Лица наших предков

Пятница, Август 26th, 2011

В запасниках краеведческого музея, в собраниях коллекционеров, в домашних альбомах мариупольских старожилов можно встретить старинные фотографии. Как правило, сохранность их поразительна. Кажется, что отпечатаны они не в начале уже ушедшего XX столетия, а совсем недавно. Как здесь не сказать, что портреты делались на века.

Каждый из снимков, за редким исключением, наклеен на паспарту — кусок плотного картона с тисненой надписью «Мар1уполь» и фамилией владельца заведения, чаще всего он был и автором фотографии. На оборотной стороне паспарту эти же надписи повторяются на гравюре, украшенной вензелями и завитушками. Тут же представлены адрес фотоателье и изображения наград — медалей, коими был удостоен его владелец. За паспарту мариупольским фотографам приходилось ездить в Москву, Санкт-Петербург, Одессу, в Вильно (Вильнюс), Либаву (Лиепаю).

Исследованием творчества мариупольских фотографов-художников занимается известный в нашем городе краевед А.Д. Проценко. Список популярных мастеров — Стояновского, Куюмджи, Рубанчика, Улахова, работавших в первое десятилетие XX века, он дополнил именами Сазонова, Файна, Краснопольского, Цилинского, Шляпова, Полонского и других. Им же установлены современные адреса дореволюционных фотоателье. В частности, Стояновский работал в доме Попова на Харлампиевской улице, 19. В коллекции Аркадия Дмитриевича есть необыкновенно интересные экземпляры: снимки фотомастера Куюмджи, на паспарту которых обозначено, что их автор в 1898 году был награжден медалью «За усердие», получил благодарность от императора Александра III и королевы эллинов Ольги. К таким раритетам можно отнести фотоснимок Рубанчика, на котором изображен консул Греческого королевства в Мариуполе Капораки. Снимок датирован 1901 годом…

В наши дни чаще всего встречаются работы Анисима Михайловича Стояновского. Они отличаются художественностью и завидным техническим совершенством, даже если рассматривать их с позиций сегодняшнего дня. В двадцатые годы, а может, чуть раньше, этот великолепный мастер работал на Большой улице, названной в советское время проспектом Республики, а позже пр. Ленина. На втором этаже дома № 27 было устроено его ателье. Теперь там обычные квартиры, отличающиеся разве что высоченными потолками, а на первом этаже совсем недавно находился магазин «Колбасы».

В этот период учеником A.M. Стояновского был Михаил Медуховский, создавший впоследствии историю завода «Азовсталь» в фотоснимках. Перед войной постаревший Анисим Михайлович уехал в Ленинград к родственникам. Он не смог или не захотел покинуть осажденный город- герой и умер от голода в блокадную зиму сорок первого года.

Что же касается других фотографических заведений нашего города в дореволюционные годы, то о них можно сказать, что Куюмджи таковое имел на Екатерининской улице, т.е. на нынешнем проспекте Ленина, в собственном доме, Рубанчик — на той же улице в доме Голуб, а Полонский — на улице Морской. Правда, найти эти дома сейчас практически невозможно.

…Старинные фотографии. Умиротворенные лица. Спокойные, устойчивые позы. Если дама или кавалер стоят, то чаще всего опираются на массивную вычурной формы резную тумбу. Если сидят, то плотно прижавшись к спинке или подлокотнику кресла (стула). Иногда портретируемый, поддерживая рукой голову, сидит за столиком. Освещение лиц всегда мягкое, без резких контрастов.

Статичность портретов объясняется не отсутствием фантазии у фотохудожников, а низкой светочувствительностью фотоэмульсий того времени. При съемке приходилось держать объектив открытым в течение не сотых долей секунды, как это делается сейчас, а на протяжении нескольких секунд. При этом любое «шевеление» объекта съемки привело бы к смазыванию изображения на негативе. Вот и приходилось заставлять клиентов относительно долго находиться в неподвижности.

В помещение, где производилась съемка, солнечный свет проникал через стеклянный фонарь в полпотолка. Разного рода подсветки лица достигались с помощью системы ширм, обтянутых белым материалом, сетчатых экранов и щитов, оклеенных блестящей фольгой. Со временем мариупольские фотографы стали применять и искусственное, электрическое освещение. Сначала в качестве вспомогательного, а потом полностью заменили им естественное.

Высочайшее качество снимков обеспечивалось тем, что фотопечать на бумагу производилась без увеличения со стеклянных негативов, имевших размер будущей карточки. Кроме того, и негативы, и позитивы тщательно ретушировались. Ретушеры в большинстве были мастерами своего дела, своего рода художниками. Среди них были и Елизавета Борисовна Вишневецкая, которой довелось работать с A.M. Стояновским в последние годы его творчества.

Старинные фотографии дают возможность представить облик людей, населявших Мариуполь сто лет назад. Вот строгая классная дама из женской гимназии, гладкая прическа, волосы собраны в плотный пучок на затылке, пенсне, строгое закрытое платье, прямая посадка. Чиновник, форменный мундир с петлицами, целлулоидный белоснежный воротничок, подпирающий подбородок. Гимназист с длинным плотным рядом латунных пуговиц на мундирчике. Два парня из мещан, на головах — картузы с маленькими, «в два пальца шириной» лакированными козырьками, косоворотки, опоясанные шелковыми поясками с кистями, сапоги с голенищами из мягкой кожи, натянутыми почти до середины колен.

А еще можно встретить на фотокарточках свадебные пары, самодовольных купцов, солдат и студентов, приехавших к родным на побывку, отцов и матерей многочисленных семейств с чадами и домочадцами.

…Лица наших предков.

Сергей Буров

1999 г.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий