Комбат

Воскресенье, Март 27th, 2011

ФРОНТОВИК, ВОЕННОЕ ФОТО КОТОРОГО ЗНАЕТ ВЕСЬ МИР, СКРОМНО ЖИЛ НА ОКРАИНЕ МАРИУПОЛЯ

Осенью 1942-го наметился перелом в Великой Отечественной войне – началось самое кровопролитное сражение второй мировой – Сталинградская битва. Казалось бы, об этой бойне на берегах Волги – написано много, засняты тысячи метров фронтовых кинолент, но сколько событий того памятного сражения еще остались, как говорится, «за кадром». Именно спорный фотокадр был положен в основу этой публикации.


МНОГИЕ УЗНАВАЛИ НА СНИМКЕ СВОЕГО ОТЦА, БРАТА ИЛИ МУЖА

До поднятия победного красного знамени над куполом поверженного рейхстага оставалось еще долгих три года и три месяца. Перед СССР со всей остротой встал вопрос: быть или не быть? Тогда на страницах “Красной Звезды” был напечатан легендарный снимок фронтового фотокорреспондента Макса Альперта “Комбат”. Документальное фото с передовой перепечатали все фронтовые газеты, ряд известных зарубежных изданий.  Но и после победного мая 1945-го и до наших дней никто не мог точно сказать: кого запечатлела фронтовая «Лейка» Макса Альперта в самый решающий миг атаки.  Не знал этого и автор снимка, поэтому и подписал фото одним обобщающим словом – “Комбат”

В Донбассе уже стало традицией  проводить мероприятия, посвященные Дню Победы или очередной годовщине освобождения земли донецкой, в одном из памятных и святых мест, связанных с бессмертным подвигом нашего народа в годы Великой Отечественной войны. Жители Донецкой области собираются у подножия Саур-могилы, на легендарном Миус-фронте. Соседи, луганчане – у старинного Бахмутского шляха, где в порыве к вражеским дотам в бронзе и граните застыл легендарный “Комбат”.

Одиннадцатиметровый монумент стоит на возвышенном месте – одной из тех сотен высот, которые щедро политы кровью освободителей Донбасса и Украины. Его автор — народный художник Украины Иван Чумак — почти десять лет работал над проектом. В основе замысла — фотоснимок, который был сделан известным фронтовым фотокорреспондентом Максом Альпертом. Затвор его фотокамеры сработал,  как раз в тот момент, когда рядом с ним во весь рост поднялся офицер, призывая бойцов идти в атаку. В бою за эту высоту (174-м по счету) полегли многие, в том числе, как считалось, и комбат. Альперт был уверен, что офицер, первый поднявшийся под вражеские пули, и был комбатом.

Так фотография получила подпись “Комбат” и обошла все фронтовые газеты того времени. Но и после войны безымянный Комбат олицетворял мужество и самоотверженность наших воинов. Лишь через 23 года после Победы, якобы, стало известно имя человека, которого запечатлела фронтовая “лейка”.

В начале 70-х годов журналисты газет “Комсомольская правда” и луганской областной “молодежки” “Молодогвардієць” установили, что, якобы, на снимке — младший политрук Алексей Еременко. А весной 1980 года на месте его гибели поднялась бронзовая фигура. В содружестве с архитекторами Шеховцовым, Довженко и Тищенко, Иван Чумак в бронзе и граните воссоздал снимок, но не с фотографической точностью. В композиции отображен не только конкретный подвиг, но и само героическое время, судьба целого поколения. Тогда, на открытие памятника, приехали сын, внук и правнук легендарного политрука.

И не удивительно, что многие узнавали в “Комбате” своего мужа, отца, дедушку. И это закономерно: комбат существовал. Это был обобщенный образ воина-командира, бесстрашно поднимавшего бойцов в атаку. А то, что прообразом памятника был младший политрук Алексей Еременко, тоже наш земляк из Запорожья, — не вызывало сомнений вплоть до последних дней февраля 2005 года.

ПАМЯТЬ

К автору этих строк пришла делегация ветеранов ИЗ Приморского района  во главе с Александром Ивановичем Кульченко и ошарашила сенсационной новостью: “А вы знаете, что легендарный “Комбат” – жив и по сегодняшний день. Живет — в Мариуполе, на Поселке моряков в Приморском районе. Завтра у него день рождения – исполняется 91 год”. Хотелось бы поверить на слово этим убеленным сединой людям, но для столь серьезной публикации нужны были достоверные факты.

“Вы, наверное, к Павлу Федоровичу Петрову?” – переспросили жители улицы Мариупольской, отвечая на мой вопрос, где находится дом №15. -  “Вон – на углу, с резными ставнями и забором!”

Военная фотография старшего лейтенанта Павла Петрова.

Павел Федорович ждал гостей: встретил в праздничном костюме с иконостасом орденов и медалей. Гостей узнавал только по голосу: сказались фронтовые раны, и вот уже несколько лет, как ослеп полностью на оба глаза. Но, несмотря на возраст, фронтовик обладал поразительной памятью. Без заминки называл даты более, чем 60-летней давности, номера и названия частей, фамилии однополчан, названия высот…

Признаюсь, что меня больше всего интересовало – его ли, старшего лейтенанта Петрова в решающий момент атаки запечатлел на века фронтовой фотокорреспондент Макс Альперт? И, чем больше рассказывал и вспоминал Павел Федорович, тем меньше оставалось сомнений, что на знаменитом снимке с пистолетом в руке был запечатлен именно Петров. Хотя бы потому, что Альперт датировал свое историческое фото 1942 годом, а освобождение Донбасса, где сегодня стоит памятник “Комбат”, пришлось на 1943-й, когда немцев погнали обратно — от Волги до Берлина.

Выстраивая воспоминания Павла Федоровича в хронологическом порядке, удалось установить начало его фронтовых дорог. В Свердловской области, в уральском рабочем поселке Сухой Лог из моряков дальневосточников, спешно переброшенных поближе к линии фронта, была сформирована 93-я механизированная стрелковая бригада, которой сразу же присвоили название ударной. Оперуполномоченного  из особого отдела в бригаде старшего лейтенанта Павла Петрова еще на Урале предупредили: “С бригадой в Сталинград едет один известный фотограф. Фамилию московского корреспондента – знать не положено”.

Бригаду сразу бросили на самый уязвимый участок обороны – южную окраину Сталинграда. Здесь не прекращались упорные, но безуспешные бои за высоту 92-05. Это была господствующая высота, она давала исключительные преимущества немцам. С высоты 92-05 практически просматривался и обстреливался весь город. Фашисты всеми силами пытались удержать господствующую над городом высоту.

Тем не менее, командование фронта поставило перед необстрелянной в боях 93-й бригадой боевую задачу – овладеть неприступной высотой 92-05 и отбросить окопавшихся там немцев. Казалось, что это безумство – посылать бойцов на верную смерть, но командование 93-й бригады приняло решение взять высоту прямым штурмом. Любой ценой выполнить эту задачу — было приказано второму батальону, которым командовал опытный и решительный комбат Гордиенко. Вместе с батальоном в бой пошел и оперуполномоченный особого отдела старший лейтенант Павел Петров.

ПРИКАЗ НАДО ВЫПОЛНЯТЬ

- Это было 25 октября 1942 года, — вспоминает Павел Федорович. – Майор Гордиенко поднял бойцов на штурм, мы окружили высоту со всех сторон. Однако ночью 26 октября немцы сумели отбросить наших солдат, от прямого огня пришлось укрыться за линией железной дороги. Комбат был тяжело ранен, его вынесли с поля боя, а затем санитарной авиацией срочно отправили в московский госпиталь. Большинство ротных офицеров тоже были ранены или погибли. Из штаба бригады вместо майора Гордиенко срочно прислали капитана Голубева. И вновь бойцы поднялись на штурм высоты. В 700-800 метрах от вражеских укреплений немецкие снайперы, стрелявшие разрывными пулями, смертельно ранили комбата Голубева. Я видел, какой мучительной смертью он умирал с разорванным животом. Но и его, умирающего, вынесли из поля боя.

Ситуация становилась критической, но приказ надо было выполнять, и взять эту высоту во чтобы то ни стало. Оставшиеся в живых бойцы из нашего второго батальона, залегшего за железнодорожной насыпью, обратились ко мне: “Товарищ политрук! Если вы пойдете в атаку, мы пойдем за вами!” По нашей просьбе для подкрепления штаб выслал три легких танка. Вот тогда я и поднялся с пистолетом в руке и повел за собой батальон. Мельком увидел военного с фотоаппаратом, но тогда подумал, что это наш ротный фотограф. Когда до вражеских дотов оставалось 70-100 метров, атака опять захлебнулась – немцы начали бить прямой наводкой из противотанковых орудий. Тогда я второй раз поднялся, держа пистолет в руке, и скомандовал: “За мной!” Видимо, тогда Альперт и нажал на спусковую кнопку “Лейки”. Бежали мы прямо в лоб на дот, и в метрах 20-25-ти от огневых точек фашистов меня ранило в ногу. Ползу и кричу: “Окружай высоту!” Но солдаты уже и без моей команды окончательно выбили немцев с высоты 92-05.

Потом раненого Петрова, уже за Волгой, отыскал старший офицер штаба и сообщил Павлу Федоровичу, что командование 93-й бригады представляет старшего лейтенанта Петрова к высокой правительственной награде – ордену Боевого Красного Знамени. Но наградной лист так и не ушел в Москву. Непосредственный начальник Петрова – начальник особого отдела бригады не стал подписывать ходатайство: “Я его в бой не посылал”.

О дальнейших фронтовых дорогах Павла Федоровича можно написать целую повесть. Прошел с боями от Сталинграда до Будапешта, где был последний раз ранен. В обмен на жизнь военные хирурги предложили ампутировать обе ноги, растрощенные взрывом снаряда. Петров отказался и выжил, всем смертям на зло. В госпитале в Евпатории познакомился с медсестричкой Верой, ставшей спутницей на долгие годы совместной жизни. Рано овдовел, но рядом были внуки и правнуки. А три года назад легендарного комбата не стало.

Фото из семейного альбома, когда к Павлу Федоровичу приезжали внуки – студенты Запорожского медуниверситета.

Николай ВАВИЛОВ.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

2 Responses to “Комбат”

  1. Какой замечательный материал! Ещё раз убедилась, насколько интересна история Мариуполя и мариупольцев!

  2. На этом фото только двое членов его семьи,молодая семья с ребёнком,это внуки второго пожилого человека!

Оставить комментарий