковь, а в католический костел, который возвышался на Итальянской улице угол Торговой.

Из той же пятой графы не могут  участвовать в нашем состязании почтенные мариупольские доктора Данилов, Панграц, Сергей Федорович Гампер, Андрей Иванович Стоянов, Сергей Митрофанович Бехтеров, Эдуард Николаевич Гааг, Илья Петрович Ножников (последний, кстати сказать, в 1910 году навещал в Ялте смертельно заболевшего Куинджи. Архип Иванович высоко ценил профессиональное мастерство своего земляка, это был единственный врач, которому он доверял. К сожалению, М.П. Неведомский в своей монографии «Куинджи» исказил имя и фамилию этого человека. Идя за М.П. Неведомским, я в своей книге «Мариупольская старина» также перекрестил уважаемого врача Илью Петровича Ножникова, назвав его Борисом Петровичем Ножниковым, в чем и винюсь).

Остаются еще шесть кандидатур. Источниками, по которым можно было бы определить их национальную принадлежность, мы не располагаем. Судить можно только по звучанию их фамилий, имен и отчеств. Но это крайне ненадежный способ. Исконно еврейские имена и фамилии подвергались русификации, и вряд ли я смог бы установить национальность мариупольских врачей, к примеру, Захара Леонтьевича Горелова или Марка Тимофеевича Сахарова, если бы не подсказки здравствующих старожилов. Предполагаю, что среди мариупольских врачей того времени евреями были, помимо упомянутых, Исаак Моисеевич Клаузман, который  принимал на Георгиевской в доме Коваленко (где в свое время снимал квартиру писатель Серафимович, в чью честь установлена на этом доме мемориальная доска), Моисей Николаевич Очаковский, Георгий Моисеевич Огуз, Лев Яковлевич Басс. Однако отрекся ли кто из них от иудейской религии, чтобы принять христианство – это выяснить вряд ли удастся. Как и имя исцелителя будущего главы ИПЦ.

Епископ Иоанн и игумен Илья в своей брошюре пишут: «Влияние Геннадия было велико. Его можно сравнить разве что с фигурой Антония Храповицкого, создателя и вдохновителя Русской зарубежной церкви».

Отрадно, что в Мариуполе будущего главу Истинно Православной Церкви «отремонтировали» весьма добросовестно: у схиммитрополита Геннадия после лечения у нашего земляка хватило здоровья вынести долгие годы тюрем, лагерей, подполья и прочих тягот схимнической жизни. Он умер в 1987 году на девяностом году жизни.

 ***

 

Не исключено, что история о чудесном исцелении схиммитрополита Геннадия – не более, чем красивый миф, но сколько тысяч мариупольцев здоровьем своим обязаны моим соплеменникам-врачам евреям. Таким, как первый санитарный врач нашего города Берко Мордухович Гуревич, земский врач Иосиф Исаакович Шимкин, а в более позднее время старейший терапевт города А.П. Майзель, хирург Р.К. Плесков, педиатр Л.М. Хейфец, окулист Р.С. Зильберман, организатор одного из первых в нашем городе отделений реанимации Л.И. Грановский и многие-многие другие. Честь им и хвала.

 

Лев Яруцкий

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

3 Responses to “ИСЦЕЛЕНИЕ СХИММИТРОПОЛИТА”

  1. Я не понимаю, что имел в виду уважаемый автор в предложении:»Из той же пятой графы не могут участвовать в нашем состязании почтенные мариупольские доктора Данилов, Панграц, Сергей Федорович Гампер, Андрей Иванович Стоянов, Сергей Митрофанович Бехтеров, Эдуард Николаевич Гааг, Илья Петрович Ножников «. Илья Ильич Данилов (1858-1922), Андрей Иванович Стоянов (1873-1967)и Илья Петрович Ножников (?) — потомки мариупольских греков-переселенцев из Крыма, православные, данные о них и их родственниках можно найти в метрических книгах православных церквей Мариуполя, а ранее — в ревизских сказках Мариуполя (Ножников — русифицированный вариант фамилии «Пичахчи»). Генеалогическое дерево фамилии Данилов в Мариуполе можно посмотреть по ссылке http://www.azovgreeks.com/gendbmvc/agdb.cfm?page_id=tree&fam_id=4543. Там есть и Илья Ильич Данилов. Кстати, он был женат на родной племяннице Архипа Ивановича Куинджи, дочери его брата Элевтерия, Феодоре.
    Генеалогическое дерево фамилии Стоянов — http://www.azovgreeks.com/gendbmvc/agdb.cfm?page_id=tree&fam_id=4417. В нем есть и Андрей Иванович Стоянов.

    Фамилия Ножников — по ссылке http://www.azovgreeks.com/gendbmvc/agdb.cfm?page_id=tree&fam_id=4544, но дерево я еще не построила, к сожалению, и поэтому не могу определить в нем место Ильи Петровича. Но это — дело времени.

    Сергей Федорович Гампер (1860-1911) тоже не был евреем. Его отец, Фридрих Вильгельмович (Федор Васильевич) Гампер, городовой врач, надворный советник. О нем, его детях Сергее, Александре и Павле, я узнала из метрических книг Мариупольских православных церквей. Сын Сергея Федоровича, доктора медицины, тоже был крещен в Марии-Магдаленовской церкви в 1896 году.
    Так что число «кандидатов» в лечащие врачи схиммитрополита Геннадия можно увеличить на четыре человека, возможно,нужно только сопоставить годы их жизни..

  2. Врач Эдуард Николаев Гааг — лютеранского исповедания.

  3. Мне кажется, что схиммитрополит Геннадий мог принять греческого православного доктора за еврейского ввиду восточного типа внешности греков.

Оставить комментарий