«МАРИУПОЛЬ С ПОБЕДОЙ ПРОШЛИ МЫ…»

Воскресенье, Ноябрь 17th, 2013

История одной песни

В середине 70-х годов попалась мне в одном журнале подборка песен времен гражданской войны. Выбраны были они из ветхих сборников «Наши боевые песни», «Песни-самоучки», «Песни коммуны», хранившихся в Центральном музее Вооруженных Сил СССР.

В те военные годы слагались песни, которые порой звучат и сегодня, например, «По долинам, по загорьям» П.Парфенова (в литературной обработке С.Алымова — «По долинам и по взгорьям»). Такие песни (я не касаюсь здесь белогвардейского, разумеется, фольклора, который в то время не мог, конечно, быть опубликован) возникли как поэтический рассказ о боевом пути и героях какого-то одного отряда, полка, дивизии. Эти песни не всегда перешагивали свои первоначальные границы, не всегда становились общенародными. Но для любителей отечественной истории они тем не менее интересны и дороги как ценные реликвии прошлого нашей страны.

В упомянутой подборке, на которую я набрел, кажется, в журнале «Наука и жизнь», мое внимание привлекла «Песня 3-й Крымской дивизии», потому что в ней были строчки: «Мариуполь с победой прошли мы бить врагов, не добитых еще…».

Писал я, помнится, в Центральный музей Вооруженных Сил СССР, один из сотрудников которого журнальную подборку и опубликовал. Нет, они не только не знают ничего о 3-й Крымской, но не могут указать и источник, откуда песня перепечатана.

Листал я и многотомную «Историю гражданской войны на Украине». Здесь неоднократно упоминается 3-я дивизия, но о 3-й Крымской — ни слова. Не удалось также ничего узнать об авторе слов песни — И.Сильченко.

Тогда я напечатал в «Приазовском рабочем» (30 ноября1975 г.) текст песни и обратился к читателям, которые, может быть,

что-нибудь знают о 3-й Крымской, освободившей во время гражданской войны наш город, с просьбой откликнуться на публикацию. Что получилось — об этом позже, а сначала прочитайте текст самой песни:

Слезы мать рукавом утирала:

Сын младшой уходил на войну…

Наша Третья дивизия встала

Защищать молодую страну.

Эти дни загорались кострами,

Не забыть этой буйной поры:

Проносил он пробитое знамя

Сквозь огонь под Купянск и Шигры.

Мать ночами вздыхала от горя:

Ей сынок ничего не писал…

От Орла до Азовского моря

Он с дивизией нашей шагал.

Полыхали степями пожары,

И ржавела дорогами кровь,

С несравнимым, невиданным жаром

Мы летели на банду Шкуро.

Прозвенели победно копыта

По лихой гайдамацкой степи,

Мы кромсали махновских бандитов,

И Деникин в боях отступил.

Мариуполь с победой прошли мы

Бить врагов, не добитых еще.

И встречал нас у самого Крыма

Орудийной атакой Слащев.

Наша ярость огнем бушевала,

Вспоминая Купянск и Шигры,

Мы ломились к Турецкому валу,

Мы ворвались лавиною в Крым.

От огня боевого остынув,

На побывку вернулся сынок,

Мать встречала любимого сына,

Был от радости влажен платок.

А теперь снова писем родимых

Ждет от сына она неспроста:

Он большим боевым командиром

В Третьей Крымской дивизии стал.

 

После этой публикации были звонки в редакцию, были письма. Очень интересные сведения сообщил ветеран апатовец Н.И. Синельников. Он рассказывает, что в январе 1921 года 46-я дивизия, обескровленная в боях против Врангеля и потерявшая значительную часть бойцов, была влита в 3-ю стрелковую дивизию, которую называли Крымской. Если добавить, что в 46-ю дивизию входил и 413-й Мариупольский стрелковый полк, которым командовал легендарный Кузьма Апатов, то ясно, что история Третьей Крымской вдвойне связана с историей нашего города.

Однако ни коренные мариупольцы, ни активные участники гражданской войны на юге Украины не могли подтвердить, что в то время от белогвардейцев освобождала наш город именно Крымская дивизия. Очевидно, это наименование дивизия получила позднее.

Гораздо удивительней, что ни Николай Илларионович Синельников, служивший в 3-й Крымской в 1921 году, ни Александр Григорьевич Ильенков, служивший в этой дивизии позднее, песню «Слезы мать рукавом утирала, сын младшой уходил на войну» не слышали. Все объяснило письмо читателя (не назвавшего, к сожалению, своей фамилии) о том, что песня 3-й Крымской дивизии написана… в 1935 году. «О том, как создавалась эта песня, я узнал из книги Э.Фейгина «Мальчик пляшет под дождем».

«Мальчик пляшет под дождем» — это документальная повесть о молодом поэте, офицере Советской Армии Якове Чапичеве, погибшем в самом конце Великой Отечественной войны и посмертно удостоенном звания Героя Советского Союза. В своей книге Эммануил Фейгин действительно рассказывает о том, как создавалась песня 3-й Крымской дивизии.

Летом 1935 года (о том, насколько точна эта дата, мы скажем позднее) в этой дивизии проходила переподготовку группа молодых крымских литераторов: поэт Яков Чапичев, прозаики Михаил Вейс, Эммануил Фейгин, журналист Иван Сильченко и другие. Командир дивизии Тальковский и начальник политотдела Кубасов, люди образованные, любившие искусство, заинтересовались ими. Однажды всех литераторов пригласили в штаб. Завязалась непринужденная, дружеская беседа.

- Такой силы у нас в дивизии никогда еще не было, — сказал Тальковский. — Шутка сказать — взвод писателей и поэтов… Давайте, товарищи, если не возражаете, договоримся о конкретных делах. Прежде всего, нам нужно создать книгу о нашей дивизии. Такую, чтобы в ней были отражены ее боевое прошлое, ее сегодняшний день. Затем нам нужна строевая песня. Собственная строевая песня дивизии. Хорошая песня, чтоб на подвиг звала.

Молодые поэты договорились провести конкурс на лучший текст песни. В результате были отобраны два произведения. Одно из них написал Яков Чапичев, оно называлось «Песня о героях», в ней рассказывалось о подвигах Ворошилова, Буденного, Щорса, Чапаева. Другая песня принадлежала Ивану Сильченко, и начиналась она как-то не по-боевому: «Слезы мать рукавом утирала, сын меньшой уходил на войну». В ней рассказывалось о боевом пути дивизии «От Орла до Азовского моря», о боях под Купянском и Шиграми, Мариуполем и Перекопом. Говоря о «сыне младшом», который «большим командиром в Третьей Крымской дивизии стал», песня лирически проникновенно рассказывала в сущности боевую биографию дивизии.

(Читатель, конечно, догадался, что я незакавыченно пересказываю куски повести Эммануила Фейгина).

Понравились обе песни, но выбор должен был сделать композитор, приезд которого ожидался. Принят был, в конце концов, текст Ивана Сильченко.

Если об авторе песни мы знаем лишь то, что Иван Сильченко был севастопольским журналистом, то о создателях музыки известно гораздо больше. Ими стали выдающиеся композиторы Л.К.Книппер и В.Я.Шебалин.

Лев Константинович Книппер — автор многих опер и балетов, симфонических произведений и песен, дважды лауреат Государственной премии СССР. Особую известность и всенародную любовь завоевала его песня «Полюшко-поле». Он, между прочим, племянник Ольги Леонардовны Книппер-Чеховой.

Виссарион Яковлевич Шебалин — выдающийся композитор, доктор искусствоведения, профессор Московской консерватории, а позднее ее директор, дважды лауреат Государственной премии СССР.

В 1955 году я слушал в Большом театре оперу «Декабристы», и на аплодисменты вышел ее автор Виссарион Яковлевич Шебалин.

Далее Э.Фейгин рассказывает о том, что композиторы с увлечением взялись за работу, то есть за написание музыки к тексту Ивана Сильченко. Л.К.Книппер появился на плацу, встал в строй вместе с молодыми красноармейцами и лихо отрабатывал все элементы строевой подготовки. «Чтобы написать строевую песню, надо самому походить в строю, иначе ничего не получится», — говорил Лев Константинович.

А В. Я. Шебалин в это время изучал солдатский музыкальный фольклор. Он ходил из роты в роту и слушал певцов.

Наконец, всех пригласили в клуб. Шебалин сел за рояль. Книппер стал рядом. В замершем зале негромко, вполголоса композиторы пели сочиненную ими строевую песню Крымской дивизии.

 

Мариуполь с победой прошли мы

Бить врагов, не добитых еще.

И встречал нас у самого Крыма

Орудийной атакой Слащев.

 

Таким образом, эта песня о гражданской войне, а не времен гражданской войны, как ошибочно считали составители сборника.

«Михаил Вейс и я, — пишет в повести «Мальчик пляшет под дождем» Эммануил Фейгин, — взялись написать книгу очерков о Крымской дивизии. Эту книгу мы написали; она была выпущена затем Крымским государственным издательством под названием «Высшей оценки нет» с суперобложкой известного художника-баталиста Николая Семеновича Самокиша».

Очевидно, в этой книге есть сведения об освобождении дивизией Мариуполя. Длительная переписка с крупнейшими книгохранилищами страны позволила наконец выяснить, что единственный экземпляр этой книги сохранился в Государственной публичной библиотеке имени Салтыкова-Щедрина в Ленинграде. К сожалению, так как экземпляр единственный, по межбиблиотечному абонементу не высылается, книгой можно пользоваться только в читальном зале.

Но выяснилась такая интересная подробность: книга «Высшей оценки нет» издана в 1934 году. Следовательно, события, о которых писал Э.Фейгин, не могли произойти в 1935 году, а случилось все это, очевидно, годом-двумя раньше.

 

XXX

 

И вот четверть века спустя сижу я в тени сливовых деревьев в тихой древнерусской деревне Дубник, в двенадцати верстах от Ростова. Не того, что на Дону, а Ростова Великого, который на 285 лет старше Москвы. Сижу и перечитываю свою давнюю статью. У меня здесь нет ни необходимых справочников, ни архива (все или почти все осталось, разумеется, в Мариуполе), и если могу что-нибудь добавить к написанному четверть века назад, то лишь по памяти, а это, как известно, не самый надежный инструмент. Тем не менее — рискну.

Взяв Мариуполь в конце марта 1919 года частью сил 1-й Заднепровской дивизии, в основном же Третьей бригадой «товарища батьки Махно», начдив Дыбенко отправился в Крым, куда ворвалась 1 -я бригада его дивизии. Вскоре он взял Севастополь орденом Красного Знамени Павел Ефимович был, между прочим, награжден за взятие Мариуполя и Севастополя) и стал в правительстве Крыма кем-то вроде наркомвоенмора, иначе сказать военным министром. У него была фантастическая идея ударить белым в тыл через Таманский полуостров. Из этой идеи (Ленин говорил, что она попахивает авантюрой) ничего, разумеется, не вышло, но для ее осуществления он создал Крымскую армию. Ее костяком стали, думаю, части 1-й Заднепровской дивизии, с которой П.Е. Дыбенко брал Мариуполь, а затем — Крым. Однако в последующем военная фортуна отвернулась от Павла Ефимовича, в неудачных боях его Крымская армия была разгромлена, а остатки сведены в Крымскую дивизию. Возможно, она и есть искомая 3-я Крымская.

Насколько мне помнится, во время махновского мятежа, начавшегося с Третьей бригады, Крымская дивизия попала под руку Федько (единственного, кажется, человека, который в гражданскую стал четырежды кавалером ордена Красного Знамени) и вместе с ним вышла из окружения.

Однако я недостаточно знаю историю 1-й Заднепровской и не берусь утверждать (не заглянув в «святцы»), что начала она свой путь с Орла.

Все невыясненные вопросы могла бы прояснить книга покойного Эммануила Фейгина (которому я в свое время писал в Тбилиси). И в 1995 году я был в Салтыковке. Но я тогда был весь поглощен работой над книгой «Никополь» и «Провиданс». Конечно, я смог бы выкроить время, чтобы заказать и полистать книгу «Высшей нет оценки», ставшую библиографической редкостью (еще и потому, что все изданное до войны в Крыму — все без исключения — попало в спецхран, если не было вообще уничтожено), но, каюсь, просто-напросто забыл — прошло двадцать лет — об этом сюжете. Может быть, кто-то из местных краеведов продолжит этот поиск. Как писали в старину в альбомах провинциальных барышень: «Кто любит больше меня, пусть напишет лучше меня».

На всякий случай сообщаю: не очень давно позвонил мне читатель, который нашел следы 3-й Крымской дивизии на Дальнем Востоке. На германском фронте ей воевать не довелось, она участвовала в войне с Японией. Называлась уже как-то иначе.

Как именно? Это надо поискать в моем архиве.

 

Лев Яруцкий

 

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий