ЛЕГЕНДА, или ПРЕРВАННЫЙ ПОЛЕТ

Суббота, Июль 5th, 2014

Эта история началась в первые дни оккупации Мариуполя, когда гитлеровцы, стремительным броском овладевшие центром города, по свидетельству очевидцев, не бросились на восток, очертя голову, а планомерно продвигались вперед, обстоятельно закрепляясь на очередном рубеже.

В тот день пацаны поселка Калиновка собрались на выгоне, чтобы заняться очень серьезным делом. Со вчерашнего вечера лежал у них в посадке хорошенько припрятанный снаряд. Они, как и все, очень любили что-то взрывать и из чего-нибудь стрелять. Мариуполь, оккупированный несколько дней назад, и того и другого мог предложить неограниченно.

Патронов уже сожгли множество, сегодня пробовали снаряд. Технология была общеизвестна. На дне воронки от бомбы (чем глубже, тем лучше) разжигался костер. В костер клался снаряд — взрывателем в угли. После этого следовало залечь в такую же воронку рядом и ждать. От жары детонировал взрыватель и… Многие из мальчишек поплатились за эти эксперименты и в войну, и после нее.

Пацаны, уложив снаряд в огонь, примостились за бугорком. В ожидании результата они от нечего делать смотрели в небо и курили. В то время Калиновка находилась за городской чертой. Прямо за холмами вдалеке плескалось море. Справа дымили городские пожары. На холмах копошились солдаты: рыли окопы и траншеи, выстилали их досками. Пацаны уже знали, что строят не то мадьяры, не то румыны, но уж никак не немцы. А немцы топтались рядом, и мальчишки спорили, охраняют они мадьяр или конвоируют.

— Пацаны, смотри… — вдруг протяжно обозвался кто-то, и дальнейшие события развивались при полном молчании. Зато мадьяры, а особенно немцы, напротив, загалдели и засуетились.

Дело было в том, что со стороны Мариуполя на немцев летели два самолета с красными звездами на крыльях. Пацанам сначала показалось — штурмовать. Немцы, видимо, тоже так подумали и запаниковали. Но потом и те, и другие поняли, что самолеты летели очень низко совсем не из желания атаковать — один из них был не в порядке. Его мотор работал с перебоями, на фюзеляже и крыльях были видны рваные пробоины. Видно, ему крепко досталось. Второй выглядел получше и летел настолько близко к раненому, что казалось, подставлял ему свое крыло, как стриж, обучающий птенца.

В одно мгновение произошло следующее. Один немец подставил плечо, другой умостил на него ручной пулемет, похожий на паяльную лампу, и влепил несколько очередей в живот подранку. Истребитель вздрогнул, вспыхнул и плюхнулся в придорожную пыль. Из его кабины вывалился летчик, да так и остался лежать среди растекающихся луж горящего бензина.

Яростно взревел самолет напарника, бессильный помочь другу. Он взмывал ввысь и бросался на солдат, как бы угрожая врезаться в толпу. Видимо, израсходовав боезапас в предыдущей драке, он не стрелял, но, как танк, утюжил окопы, не давая поднять головы. Немцы, постреляв немного из автоматов, забились в недостроенные траншеи, а самолет, сделав прощальную свечу над местом гибели друга, ушел на Таганрог.

Дождавшись, пока подбитый самолет догорит, немцы деловито обыскали обуглившегося летчика, наскоро закопали его у дороги и отошли, радостно гогоча и похлопывая стрелка по плечу.

Прошло около месяца. Наступала зима.

В первых числах декабря та же компания пацанов собралась по тому же делу в том же месте. Но ситуация была уже не та: по дороге из Буденновска в Мариуполь двигались обшарпанные то ли немецкие, то ли союзнические части, крепко, сказывали, получившие недавно под Ростовом. Пацаны с удовольствием наблюдали поток отступающих машин и подвод, ковылявших по мерзлой дороге.

Над колонной пролетели немецкие истребители — туда, затем обратно, что-то вынюхивая и кого-то высматривая. А вскоре появился и тот, кого они охраняли: грузопассажирский «Юнкерс». И в тот момент, когда истребители пролетели дальше, а «Юнкерс» полз под тучами, пацаны услыхали, как где-то за их спинами затарахтел мотор. Изумленно оглянувшись, они увидали разбросанную скирду сена и истребитель, взлетевший с ближней поляны.

Летчик спокойно набрал высоту и атаковал «Юнкерса» в хвост. Беспечность пилотов, не ожидавших нападения в зоне охранения своих истребителей, дорого обошлась их пассажирам. «Юнкерс» развалился в воздухе, и на землю посыпались темные фигурки. Отработав свое, наш истребитель развернулся, спикировал на могилу погибшего летчика и скрылся в облаках. Вернувшиеся к месту гибели «Юнкерса» немецкие истребители покрутились и улетели несолоно хлебавши.

Через несколько часов эсэсовцы прочесали прилежащую местность, обыскали повально все дома. Молва донесла, что в сбитом самолете летела группа немецких генералов — командование целой армии, отводимой на переформирование после разгрома под Ростовом.

Эту историю очень давно рассказал мне бывший калиновский мальчик, а ныне водитель небольшого автобуса Павел Александрович. Она настолько неправдоподобна, что только природное чувство такта и уважение к возрасту не позволили мне рассмеяться ему в лицо. Я только ехидно спросил:

— Как же Вы догадались, что это была месть? Узнали пилота в лицо?

— Нет, ну что ты! Как бы я мог его видеть? — обиделся Александрович. — Просто на тридцатилетие Победы в Мариуполь приехали ветераны, воевавшие в наших местах. Я работал тогда в автобусном парке, и меня прикрепили возить летчиков. Три дня я возил их по городу. Мы разговорились, и один из них рассказал мне эту историю. А я ведь это и сам видел! А фамилию того летчика не знаю… Он не назвал, а я не спросил. Да и зачем? На войне ведь бывало еще и не так…

Очень может быть, что на войне бывало и не так. Но даже если так не было вообще… Ох уж этот романтический Мариуполь, ох уж этот Город Алых Парусов!

В этом году наш народ отмечает историческую для всего человечества дату – 65 лет со Дня Победы над фашизмом. В связи с этим знаменательным событием открывает новую рубрику редакция «ПР» совместно с городским союзом ветеранов войны. В течение 2010 года мы будем регулярно публиковать на страницах газеты воспоминания участников Великой Отечественной войны, работников тыла, свидетелей событий тех далеких лет.

«В нашем городе живут участники самых известных и кровопролитных сражений той страшной войны, те, кто ковал Победу – на фронте и в тылу, — рассказал для «ПР» председатель Мариупольского городского союза ветеранов войны Юрий ВАРЛАМОВ . – К сожалению, с каждым годом ветеранов становится все меньше.

Сегодня в Мариуполе проживает участников боевых действий, инвалидов войны, вдов погибших и умерших бойцов, ветеранов и участников около семнадцати тысяч. Среди них – четверо освободителей нашего города: Семен Пташко, Тамара Малахова, Гавриил Кирильченко, Иван Копейко. В городе есть те, кто участвовал в обороне Москвы, битве под Сталин-градом. Наши ветераны были в рядах освободителей Донбасса и Украины, Белоруссии и прошедших фронтовыми дорогами Европы.

Сейчас мы получили медали для 103 освободителей Белоруссии с удостоверениями и поздравлениями от президента страны Александра Лукашенко. Награды будут вручены героям-освободителям в ближайшее время.

 

Однако самым важным для наших ветеранов и жителей города остается сохранение исторической памяти. Это приобретает особую актуальность сегодня, когда совершаются попытки переписать историю, сделать героями эсэсовцев шухевичей и тех, кто сидел по схронам, стрелял в спину советским бойцам и помогал фашистам. Когда в школьных учебниках оставляют лишь несколько строчек об этой войне, называемой советско-германской.

 Андрей МИЩЕНКО

 

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий