Крестный отец мариупольской Слободки

Четверг, Октябрь 28th, 2010

Можно с полной уверенностью сказать, что все, кто не знаком с  хозяйственной деятельностью Новороссийского генерал-губернатора, имя графа М.С. Воронцова связывают лишь с едкой  эпиграммой, написанной на него А.С. Пушкиным:

Полумилорд, полукупец,

Полумудрец, полуневежда,

Полуподлец, но есть надежда,

Что будет полным, наконец.

В сборнике «Русская эпиграмма (18-19 вв.)», изданном в 1958 году появление этого миниатюрного произведения объясняется личными отношениями между ними. Там написано лишь, что Воронцов враждебно относился к Пушкину, служившему в Одессе под  его начальством. Но там не было сказано, что гениальный поэт был влюблен в супругу Воронцова Елизавету Ксаверьевну, и она благосклонно относилась к его ухаживаниям. Об этом говорит хотя бы то, что перед высылкой Пушкина из Одессы подарила ему свой портрет в золотой медальоне и перстень-талисман, с которым он не расставался и лишь перед самой смертью, уже после дуэли, подарил поэту В.А. Жуковскому…

Но вернемся от Воронцова–мужа к Воронцову – государственному деятелю. А он, будучи истинно таким, многое сделал во вверенном ему генерал-губернаторстве. Это ему принадлежит, например, инициатива замены парусного флота на Черном и Азовском морях паровым. А затем в Одессе по его же инициативе, с позволения царя, к которому обратился Михаил Семенович, построили пароход «Митридат» для плавания по Азовскому морю. Он был спущен на воду в 1889 году и тогда же совершил свой первый рейс. После этого «Митридат» стал на линию регулярного почтово-пассажирского сообщения между Керчью и Таганрогом. Со временем, по просьбе местных властей он стал заходить и в Мариуполь. Кроме «Митридата», опять-таки по инициативе Воронцова, на этой линии появились пароходы «Таганрог» и «Бердянск» и для них заход в Мариуполь был уже обязательным.

М.С. Воронцов не однажды бывал в Мариуполе. Во время одного из таких посещений Попович – глава одного из четырех торговых домов, владевших почти всей торговлей зерном в городе, торговавший  пшеницей, выращенной западнее реки Берды, высказал генерал-губернатору мысль, что неплохо было бы иметь порт и в устье этой реки. Воронцов сразу же увидел за этим высказыванием возможность расширенного производства пшеницы и других хлебных злаков в Приазовье и увеличения их экспорта в страны Европы, и приказал капитану первого ранга Критскому произвести необходимые исследовательские работы. Тот сделал заключение, что строить новый порт следует в десяти верстах от Бердянской косы. Работы начались незамедлительно, и уже в 1830 году первая пристань была готова.

Зерновой экспорт из нового порта стал из года в год расти, и одной пристани оказалось для дальнейшего его роста недостаточно. Поэтому в 1835 году появился еще один причал. В связи с этим часть судовладельцев и грузополучателей переключились с мариупольского порта с его рейдовой погрузкой на бердянский, имевший большие глубины и расположенный ближе к Керчи. По этой же причине некоторые из мариупольских хлеботорговцев переселились в Бердянск.

Получилось так, что кроме Бердянска М.С. Воронцов стал крестным отцом  еще и первого пригорода Мариуполя. Слава о том, что мариупольцы заботятся об увеченных и немощных своих земляках – а они построили для безработных богадельню – вышла далеко за пределы города. И сюда, чтобы поселиться у моря, стали приезжать отставные унтер-офицеры и солдаты. Не прочь осесть здесь была и часть сезонных рабочих. Однако городские власти категорически запрещали им селиться в Мариуполе. Тогда отставники во время очередного приезда М.С. Воронцова обратились к нему со своей просьбой, и он разрешил им селиться, но не в городе, а рядом с ним, западнее Биржи. Так родилась и начала расти Слободка.

Появление ее вызвало у греков законное возмущение: ведь Екатерина запретила кому бы то ни было селиться в построенном ими городе. И они, на законных правах, пытались добиться отмены принятого М.С. Воронцовым решения. Однако это привело лишь к тому, что это решение закрепил Александр 1 своим указом от 30 марта 1859 года. После этого не только в Слободке, но и в Мариуполе мог селиться каждый, кто хотел. Но это произошло тогда, когда самого  Воронцова уже не было в живых: он  скончался в 1856 семидесяти четырех лет от роду.

Николай РУДЕНКО.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий