Кому мы ставим памятники?

Среда, Июль 6th, 2011

В нашем городе сейчас около двухсот памятников. Среди них — ни одного старинного. Все они установлены в советское время, продолжая пропагандировать ценности теперь уже ушедшей навсегда эпохи. Защищая их, говорят, что это – наша история и трогать ее не следует. Но, тем не менее, вспомним историю!


Более 90 лет тому, большевистский Совнарком принял одним из первых специальный декрет о сносе старых памятников, воздвигнутых в честь царей и их слуг. И хотя время тогда было тяжелое – война, разруха, голод, но монументальной пропаганде новая власть уделяла особое внимание.
Согласно директиве повсеместно начали сносить памятники (к слову, часто сохраняя «про запас» их постаменты), разрушать храмы, переименовывать города и улицы. Не уцелела даже скромная фигурка невинного поэта А. Пушкина в нашем Городском саду. И вообще, с Пушкиным нам не повезло – его скромный бюст в скверике на Торговой улице, совсем недавно тоже снесли (а заодно уничтожили и скверик).
Даже сам дедушка Ленин, тогда еще полный сил, показывал примеры, как нужно в этом деле действовать.
Как-то он, вероятно, вдохновленный, после очередного прослушивания «Аппассионаты» Бетховена, и прогуливаясь перед первомайской демонстрацией по территории Московского Кремля (туда переехало его правительство из дождливого Петрограда) заметил коменданту, что «все у вас, батенька, хорошо, но вот это безобразие так и не убрали» и указал на памятник царю. Комендант стал оправдываться, что, мол, не успел, так как не хватает рабочих рук.
«Для этого дела рабочие руки найдутся хоть сейчас. Так как товарищи?» — обратился Ильич к окружающим. Тут же его поддержали дружные голоса. Тогда он распорядился, чтобы принесли веревки, сам связал петлю и набросил на голову фигуре царя. Затем товарищи Свердлов, Ованесов, Свидович, другие члены ВЦИК и Совнаркома набросили свои петли, и дружно, по задорной команде Ильича, все разом дернули: памятник зашатался и упал на булыжник.
«Долой его с глаз! На свалку!» — командовал вождь. И поверженного царя потащили вон из Кремля.
Документы повествуют, что Ленин вообще терпеть не мог памятников, тем более царям, князьям и прославленным генералам: Суворову, Кутузову и т. д.
Тем не менее, Совнарком утвердил список памятников, которые следует срочно соорудить. Первым там числился Александр Радищев в Петрограде. Но из-за разрухи и отсутствия денег, сооружение памятников застопорилось. Вместо них стали проводить разные творческие конкурсы по разработке только проектов памятников и монументов.
И даже позднее, на протяжении всех 30-х годов лучшие архитектурные мастерские страны работали над проектом величайшего, как тогда казалось, здания Дворца Советов — небоскреба высотой более 150 метров с грандиозной фигурой Ленина наверху, на месте снесенного храма Христа Спасителя (проект остался неосуществленным, а храм восстановлен).
А в начале 20-х дело с памятниками снова пошло.
Смешно, но жертвой планов Совнаркома стал и сам Владимир Ильич – памятники ему стали ставить повсеместно (часто используя для этого и те самые старые постаменты). Именем его называли города, улицы, заводы, фабрики и колхозы (и все будто бы по просьбе трудящихся). Те памятники и до сих пор еще стоят во многих местах, в основном – самых почетных, а иногда – и явно не подходящих.
Конечно, не отстал от этого советского пропагандистского «монументализма» и наш город: только Лениных тут было более полутора десятка — осталось 5! Компанию им составляли памятники ленинским соратникам – Сталину, Жданову и др.
Остальные же памятники и, так называемые, памятные знаки в большинстве своем посвящены событиям революции и захвату власти. Много памятников посвящены развязанной после революции гражданской войне, и другим минувшим войнам, которые Советский Союз вел и в которые часто бездумно ввязывался, теряя при этом десятки миллионов сынов и дочерей народов, включенных в этот союз.
Заметим, что прежняя Мариупольская городская власть в этом вопросе вела себя очень скромно – не было установлено ни одного памятника царским особам и прочим деятелям. Даже основателю города — митрополиту Игнатию не было ни памятника, ни улицы его имени. Не было «именных» улиц и у других смертных горожан (назывались только в честь святых!).
У нас же ставили памятники наиболее отличившимся воинам и партийным чиновникам. Это были персональные памятники или памятники над братскими могилами. Причем, как нигде в мире, останки этих, ушедших из жизни людей, хоронили не на кладбищах, специально для этого предназначенных, а в общественных местах – парках, скверах, на площадях, вообще-то, предназначенных для гуляния и отдыха людей. Отмечали эти захоронения памятниками.
Достаточно вспомнить Московскую Красную площадь, превращенную в верховное кладбище страны с главным склепом, где до сих пор предлагают для всеобщего обозрения мумию своего «фараона» — того самого крушителя памятников прошлого. Кремлевскую же стену превратили в колумбарий, где хранятся прахи его соратников. «Затесались» среди них и простые смертные, заслужившие, ценою жизни эту особую льготу. Так «повезло» космонавтам Гагарину и Комарову, а с ними и летчику Серегину. А теперь там, словно папуасы, устраивают рок-концерты.
И у нас, например, в самом центре бывшего Александровского сквера находится братская могила партийцам и комсомольцам — бойцам так называвшихся продотрядов, которые в селах уезда отбирали зерно у крестьян. Естественно, что такая несправедливость вызвала вооруженное противостояние и жертвы с обеих сторон. Но где же могилы тех хлеборобов, вырастивших то зерно тяжелым трудом на политой потом и кровью земле? И поставлен ли там хотя бы один памятник?
Несколько памятных захоронений имеются у нас и в Горсаду, и в других местах. Не оказались без памятников и кое-кто из общественных деятелей, и даже — деятелей культуры (жаль только, что почти все они — общесоюзного значения, памятники же жителям Мариуполя — можно пересчитать по пальцам рук).
Вот в Сартане когда-то был поставлен памятник секретарю райкома, назначенного туда обкомом партии. Но, к сожалению, нет ни одного памятника потомственному выдающемуся сартанцу, каких там — не мало.
Художественная ценность наших памятников тоже, как говорят, не на высоте. Даже самый «главный» памятник своему вождю соорудили каким-то мрачным, черного цвета и устрашающих размеров – фигурки людей у его ног кажутся козявками.

В последнее время возведение у нас памятников как-то замедлилось: создан монумент Воину-освободителю, оперативнику Жиглову, скандальному на всю страну крокодилу. А на месте, определенном под памятник жертвам голодоморов и репрессий, наконец-то, соорудили памятный знак – заменив один камень другим. Хотя на памятник такого значения, исходя из христианских обычаев, он «не тянет», так как там нет традиционного памятного креста.
А памятные доски можно теперь вешать там, где захотелось — “аби були гроші”!


Вместе с тем мы вот никак не соберемся с силами установить памятник жертвам Чернобыльской катастрофы. Вероятно, совершенно не осознаем, что наша жизнь и все наше нынешнее благополучие — это даровано нам ценою их героических подвигов. Хотя давно можно было бы установить на предназначенном месте хотя бы простой казацкий крест и указать имена участников ликвидации (из нашего города) этой самой большой катастрофы в истории человечества.
В таких случаях обычно ссылаются на отсутствие денег. Хотя вот покупать иностранных спортсменов за миллионы, или, как стало модным в последнее время, возводить храмы – у нас в порядке вещей. Вот нас даже заверили, что несмотря на тяжелое кризисное время, деньги найдутся и строительство храма продолжат (не для того ли выгнали с предприятий на улицу тысячи своих работников?).
Удивляют и церковники, которым – лишь бы строились храмы, а какой ценой – не важно! А как же заповедь: «Не навреди ближнему!»? Хотя, если вспомнить, то во все века храмы и дворцы возводились на костях рабов.
И еще об одном не умирающем памятнике революционной эпохи – о грозе всей, так названной, контрреволюции, о «железном» Феликсе.

Об этой исторической личности сложено было много легенд и мифов. Особенно вызывают сомнения в правдивости мифы, где этот «карающий меч революции» преподносится, как какой-то ангел-хранитель, покровитель всех обездоленных, в основном, детей. Об этих его делах написаны книги и сняты кинофильмы.
Но если вспомнить те годы: начавшаяся расправа над всем старым и всеми дореволюционными «элементами», которую возглавила и непосредственно осуществляла ВЧК под руководством Дзержинского? Ведь эта расправа породила гражданскую войну и последовавшую за ней полную разруху государственного хозяйства. А затем началась кровавая коллективизация села!
Все это принесло миллионы смертей среди взрослого населения и сотни тысяч сирот, образовавших чуть ли не целый новый класс общества – беспризорных. И вот тем же чекистам с их жестокими методами пришлось заняться ликвидацией этой, созданной  ими же, новой беды.
И хотя действительно было организовано несколько показательных исправительно-трудовых колоний  по «перековке» беспризорных — в людей труда (ведь «Потемкинские деревни» создавались во все времена), все же большинство из них или было сразу загублено, или отправлено на вечную каторгу в придуманные и организованные тем же вождем концентрационные лагеря.
Прошли десятилетия, но уже не «железный», а «бронзовый» Феликс неизменно красовался почти возле каждого здания милиции и госбезопасности. Вот и наш «Феликс», поставленный в прежнее время, продолжал стоять и уже в новом государстве, возле здания СБУ. Стоял до тех пор, пока, наконец-то, после длительных обсуждений в горсовете, его не снесли.
Памятник покинул свое прежнее место, но не исчез навсегда! Как говорится: «Жив Максимка»!
Вероятно, благодаря мощной поддержке старых, верных товарищей он возродился, словно из пепла легендарная птица Феникс, на новом месте – и опять там, где уместна легенда о нем – возле детского приюта, известного, как «Центр опеки». Нет, чтобы там поставить бюст Макаренко или Сухомлинского!
И вот теперь нянечки и воспитательницы, гуляя там с детками, будут рассказывать им опять «арабские» сказки о великом гуманитарии и покровителе всех обездоленных детей.
Неужели никогда не наступят времена, когда город украсят памятники выдающимся его жителям, когда названия улиц и площадей будут напоминать нам их имена, когда будут сохранять и лелеять старинные здания? Когда такое время наступит? — дай ответ Мариуполь! Не дает ответа…

Олег Карпенко, 29.04.2009.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий