Из истории охраны комбината им. Ильича

Воскресенье, Январь 5th, 2014

Когда для строительства завода Никополь-Мариупольского общества завозилось первое оборудование, его надо было охранять. И охраняли! Чтобы выяснить, кто были эти люди, как назывались их организации, потребовалось целых семь лет. Семь лет поисков, переписки с архивами России и Украины, получение информации (спасибо Интернету и провайдерам) на исторических форумах и фотографиям из частных коллекций. Результатом работы стала книга «Градская стража, охранные структуры и заводская полиция России. Фабрично-заводская полиция Никополь — Мариупольского общества ХIХ — ХХ века». Некоторые выдержки из этой книги я и представляю для тебя, дорой читатель, на страницах «Ильичевца». К моему глубокому сожалению, книга существует в единственном экземпляре. Итак, дорогой друг, окунемся в историю…

Заводская стража

Заводская стража в Российской империи учреждена 13 июля 1806 года «Проектом Горного Положения в горных округах частных горных заводов» (Полное собрание законов Российской Империи, том XXIX, 1806 — 1807 гг., № 22.208 «Высочайше утвержденный доклад Министра Финансов и проект Горного Положения»). На должность заводского исправника определяли людей, знающих горное или заводское производство (но им не обязательно было знать горные узаконения, постановления и учреждения). Определялись они на должности Горным правлением или берг-инспектором и утверждались генерал-губернатором. Как представители государственной власти заводские исправники были независимы от заводчика и управления заводов. Через них Горное правление осуществляло надзор за: «бездоимочным и неупустительным» сбором податей с заводов; за сохранением объема производств, а где возможно, за его увеличением; за соблюдением условий и обязательств при отдаче казенных заводов в частное управление; за охраной лесов и имущества заводов и их людей. В подчинении заводского исправника состояли: письмоводитель, несколько военных и казаков (оплачивались заводчиком), будочники и сторожа. В 1883 году на заводского исправника был возложен и ближайший надзор за исполнением промышленниками правил о ведении горных работ. В 1886 году функции заводского исправника были возложены на окружных инженеров.

В ходе реформирования претерпела изменения и структура органов правопорядка. Так, 27 февраля 1868 года были утверждены новые штаты Мариупольского уездного полицейского управления, возглавляемые исправником. На его содержание назначалось ежегодно по семь тыс. 550 рублей, которые распределялись поровну на доходную часть города Мариуполя и земские сборы. Базировалось Мариупольское уездное полицейское управление в городе на улице Марии — Магдалинийской. Территорию уезда разделили сначала на два, а с 1887 года — на три, позже на четыре становых участка, которые возглавляли становые приставы.

Мариупольская городская полиция, возглавляемая полицмейстером, подчинялась уездному полицейскому управлению. В 1906 году правительство учредило Мариупольское городское полицейское управление, которое состояло из трех столов: гражданского, уголовного и запасного. Располагалось оно в арендованном у Хараджаева доме на углу улиц Торговая и Итальянская. При управлении находилась и квартира полицмейстера.

Территория города делилась на три полицейских части: первая — Слободка, вторая — центральные улицы, третья -Марьинск, Карасевка. Городские хутора. В конце XIX века, после окончания строительства Мариупольского морского торгового порта и металлургических заводов Никополь-Мариупольского общества и «Русский Провиданс», были созданы еще две полицейские части. Они подразделялись на участки и околотки во главе с участковыми и околоточными надзирателями.

Полицейскую команду составляли городовые. Численность городовых определялась количеством населения — по одному на пятьсот горожан. Содержание команды возлагалось полностью на городской бюджет. Каждому городовому выделялась квартира с отоплением и освещением. Средства на вооружение (шашку, револьвер) и 25 рублей на ежегодное обмундирование. Жалованье городового на рубеже XIX и XX веков составляло 150 — 180 рублей. Частный пристав получал 600 рублей, полицмейстер — до 1500 рублей.

112 лет назад, в феврале

На заводе Никополь-Мариупольского общества заводская полиция появилась с момента создания документа под названием: «Высочайше утвержденное мнение Государственного совета об усилении полицейского надзора в районах промышленных заведений от 1(14) февраля 1899 года (Полное собрание законов Российской Империи, собрание 3, том XIX, № 16439) «Для усиления полицейского надзора за населением фабрик, заводов и промыслов в губерниях Европейской России и в Закавказье учредить 160 должностей полицейских надзирателей, из коих 40 — первого разряда и 120 — второго разряда, с присвоением сим должностям содержания и прочих служебных преимуществ, предоставленных подобным должностям. Высочайше утвержденными, 25 декабря 1862 года штатами полиции в губерниях, по Общему Учреждению управляемых».

Согласно «Высочайшего повеления, последовавшему 19 февраля 1899 года» на заводах «Русский Провиданс» и Никополь-Мариупольского общества стали нести службу трех старших и четырех младших городовых, а уже с августа 1903 года согласно Высочайшему повелению, последовавшему 28 декабря 1902 года» на этих двух заводах сформирована «конно-полицейская стража из 42 двух человек льготных казаков Кубанского казачьего войска и одного офицера, наведывающего стражей. Кроме того, на заводах существует особый штат полиции, состоящий из двух полицейских надзирателей (по одному на каждый завод) и 28 пеших городовых, из коих 11 — находятся на заводе Никополь-Мариупольского общества, причем 21 городовой содержится на средства завода и остальные — за счет казны».

 

Дореволюционные будни: нормы довольствия, беспорядки, штаты, переписка

Согласно утвержденных в Министерстве финансов 30 сентября 1899 года «Норм квартирного довольствия для чинов фабрично-заводской полиции» каждый пристав обеспечивался двумя жилыми комнатами и кухней, а урядник и городовой — полторы комнаты или помещение в казарме. При квартире пристава находилась также канцелярия и две арестантские — мужская и женская.

В середине июля 1899 года на территории завода Никополь — Мариупольского общества проходят беспорядки между рабочими, «но, несмотря на энергичные действия заводской полиции, не было никакой возможности успокоить рабочих. Была привлечена уездная полиция и войска. Общество обратилось с ходатайством о выделении на оба смежных завода (Никополь-Мариупольского общества и «Русский Провиданс») казачьего поста, в количестве 100 человек (ГА РФ. Ф. 102.ДЗ.1899 г. Д.433. Л. 126. ЛД).

В 1903 году руководство двух заводов обратилось с прошением к «Его Превосходительству господину Екатеринославскому Губернатору» с прошением о «расформировании ныне существующей на заводах конно-полицейской стражи, об упразднении двух должностей полицейских надзирателей и об учреждении на заводах нового штата полиции, из коих: пристав — один; помощник пристава — два; конно-полицейских стражников — 20; пеших городовых — 23. При учреждении нового штата полиции заводское управление обязуется вносить в казну в установленные сроки сумму, необходимую на содержание чинов полиции, которым также будут предоставлены бесплатные, удобные квартиры с отоплением и освещением, а полицейскому приставу. Кроме того, и помощников для канцелярии».

В 1904 году «для содержания конно-полицейской стражи на заводах Никополь-Мариупольского общества и «Русский Провиданс» администрация заводов внесла в доход казны общую сумму расходов на эту стражу 16000 рублей (по 8000 рублей каждым заводом». Деньги были внесены в Мариупольское казначейство.

В октябре 1913 года пристав заводов Никополь — Мариупольского общества и «Русский Провиданс» обратился к «господину Директору завода Никополь — Мариупольского общества» с прошением, в котором было сказано, что «…в связи с увеличением вдвое после 1910 года служащих и рабочих на заводах, считая и рабочих у подрядчиков, увеличилось вдвое и полицейской работы, увеличилось число преступлений, драк, пьянства, нарядов и канцелярской работы и теперь с таким составом полиции продуктивно работать нельзя, и понятно, непосильно и охранение личной и имущественной безопасности населения. У меня последнее время каждый день от трех до пяти человек городовых бывает в судах свидетелями о буйствах, пьянстве, мелких кражах и прочее, один ездит нарочный с бумагами. Четыре человека днем разносят бумаги, повестки и вызовы рабочих для подмены паспортов, по несчастным случаям и прочее, двое дежурят в иллюзионах, двое — днем и четверо ночью дежурят при канцелярии, исключая человека, который убирает канцелярию и дежурит в часы, когда нет занятий у телефона; каждый день ездят четыре — пять человек в город с кассиром, два переодетые человека следят за прибывшими и преступным миром, постовая служба почти заброшена, а между тем колонии увеличиваются, и район охранения ширится. Старик, околоточный надзиратель Турчинов, сидит в канцелярии и подписывает справки адресного стола, протоколы и копии о несчастных случаях, бумаги мещанских управ, старост волостных правлений, пишет протоколы об установлении личностей на выдачу удостоверений по разным случаям, которых у нас выдается последнее время масса и он этим по горло занят с утра до позднего вечера. Все серьезные дела провожу я и благодаря тому, что канцелярия разрослась и у меня в канцелярии работает семь человек писцов, которым я плачу в месяц 265 рублей. Я провожу большую часть времени в канцелярии, а наружная служба остается в загоне, тогда как это, собственно говоря, и есть самая важная отрасль службы. Околоточный надзиратель Яковин еле успевает с мелкими делами и если бы вы, хотя бы раза два заглянули в мою канцелярию, Вы бы убедились в сказанном: в ней базар, масса приведенных пьяных с побитыми лицами и просителей и все толпятся в канцелярии, мешая письмоводителю. Вследствие чего покорнейше прошу учредить еще одну должность околоточного надзирателя и десять должностей пеших городовых; отвести в моей канцелярии одну комнату для посетителей рабочих и взамен комнаты, отведенной на приемную, дать комнату для моего семейного кучера и к трем комнатам, имеющимся в моем распоряжении для жилья семь письмоводителей, отвести еще хотя бы одну квартиру о двух комнатах для семейного старшего письмоводителя и одну квартиру о двух комнатах для пеших городовых, так как четыре семейных городовых живут по две семьи в одной комнате. О последующих по сему вопросу распоряжениях прошу меня уведомить».

На данное письмо, на имя мариупольского полицмейстера последовал ответ от директоров Никополь-Мариупольского общества и «Русский Провиданс», в котором было сказано, что «…вследствие сделанного Вами нам предложения об увеличении штата на наших заводах имеем честь доложить Вам, что мы согласны создать новую должность помощника пристава с годовым окладом жалования в 960 рублей и семь новых конно-полицейских должностей с ежегодным окладом каждому по 420 рублей, из коих 300 рублей должно отводиться на жалованье и 120 рублей на содержание лошадей и фуража…

Кроме того, по состоявшемуся с Вами соглашению, мы предоставляем новым городовым необходимое вооружение и согласны выдать Вам авансом необходимую сумму для покупки стражникам лошадей, причем в покрытие этого аванса Вы производите удержания из жалования городовых и возмещаете его нам в полной сумме. Казармы же и квартиры, находящиеся в данное время в распоряжении заводской полиции, признаются вполне достаточными для увеличения штата полиции, и нам придется заботиться об их увеличении и нести по этому предмету какие-либо добавочные расходы».

 

«…От милиции пользы мало»

После Февральской революции 1917 года фабрично-заводская полиция заводов «Русский Провиданс» и Никополь-Мариупольского общества была ликвидирована и функции охраны предприятий стали выполнять формирования милиции, относительно которых есть запись в «Журнале совещания металлургической комиссии» за 1917 год: «пункт № 10. О милиции и другой охране, состав, численность. Ежемесячная стоимость рабочего на заводе». В нем говорится, что «…представители заводов ознакомили в общих чертах о получаемом содержании милиционерами. Некоторые заводы сообщили более подробные сведения… На Никополь-Мариупольском и «Русский Провиданс» милиционер получает 120 рублей, и, кроме того, установлена плата за сверхурочную работу за счет недостающего штата по 1 руб. 20 коп. За час и в месяц милиционер зарабатывает до 400 рублей. Всего милиция обходится в последнее время в 6550 рублей против 3620 рублей прежде» (ф. 2161, оп. 1, дело 208, лист 72, Государственный исторический архив Украины). Численность милиции на заводах и «Русский Провиданс», и Никополь-Мариупольского общества достигала до 100 — 200 человек. Администрация была недовольна новым положением: «…от милиции пользы мало, но милиционеры не довольствуются установленной платой и просят увеличения… Милиция находится под влиянием местных организаций. Совещание полагает, что в таком положении милиция может оставаться только до учреждения губернских комиссаров, которым милиция должна быть подчинена (ф. 2161, оп. 1, дело 208, лист 74, Государственный исторический архив Украины).

Кстати, в это время на заводах использовали труд военнопленных, которых работало на заводе Никополь-Мариупольского общества в марте 1917 года — 2222, а в 1918 году — 1918 человек. Для их охраны создана специальная команда, которая насчитывала 65 человек, из них 35 солдат с одним прапорщиком. Охранникам военнопленных платили по 90 рублей в месяц.

Александр Ляхов 

Газета «Ильичевец»

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

One Response to “Из истории охраны комбината им. Ильича”

  1. Спасибо, очень интересно…книгу бы прочитать!

Оставить комментарий