«Крестный отец» «Азовстали»

Вторник, Июль 12th, 2011

22 июня 1941 года было жарким. Смена, которой руководил опытный инженер Владимир Лепорский, приступила к работе на всех агрегатах.  На одних печах сталевары доводили плавки до  готовности, на других грохотали завалочные машины, загружая мартеновскую печь металлоломом. Рабочий день в мартене, напряженный и четкий, проходил в деловом ритме. Но, приступив к утренней смене, азовстальцы еще не знали, что на западе страны уже шли бои, взрывались бомбы и лилась кровь. Война…

В первые же дни поредели ряды рабочих в «Азовстали». На мартеновских печах вместо пяти подручных осталось трое. Все рвались на фронт. Владимир Лепорский тоже обивал пороги военкомата. Но там ему сказали: «Надежный  и работоспособный тыл — второй фронт. Специалисты нужны на заводах. Это танки, пушки, снаряды».

В мартене трудились по-фронтовому и варили сталь повышенного качества. Но к сентябрю фашисты подошли  к городу. Началась эвакуация. Теперь уже ежедневно на восток уходили составы с оборудованием и механизмами. Не суждено им было превратиться в  блюминг и рельсобалочный стан. Их отправляли на Урал целевым назначением. Эти ценности лежали на складах завода,  ожидая своего часа — монтажа, чтобы завершить полный металлургический цикл на  «Азовстали».

7 октября 1941 года днем и ночью гасли мартеновские печи. Привычное зарево таяло на глазах. Тот, кто провел ночь на площадке в ожидании состава для эвакуации, на всю жизнь  запомнили потрясающее зрелище угасания  огромного завода.

Как вспоминал сталевар второй мартеновской печи в смене Владимира Лепорского Андрей Петрович Плохих, все было жутко.  Состав ожидали с вечера до утра на заводской площадке в Ильичевском районе. Сидели на узлах и тревожно прислушивались ко всему. «Нас, азовстальцев, было четверо: Владимир Лепорский, я и Иван Крутылев, начальник участка ОТК. Четвертым был доменщик – старший мастер Филипп Сопелкин. Держались все мы вместе.

Заводы замирали, и каждый из нас четко улавливал, какой агрегат остановился. Ведь то, чем мы жили, к чему прилагали  усилия и получали результаты, медленно умирало. Стихал шум доменных печей, исчезал дым из высотных труб мартенов. Мы чувствовали себя хуже, чем на погребении… Состав подали утром.  Ехали в одной теплушке до самого Урала, города Лысвы. Там был металлургический завод. С Лепорским мы получили одну квартиру, по комнате на семью и сразу же за работу. Владимира Лепорского  определили начальником смены, а меня сталеваром».

Спустя три месяца Владимир Лепорский возглавил мартеновский цех, а чуть позже был назначен главным инженером. Металлургический завод в Лысве выплавлял  броневые марки стали. Именно там ковался его характер: настойчивость, воля и широта мышления.

В 1943 году началось повальное изгнание фашистских  захватчиков с нашей территории. А 10 сентября Мариуполь был освобожден.

В эти же дни в Москве нарком черной металлургии И.Ф.  Тевосян подписал приказ о возобновлении деятельности завода «Азовсталь» и организации восстановительных работ на нем. Из Сибири и Урала были отозваны директор завода П.И. Коган, гл. инженер И.Н. Романько, а также азовстальцы В.В. Лепорский, Г.Н.  Валенко, П.А. Валуев и А.С. Красовицкий. Руководящий состав «Азовстали» 10 сентября был в Москве, а 13 сентября без семей прибыл в Мариуполь.

Получив статус начальника мартеновского цеха, Владимир Лепорский прежде всего осмотрел все, что раньше называлось цехом. С болью в сердце констатировал факт: он – начальник несуществующего цеха,  один шатер да колонны.

Но не было призывов, не было объявлений о приеме на работу. Азовстальцы сами шли на завод в свои рабочие коллективы. Уже через 6 дней штат рабочих был свыше 2,5 тыс. человек. В мартеновском цехе — около 500 человек. Для восстановления  завода был намечен план действия. Первый этап – кислородная станция, без которой немыслимо было вести порезку металла. Далее – паровоздуходувная станция, затем 3-я доменная и к середине 44-го года – восстановление мартеновских печей.

Ввод мартеновских печей был крайне важен. Сталь нужна была, прежде всего, для восстановления завода. Дерзким и смелым было инженерное решением 32-хлетнего начальника цеха Владимира Лепорского: на первой мартеновской печи  не идти по пути вырезки 30-тонной толщи металла в печи, как на второй и третьей. А расплавить «козла» и выдать плавку. По тем временам такой вариант был как фантастика (и крайне непредсказуема для автора). Но,  опираясь на специалистов – сталеплавильщиков, операция «козел» была выполнена успешно.

10 суток начальник цеха не покидал свой кабинет, а вернее комнату типа кельи. Уровень успеха определялся вводом первой мартеновской печи и возрождением цеха на 44 дня раньше намеченных плановым заданием.

Затем были восстановления и вводы сталеплавильных  агрегатов в строй действующих. Сначала все 6 довоенных, а затем строительство новых 5-ти печей. 10 лет В.В. Лепорский был бессменным руководителем, организатором и вдохновителем высокого трудового энтузиазма в цехе. Военная закалка сформировала в нем специалиста высокого класса, живущего мыслями о будущем.

В 1954 году его назначили главным инженером. Все было по строгой традиции. Если директор – доменщик, Яков Павлович Куликов, то гл. инженер – сталеплавильщик. Для Лепорского 2 года технического лидера на заводе были емкие по объему и нужные для роста металлопродукции на заводе. В мартеновском цехе по его задумке к 11 печам была добавлена и вошла в строй действующая 12-я мартеновская печь. Был достигнут уровень производства, превышавший проектную мощность по основным позициям продукции чугуна, стали, проката.

В 1956 году Владимира Лепорского назначили директором завода. И он с еще большей энергией  продолжал воплощать в жизнь наиболее рациональные и прогрессивные задумки. Он имел дар видения будущего. Авторитет его — авторитет специалиста, руководителя и воспитателя — был исключительно высоким.

В 1966 году достижения коллектива завода «Азовсталь» были высоко оценены награждением завода орденом Трудового Красного  Знамени. Тогда же и В.В. Лепорский был удостоен звания Героя Социалистического Труда за успешное выполнение заданий по увеличению выпуска металла на действующих мощностях.

В эти же годы на заводе им. Ильича велось мощное строительство второй очереди завода. Новые мощности, как стан 1700, слябы — 1150, ЦХМ, мартен с большегрузными печами, конверторный, сразу вывели предприятие в лидеры металлургической промышленности. И директор завода «Азовсталь» В. Лепорский со своими единомышленниками начал работать над планом будущего -  разработкой проектов для строительства второй очереди «Азовстали». В основу будущего завода были заложены на тот период самые передовые достижения в технике и технологии. Не просто было добиться в Министерстве Черной Металлургии «добро» на  проект азовстальцев. Но В. Лепорский был настойчив. К тому же пользовался авторитетом в верхах.

Министерством металлургии были выделены средства и далеко не малые. В начале 1971 года развернулись широкомасштабные  работы по строительству стана 3600.

Маленькая справка: Ввод и пуск стана 3600 увеличивал в целом продукцию почти на 75% всего завода «Азовсталь». А стоимость нового листопрокатного цеха была в полтора раза больше  балансовой стоимости  всего завода. Для В. Лепорского это была не только  радость победы, но, как и для всей его команды, еще масса хлопот, волнений и безмерного труда. 24 июня 1973 года ТЦЛ – 3600 выдал первую продукцию. Это было завершение первого этапа больших перемен для будущего поколения. Но еще предстоял второй этап строительства мощностей на «Азовстали»: сталеплавильного комплекса – кислородно-конверторный цех и ряд вспомогательных цехов. Но важно было и то, что директор завода на основе разработок специалистов-коллег доказал, что нужны средства и на социальную сферу. Новые мощности требовали до 15 тыс. рабочих. А они где-то должны жить, иметь крышу над головой, улицы, магазины. Это было учтено. И Орджоникидзевский район вырос в благоустроенный город. Еще В. Лепорский доказал, что и больничный комплекс -  это необходимо и сейчас, и в будущем. 5 миллионов руб. по  тем временем – большое денежное вливание. Они были выделены правительством, и был построен большой комплекс Горбольница №2 на 17-м микрорайоне.

Всюду, везде надо было успеть. И Владимир Владимирович успевал.

С семьей жил на тихой улице Первого Мая в коммунальном домике с 4-мя  комнатами и верандой, имея кусочек земли, где для души с женой растили цветы.  Но в шесть утра он уже был на заводе.

Герой Соц. Труда, горновой Григорий Чуйко рассказывает: «Машина директора завода останавливалась у домны №1, а затем пустой следовала по пешему маршруту Владимира Владимировича. Он проходил все печи, встречался и говорил с мастерами, горновыми. А затем пешком через мост шел в мартен. А дальше – обжимной, прокатные цеха. Ежедневная проходка была насыщена встречами, информацией рабочих. В машину садился после 2-х часового обхода и только тогда возвращался в свой кабинет».

Сталеплавильный комплекс для Лепорского был как бы зенитом его неуемной творческой  и трудовой натуры. В тот период он уже имел ученую степень – кандидата технических наук в сталеплавильном производстве.

20 декабря 1977 года была выплавлена первая плавка из 350-ти тонного конвертера (а их в цехе — 2) и разлита на реконструированной машине непрерывного литья. Появились слябы для толстолистового стана 3600. Тогда ему было 66 лет. В 1979 году В. Лепорскому была присуждена Государственная премия СССР именно за создание на комбинате «Азовсталь» сталеплавильного гиганта – конверторного цеха с новейшими по тем временам машинами непрерывного литья заготовок.

Он был не один. У него была мощная команда, таких же, как и он, способных дерзать и работать на перспективу: гл. инженер того времени А.А. Шокул, зам. директора Г.Л. Остапенко, ныне доктор наук, начальник ЦЛМК О.В. Носоченко, начальники цехов Е.А. Царицын, П.М. Цветков, Ю.И. Зимин. Это не полный список.

В 1981 году Владимир Владимирович ушел из жизни. У каждого человека иссякает запас жизненных сил и энергии из предназначенного ему сосуда. Особенно если черпать все содержимое из него с неимоверной нагрузкой…

38 лет своей жизни положил он на алтарь процветания комбината «Азовсталь» — лидера металлургии Украины.  По истине — «Крестный отец» в самом лучшем значении этих слов.

Анатолий ТОМАШ.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

2 Responses to “«Крестный отец» «Азовстали»”

  1. В.В.Лепорский — это эпоха…Последний «красный директор» завода, человек своего времени.Люди долго будут его помнить, в отличие от нынешних менеджеров-временщиков.

  2. Да… Мой дед хорошо его знал, много лет работал с ним, был его замом. Когда Лепорский умер, мы газеты прятали, но дед все-таки узнал. И через день тоже умер… (((
    Так они и похоронены совсем рядом….

Оставить комментарий