Мариупольская городская дума и просвещение

Четверг, Декабрь 2nd, 2010

1906-2006 гг.

Сто лет спустя

Третий репортаж с заседаний Мариупольской городской думы.

И снова мы в научной библиотеке краеведческого музея листаем столетней давности «Журнал очередных и чрезвычайных заседаний Мариупольской городской думы», на этот раз за 1906 год. Сегодня нас интересует то, как гласные думы рассматривали просвещенские  вопросы, какие решения и почему в этой связи ими принимались. Перед нашим мысленным взором из отдельных факторов, как из разноцветных камней, постепенно складывалась довольно любопытная мозаичная картина, в которой просматривалось несколько ключевых направлений.

Одно из них – расширение и совершенствование сети учебных  заведений в Мариуполе. Ведь население города стремительно росло, увеличивалось количество детей. Сложившаяся к концу ХІХ  столетия образовательная система уже не могла обеспечить учебой  всех детей школьного возраста: в отдельных школах появилась вторая смена занятий, многим детям и, особенно, девочкам,  пришлось отказывать в приеме в первый класс.

Уже 9 января, на первом заседании думы, в 1906 году, гласные заслушали сообщение инспектора народных училищ о необходимости открытия в городе женского четырехклассного  училища с профессиональным при нем отделением. Осознавая  крайнюю необходимость в подобном заведении, гласные решили   срочно обратиться по этому вопросу в министерство народного просвещения.

10 января дума рассмотрела ходатайство Н.И. Макарской о преобразовании ее музыкальных курсов в Мариупольское отделение императорского русского музыкального общества. Дума  постановила: «Уполномочить городского голову выдать Н.И. Макарской удостоверение, что со стороны думы не встречается препятствий к преобразованию ее музыкальных курсов в Мариупольское отделение императорского русского музыкального общества».

2 июня дума рассмотрела заявление преподавателя  Александровской гимназии П.Я. Беляева об открытии в Мариуполе частного реального училища. Гласные, единогласно поддержав прошение, уполномочили городскую управу просить министерство народного просвещения поддержать инициативу П.Я. Беляева.

13 ноября дума заслушала доклад комиссии по народному образованию о предполагаемом открытии в Мариуполе преподавательницей Санкт-Петербургского коммерческого училища Е. Быковой мужской и женкой торговой школы. Торговая школа должна была состоять из трех специальных классов и двух приготовительных. За пять лет ученики, закончившие до этого начальную школу, должны были изучить русский язык и словесность, немецкий и французский языки, бухгалтерию, коммерцию, арифметику, коммерческую арифметику, геометрию, коммерческую географию, естествознание, историю, коммерческую корреспонденцию, каллиграфию, рисование, рукоделие. Таким образом, курс торговой школы был равен курсу прогимназии или четырем классам реального училища.

Обращает на себя внимание и то, как тщательно и профессионально гласные анализировали школьные вопросы. Вот только один пример.

На январском заседании думы обсуждалось ходатайство директора мужской гимназии об открытии пансионов или общежитий при мужской и женской гимназиях «в целях устранения внешнего дурного влияния на учащихся».

Комиссия думы по народному образованию, предварительно изучив вопрос, подготовила следующее заключение: «Устройством при гимназиях общежитий или пансионов, состоящих под непосредственным наблюдением учебного начальства, эти гимназии  должны будут превратиться… в закрытые учебные заведения, каковой тип учебных заведений уже давно признан нежелательным и несоответствующим целям и правильно поставленного учебно-воспитательного дела. Стремление влиять в одностороннем, желательном для учебного начальства направлений, на питомцев пансиона, весьма вредно отзывается на свободном развитии их  способностей, убивает у них самостоятельность, не дает им знаний жизни и приучает принимать все на веру, без критики… Надзор за учащимися вне школы и вообще внешкольное воспитание лучше всего предоставить самим родителям или тем лицам, коим они доверяют попечение о своих детях…»

На основании этого заключения дума оставила ходатайство директора гимназии  «без удовлетворения».

В первом репортаже с заседаний городской думы в 1905 году мы  уже упоминали фамилию учителя городского четырехклассного училища В.П. Токарева.

Дав тогда оценку профессионализму учителя, который  «пользуется любовью своих учеников и необыкновенно добросовестно и с любовью относится к своему делу», дума в 1905 году воспротивилась решению попечителя Одесского учебного округа перевести В.П. Токарева в другой город.

Казалось, что вопрос исчерпан. Однако нет, и в следующем году фамилия этого учителя несколько раз упоминается в протоколах думы. На этот раз деятельность В.П. Токарева открылась совершенно в другом плане.

Все дело в том, что  учитель четырехклассного городского  училища В.П. Токарев и учитель Гоголевской школы Я.С. Баганенко принимали непосредственное участие в революционных событиях 1905 года. В связи с этим они были отстранены от работы и в административном порядке высланы на поселение в Тобольскую губернию.

Теперь гласным думы предстояло определить свое отношение к этим учителям и их общественной деятельности. Комиссия по народному  образованию и некоторые гласные думы предложили возбудить ходатайство об освобождении административно высылаемых в Тобольскую губернию учителей. Вот как это было  сформулировано в протоколе заседания думы 18 апреля.

«Отнесясь с полным сочувствием к этому заявлению, дума, в уважение хорошо известной ей добросовестностью и полезной педагогической деятельностью местных учителей-тружеников В.П. Токарева и Я.С. Баганенко, административно высылаемых в Тобольскую губернию, и в виду слабости здоровья этих учителей, а  также принимая во внимание, что, насколько известно гласным, к Токареву и Баганенко не предъявлено обвинения в политическом преступлении их, — дума признала своим нравственным долгом придти на помощь этим учителям и единогласно постановила: уполномочить городскую управу возбудить в надлежащем порядке перед министерством внутренних дел и Екатеринославским  генерал-губернатором ходатайство от имени думы об освобождении В.П. Токарева и Я.С. Баганенко от наложения на них административного наказания».

26 мая городская дума вновь возвращается к этому вопросу, на этот раз в повестке дня это обозначено было так: «О восстановлении всех прав учителя В.П. Токарева».

Гласные думы приняли следующее постановление: «Уполномочить городскую управу ходатайствовать перед попечителем Одесского учебного округа об оставлении В.П. Токарева учителем в Мариупольском городском училище на одинаковых правах и основаниях с остальными учителями».

Отдадим должное гласным городской думы: единогласно принимая подобные решения, им нужно было проявить немалую смелость. Ведь в России 1905-1907 гг. – это годы первой русской революции. В Мариуполе одна за другой шли политические демонстрации, ширилось стачечное движение. Нужно думать, что и Токарев, и Баганенко не стояли в стороне от  этих события.

***

Городская дума не ограничивалась только принятием постановлений. Она, в частности, назначала своих постоянных представителей для участия в заседаниях педагогических советов учебных заведений.

9 января городской голова Иван Алексеевич Попов был назначен сроком на год представителем думы в мужской и женской гимназиях, механико-техническом училище и женской прогимназии В.Е. Острославской.

Дума направляла своих представителей в попечительские советы учебных заведений.

6 марта дума избрала сроком на три года гласных Ивана Ивановича Чентукова и Илью Эммануиловича Юрьева в попечительство механико-технического училища.

Внимательный просмотр протоколов заседаний думы позволяет выделить еще один интересный факт: избрание стипендиатов – одаренных, отлично успевающих школьников учебных заведений Мариуполя.

Именных стипендий было в 1906 году несколько. Кандидатов на соискание стипендий представляли педагогические советы соответствующих учебных заведений.

По случаю двадцатипятилетней общественной деятельности гласного Д.А. Хараджаева в 1905 году была учреждена городская стипендия его имени. Ежегодно присуждалось три стипендии по 150 рублей каждая учащимся мужской и женской гимназии и механико-технического училища и две стипендии по 50 рублей школьникам городского четырехклассного училища.

Вот фамилии стипендиатов имени почетного гражданина Мариуполя, гласного городской думы Д.А. Хараджаева за 1906 год: Мария Кушнарева (5 класс женской гимназии), Георгий Кечеджи (1 класс механико-технического училища), Яков Аганцев и Николай Каплан (четырехклассное городское училище).

Была еще городская стипендия имени Его Императорского Высочества, наследника Цесаревича и Великого князя Алексея. В 1906 году она была присуждена: Петру Попову (мужская гимназия), Филиппу Перекинному (2 класс механико-технического училища), Сергею Колпакову, Ивану Короткову, Ефиму Волкову и Георгию Свинцову (четырехклассное городское училище).

В какой уже раз отметим большой профессионализм гласных при решении просвещенческих вопросов, их умение за конкретными фактами видеть педагогическую суть дела, улавливать перспективу.

А еще подчеркнем принципиальность гласных, порою требовавших гражданского мужества, когда нужно было принимать решения наперекор властям.

Несмотря на трудности провинциального быта, постоянную нехватку средств, выделяемых на нужды учебных заведений, 1906 год оставил в истории просвещения Мариуполя заметный положительный след.

Павел МАЗУР.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий