История мариупольских заводов: ПРАРОДИТЕЛИ КОМБИНАТА

Среда, Октябрь 10th, 2018

«Никополь» и «Провиданс» — эти названия по сей день популярны, и встречаются на улицах Мариуполя на вывесках кафе, ресторанов, магазинов. Впервые посетившим город они мало о чем говорят, даже удивляют своей необычностью. Местная экзотика, думают туристы. И, в определенном смысле, правы. Местная, но не экзотика, а история.


Общий вид мариупольских заводов

«Никополь» — один из двух прародителей нашего предприятия. Второй — бельгийское акционерное общество «Провиданс». Получив разрешение русского правительства, оно купило у Мариупольской городской управы два участка земли и на одном из них, который потом именовали площадкой завода «Б», начало строить завод.
То есть, вскоре после того, как в пяти верстах от Мариуполя задымил металлургический завод «Никополь», рядом с ним, по существу, на той же площадке началось строительство еще одно го железоделательного, как тогда говорили, предприятия.
На этот раз инвестиции поступили из Бельгии, от общества «Провиданс», основанного еще в 1836 году. Оно владело обширными металлургическими предприятиями как в самой Бельгии, так и во Франции. Стремясь расширить сферу своей деятельности, бельгийские акционеры обратили взоры также на юг России. Выбор их пал, в частности, на Мариуполь, при этом бельгийцев нисколько не смутило то обстоятельство, что
там уже действует завод Никополь-Мариупольского общества, которое неизбежно станет могучим конкурентом.
С этой целью в Россию был предварительно командирован и поселился в Мариуполе инженер Людвиг Бедюве.
Получив 8 апреля 1898 года разрешение царского правительства на деятельность в России, бельгийский «Провиданс» образовал дочернее общество «Русский Провиданс» с сохранением в своих руках контрольного пакета акций. Предприятие было зареги стрировано под названием «Русский Провиданс» в Мариуполе, во французской транскрипции «Providence Russe a Mariupol, societe anonyme».
Судьба нового завода в Мариуполе решалась в маленьком городке Шарлеруа (Бельгия). Сегодня это центр крупного промышленного района, сложившегося на базе добычи каменного угля.
В этот-то городок на Самбре, после того, как 1 мая 1898 года Николай II начертал резолюцию, разрешающую «Русскому Провидансу» деятельность в России, приехал из Мариуполя обосновавшийся там Луи Бедюве, уже успевший слегка обрусеть и именоваться по батюшке — Людвигом Иосифовичем. Вместе с ним к нотариусу Юлиусу Корпиль явились члены правления общества. Почтенные бельгийские граждане заявили, что «избирают и назначают ответственным агентом-распорядителем общества в России господина Людвига Иосифовича Бедюве, инженера, в Мариуполе, и дают ему к сей цели неограниченные полномочия». Людвиг Иосифович, засучив, как говорится, рукава, начал действовать. Точнее сказать: продолжил, потому что бурную деятельность развернул он еще задолго до получения упомянутой доверенности.
Возникновение близ Мариуполя «Провиданса», как и несколько раньше «Никополя», открыло тысячи рабочих мест не только для мариупольцев, но и для многих жителей украинских и русских губерний, где наблюдалось избыточное население. Вряд ли кто станет спорить, что это, несомненно, положительная сторона дела. Кроме того, при разрешении деятельности «Провиданса», как и других иностранных акционерных обществ, ставились некоторые непременные условия.
Вот одно из них: «Принадлежащее обществу в пределах империи движимое и недвижимое имущество и все следующие в пользу общества платежи должны быть обращены на преимущественное удовлетворение претензий, возникающих из операции его в России». То есть, основные прибыли его шли на развитие производства, прежде всего, в России, иностранные экономические структуры на территории империи брали на себя обязательство строго исполнять все законы России и неукоснительно их исполняли. Согласитесь, неплохие для российской стороны условия продиктовал тогдашний министр финансов Сергей Юльевич Витте, подписавший разрешение на деятельность «Русскому Провидансу». Скажем больше: Витте поставил и чисто «большевистское» условие, а именно: «Русское правительство оставляет за собой право во всякое время, по усмотрению, взять назад выдаваемое обществу разрешение на производство операций в России и потребовать прекращения оных без всякого объяснения причин».

И благодаря иностранным инвесторам, которые, разумеется, тоже в накладе не оставались, производительные силы империи, ее экономика динамично развивались, и страна уверенно выходила на одно из самых почетных мест в мире.
Итак, уже в 1898 году одновременно строили второй металлургический завод в Мариуполе, рудники железной руды в районе Керчи, известняковые карьеры в районе Еленовки и угольные шахты в районе Мушкетово. Темпы строительства удивляют даже сегодня. В 1899 году, когда на полную мощность стал работать «Никополь», на «Русском Провидансе» уже действовали две доменные, две мартеновские печи, три томасовских конвертера, 126 коксовых батарей, крупно сортный и рельсобалочный прокатные станы, две вагранки для чугунного литья и коксовый цех, энергетические и ремонтные цехи.

На обоих заводах были заняты около 6 тысяч рабочих. Их многочасовый тяжкий труд уже в 1900–1901 операционном году принес акционерам «Русского Провиданса» 835 658 рублей 79 копеек чистой прибыли.
Итак, в конце XIX века в Мариуполе бок о бок работали два металлургических завода.

(Из книги «Сердце украинской металлургии. 120 лет ММК имени Ильича»)

Фото 2 – Строительные работы не прекращались даже в самые лютые морозы.
Фото 3 – Броневой цех завода «Никополь».

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий