История мариупольских заводов: НАШИ БРАТЬЯ КЕННЕДИ

Суббота, Октябрь 27th, 2018

По возрасту братья вполне могли быть и отпрысками Патрика Кеннеди, который в 1850 году, спасаясь от голодной смерти, из охваченной неурожаем Ирландии эмигрировал в США, где стал родоначальником клана, прославленного братьями Джоном, президентом Америки, Робертом, убитым в канун его вполне вероятной победы на президентских выборах, и сенатором Эдвардом Кеннеди. Однако пока не удалось найти доказательств их кровного родства с нашими, мариупольскими, братьями Кеннеди.


Американцы называют Джулиана Кеннеди великим конструктором. Современники, рассказывая о металлургическом заводе «в теплом городе Мариуполе», писали: «Джулиан Кеннеди был знаменит.
Решающие конструкции доменных печей носили его имя. Засыпные устройства — системы Кеннеди. Охладительные приборы — системы Кеннеди. Каупера — системы Кеннеди. Джулиан Кеннеди был самым талантливым американским доменщиком-инженером, конструктором, строителем».
Во время строительства на «НикопольМариуполь-завод» приехал Михаил Александрович Павлов, впоследствии выдающийся ученый, академик, заслуживший неофициальный титул — «отец русской металлургии». «Осмотр завода, — пишет он в своих воспоминаниях, — мы начали с доменной печи № 2, № 1 уже работала.
Подходя к печи, я увидел груды кирпича розоватого цвета. Откуда этот кирпич? Из Америки. Зачем было везти этот кирпич из Америки? Судя по цвету, он хуже того, какой можно было приобрести в Германии.
Инженер Ган объяснил, что американцы не доверяют огнеупорным материалам, сделанным вне США. Они целиком перевезли оборудование доменных печей из Америки, привезли оттуда и огнеупорный кирпич, хотя это дорого и невыгодно для завода».
Тот эпизод, что американцы пригнали в Мариуполь океанский пароход, на котором перевезли трубопрокатный завод в полном комплекте, вплоть до последней заклепки, получил огромнейший резонанс.
Но среди неспециалистов долгое время бытовало мнение, что американцы всучили Никополь–Мариупольскому обществу старье, которое в США чуть ли не выбрасывают на свалку. К сожалению, у истоков этой некомпетентной версии стоял именно знаменитый писатель Александр Серафимович. Вот что писал он в мае 1897 года из Мариуполя: «Не могу ручаться за факт, но здесь упорно
говорят, что проданную заводу старую фабрику нужно было попросту сбыть куда-нибудь (на кой черт сдалась она в Америке, когда износилась!); ну, вот ее за хорошие денежки и спустили на завод (хозяин ее чуть ли не один из учредителей Никополь-Мариупольского общества или, по крайней мере, «дядюшкой» учредителям приходится).
Дескать, русская свинья все слопает, можно будет рассовать акции». Вот так, несмотря на оговорку («не могу ручаться за факт»), Серафимович, выступив в газете «Приазовский край», объективно оказался распространителем заушательских разговоров несведущих людей.
А вот что пишет известный ученый-металлург профессор Рубин: «В 1900 году мне пришлось поехать по делам на Мариупольский завод — тот самый, который выстроил у нас известный американский конструктор доменных печей Кеннеди. Там совершенно неожиданно я опять встретил Курако. Не успели мы поздороваться,
как он повлек меня к доменной печи: «Посмотрите, какое замечательное здесь фурменное устройство». Там были фурмы американского типа, очень легкие, простые, удобные. Перед этим я находился пятнадцать месяцев в заграничной командировке, осматривал металлургические заводы в разных странах Европы. Устройств такого типа я не встречал».
В отличие от заводов юга России (да и европейских тоже), где в доменном цехе многие операции делались вручную, на мариупольских печах Кеннеди «по наклонному мосту к колошнику механически передвигались вагонетки с материалами. Там они опоражнивались без помощи человеческих рук. На колошнике не было людей. За них все делал автоматический загрузочный аппарат».
А вот что пишет о мариупольских домнах Кеннеди современное академическое издание, стиль которого начис то лишен сентиментальности: «Доменные печи этого предприятия имели скиповые подъем ники и двухконцевые засыпные аппараты».
Как видите, американцы продали Никополь-Мариупольскому обществу не какую-нибудь старую рухлядь, а передовое предприятие, обогнавшее по оснащению аналогичные не только в России, но и во всей Европе.
К сожалению, дешевизна рабочих рук в России тормозила внедрение в производство передовой технической мысли. Так, на «Никополе» Джулианом Кеннеди была также спроектирована установка разливочной машины,
но ее так и не смонтировали. Ни Джулиан Кеннеди, ни его брат Вальтер не относились к тем заокеанским специалистам, которые, томясь в свободное время от скуки в провинциальном Мариуполе, напивались и устраивали дебоши в общественных местах — «американцы бывают разные».
Доменный мастер П. Максименко, работавший в Мариуполе вместе со знаменитым американским конструктором, дал ему такую характеристику: «Кеннеди построил все конструкции, механизмы и приборы. И, хотя был выдающийся Конструктор, умел балдой бить, как простой рабочий и даже лучше. Я помню: водопроводчик соединял фурму с водонапорной трубой, и не ладилось у него.
Кеннеди смотрел, потом взял у него трубу, молот, ударил несколько раз. Не выходит. Тогда он согнул трубу, снова ударил — и готово. По доменному делу он все мог сделать своими руками».
Джулиан Кеннеди сравнительно недолго пробыл в Мариуполе. Когда он уехал за океан, группу американских доменщиков возглавил его брат Вальтер. Он же стал первым начальником доменного цеха на «Никополе».
Писатель Александр Бек: «Воспоминания старых русских доменщиков проникнуты большой теплотой к этому человеку, немало содействовавшему развитию металлургии в России». И приводит отрывок из воспоминаний Н. Емельянова: «Кеннеди был большой специалист. Сначала он выстроил печи… Не разговаривая по-русски, он все-таки многому нас выучил. Если хмурился — значит, где-то заминка. Пушка,
например, расхлябалась, что-то неплотно в ней было завинчено. Он берет гаечный ключ, открывает цилиндр, развинчивает все гайки и смотрит, какие еще служат, какие сработались. Когда поймешь ту пантомиму, становится ясно, что он ищет.
Подойдешь к нему и скажешь: «Понимаю, мистер!». Он отдает ключ, а сам наблюдает, то ли делаешь, что нужно. Вспыльчивости в нем не было. Если уж очень рассердится, только покраснеет, а кричать не станет. Измажется весь, а через час, глядишь, опять в чистом костюме ходит».
Вот такие они были в Мариуполе, наши братья Кеннеди — Джулиан и Вальтер.

(Из книги «Сердце украинской металлургии. 120 лет ММК имени Ильича»)

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий