МАРИУПОЛЬСКИЕ КОРНИ

Понедельник, Декабрь 20th, 2010

Мы справедливо гордимся своими знаменитыми земляками. Однако так было не всегда. Я, например, много раз вдоль и поперек проштудировал уникальный труд «Мариуполь и его окрестности», но ни разу не встретил на его страницах имени самого знаменитого мариупольца — Куинджи. А ведь книга вышла в 1892 году, когда Архип Иванович получил звание профессора живописи Петербургской Академии художеств, а его шедевры «Ночь на Днепре», «Березовая роща», «Украинская ночь» принесли ему не только всероссийскую, но и европейскую известность.

Вообще создавалось впечатление, что город наш пустынен и безлюден, что ни он не выдвинул из своей среды ничего выдающегося, ни знаменитости мира сего не удостоили его своим вниманием и посещением. Но время шло, и отношение мариупольцев к землякам, которые своим трудом и талантом внесли зримый и весомый вклад в отечественную науку, литературу и искусство, стало, я бы сказал, ревнивым: сведения о них собираются по крупицам и хранятся бережно. Сейчас в школах города звучат имена профессора Челпанова, академиков Авербаха, Вадима Иванова, Мацуки, Барьяхтара, «соловья Украины» Михаила Гришко, кинорежиссера Леонида Лукова, поэта и писателя Феликса Кривина и многих других. Все эти знаменитости объединяет то, что они родились в Мариуполе.

Но есть еще одна категория земляков, родившихся не в нашем городе, но ставших несомненными мариупольцами. Например, знаменитый Макар Мазай, добывший свою славу у мартеновской печи Мариупольского завода имени Ильича, или Герой Советского Союза летчик Григорий Бахчиванджи, первым испытавший реактивный самолет и проложивший таким образом путь к космическим рейсам. Оба эти героя родились на Кубани, но они выросли, работали и формировались как личности в Мариуполе, который стал для них родным городом, и мы справедливо считаем их своими земляками.

Назовем в этом ряду и командарма советской индустриализации Якова Семеновича Гугеля, родившегося в Белоруссии, позднее возглавившего в Мариуполе завод имени Ильича. Он стал инициатором строительства «Азовстали», его первым директором. Это он заложил город на Левом берегу, ныне Орджоникидзевский район Мариуполя. Или видного советского дипломата Царапкина, одного из создателей Организации Объединенных Наций, родившегося в селе на юге Украины, но выросшего на мариупольской Слободке.

Но есть прославленные люди, которые не родились в Мариуполе, некоторые из них никогда не бывали в этом городе, тем не менее, есть основания считать их нашими земляками.

Недавно я писал о талантливой певице Елене Камбуровой, которая родилась в Кузнецке, живет в Москве, а известна своим искусством повсюду. Она никогда не была в Мариуполе, если не считать ее однодневной гастроли, состоявшейся уже после публикации моей статьи о певице в «Приазовском рабочем». Но корни у нее мариупольские. Потому что отец ее и мать, а также деды и прадеды с Мариупольщины, из греческих сел Комар и Большой Янисоль.

Точно так же мы справедливо считаем своим земляком Гавриила Харитоновича Попова, первого мэра Москвы, видного ученого и политического деятеля. Нет, он не родился в нашем городе, не рос здесь, не учился, но родители его и все предки — мариупольские греки.

К знаменитостям с мариупольскими корнями относится и композитор Владимир Матецкий. Кто не знает его неувядаемой «Лаванды» в исполнении Софии Ротару? И кого не очаровывали его песни «Мотылек», «Луна, луна», «Автомобили», «Было, но прошло», «Чертаново», «Я жду почтальона» и многие другие? Так вот, Владимир Леонардович родился не в Мариуполе, а в Москве (в 1952 году), в нашем городе, по моим сведениям, никогда не бывал, но гены у него мариупольские. Может быть, потому, что он кровно связан с городом металлургов, и потянуло его в Московский институт стали и сплавов, который он окончил в 1977 году. Но с дипломом инженера он не стал варить сталь, а начал писать яркую, талантливую музыку к драматическим спектаклям, кинофильмам, театрализованным эстрадным представлениям. О его песнях мы уже говорили.

До революции в Мариуполе был широко известен богатый купец и гласный городской думы Исай Ехилиевич Матецкий. Опуская подробности (которые любознательный читатель может найти в моей книге «Евреи Приазовья»), скажу, что Владимир Матецкий — правнучатый племянник Исая Ехилиевича.

Матецких в Мариуполе было много. Популярный композитор ведет свой род от брата Исая Матецкого Льва. Сын последнего — Григорий Львович — в начале 30-х годов переехал в Москву, где стал инженером. Его сын Леонард Григорьевич достиг большего — он работал у академика Петра Леонидовича Капицы. А Владимир Леонардович пренебрег семейной традицией и стал не ученым, а композитором. И очень даже неплохим.

Теперь согласитесь со мной, что Владимир Матецкий — наш земляк, хоть и родился он в столице России.

Примерно то же самое могу сказать о Михаиле Таниче. Представлять его вряд ли есть необходимость. Кто не помнит «Текстильный городок», «Как тебе служится», «Любовь-кольцо», «Что тебе сказать про Сахалин», «На дальней станции сойду», «Строгий капрал» («Как хорошо быть генералом»), «На тебе сошелся клином белый свет»?

Когда к гордому слову «поэт» добавляют «песенник» — это звучит уничижительно. Это воспринимается как знак второсортности. Но автор знаменитых песен — поэт настоящий. «И поэтому, — писал о Михаиле Таниче Булат Окуджава, — многие песни на его стихи обладают свойством запоминаться надолго, задерживаться в душах, а это, в свою очередь, происходит потому, что в лучших его стихах присутствует судьба, схожая с нашей собственной; нам есть что сопереживать, чему радоваться и по чему грустить; в них точные детали и натуральные чувства и еще нечто такое, что невозможно объяснить, но без чего подлинного искусства и быть не может».

Михаил Танич родился в 1924 году и как раз поспел к тому, чтобы прямо со школьной скамьи попасть на передовую. Он прошел Великую Отечественную войну «от первых боев до последних», закончил ее старший сержант, командир противотанкового орудия на Эльбе. Потом попал на скамью подсудимых за то, что в дружеском разговоре похвалил немецкие радиоприемники («Восхвалял жизнь за границей»). Прокурор требовал пять лет лишения свободы, но судья его, Танича, фронтовика, кавалера четырех боевых орденов, приговорил к шести.

Все это очень хорошо, но при чем же здесь Мариуполь, могут спросить меня, если Михаил Танич родился в Таганроге? А при том, что мама поэта — потомственная и коренная мариупольчанка.

Кстати, после гибели мужа (он был директором Таганрогского котельного завода, где в такой же должности начинал свою блистательную карьеру Яков Семенович Гугель. В 1937-м Исай Танич разделил судьбу своего предшественника — был расстрелян как «враг народа») Берта Борисовна Танич поселилась в Мариуполе, где жила ее сестра Фира Борисовна, по мужу Гринберг. Сюда же приехал после освобождения из лагеря Михаил Танич и какое-то время жил у своей тетушки в доме N 31 по Вокзальной улице (теперь улица Мичмана Павлова).

XXX

Игоря Губермана я слушал в Натании в великолепном летнем театре на берегу Средиземного моря. После каждой его миниатюры зал взрывался смехом и аплодисментами, а поэт был неистощим. Слушали его люди из бывшего Союза, где найти сборники Игоря Губермана было невозможно. Его сверкающие остроумием четверостишия распространялись в самиздате. Когда наступила гласность и его книги стали выходить в свет, они раскупались молниеносно. Даже сегодня, когда исчезло, казалось бы, само слово дефицит, книги Игоря Губермана купить все же невозможно. И не потому, что они не издаются.

Мне, конечно, никогда не приходило в голову, что этот поэт своими корнями связан с нашим городом. И я еще раз убедился, сколь удивителен Мариуполь, до какой степени нестандартна его история и как щедро одарены талантом его обитатели.

С удовольствием выписываю пространную цитату из книги Игоря Мироновича Губермана «Пожилые записки», вышедшей в 1996 году:

«Мой дед по матери жил много лет в Царицыне, торговал зерном и лесом. Был он купец первой гильдии, дружил с губернатором и был его картежным партнером в клубе, где пропадал до утра. В его доме останавливался Шаляпин, и в такие дни бабушка Дина ворчала, что устроили проходной двор и дочерям (их было три) вредно и растлительно смотреть, как пьют с утра. Гость уезжал, и дед Абрам опять смывался в клуб. Он был изрядный бонвививан, бабушке Дине об этом исправно сообщали, но она выслушивала доброжелательниц с надменностью и больше в дом не приглашала, так что вскоре разговоры прекратились, просто все-все знали о моем прекрасном дедушке, даже до внуков эта слава донеслась.

А нищим стал мой дед за сутки, и об этом две легенды есть. Согласно первой, романтической (ее придерживалась мама), дедушка Абрам при всех ударил в клубе некое влиятельное лицо по его влиятельной физиономии — за брошенное вслух слово «жид». И губернатор смог замять скандал только ценой немедленного выселения семьи из города, иначе грозил судебный процесс. Разорение при такой спешке было неизбежно.

По второй легенде (излагала ее тетя; эта легенда была не менее романтической) дед мой приволокнулся за самой губернаторшей и, судя по реакции ее всесильного мужа, — не без успеха.

А потом он много лет работал где-то в Мариуполе, ничуть не унывая и не бросив ни одного из увлечений молодости».

Вот вам еще один «коренной» мариуполец — Игорь Губерман — в том смысле, что корни его — в нашем городе.

Лев ЯРУЦКИЙ

«Мариупольская мозаика»

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

2 Responses to “МАРИУПОЛЬСКИЕ КОРНИ”

  1. У Е.Камбуровой корни и по отцу, и по матери Камарские. Отец — Камбуров Антон Семенович http://www.azovgreeks.com/portal/tabid/59/language/en-US/Default.aspx?page_id=tree&fam_id=4482, мать — Захарова Лидия Марковна http://www.azovgreeks.com/portal/tabid/59/language/en-US/Default.aspx?page_id=tree&fam_id=4775&view=, оба из села Камара(Комар). Родословные деревья составлены по желанию Елены Антоновны Камбуровой на основании данных их ревизских сказок и метрических книг селения Камары.
    От коллектива сайта «Азовские греки» Н.Макмак, И.Тасиц, М.Пирго.

  2. В дополнение к предыдущему комментарию. В процессе изучения родословной Елены Антоновны выяснилось, что одна из бабушек, мама отца, вторая жена деда, родом из Богатыря, Тамаш Анастасия Леонтьевна(Левтеровна). А из Большого Янисоля нет никого.

Оставить комментарий