Мариупольские пляжи

Понедельник, Август 13th, 2012

 Кто первым пришел  туда, где волна за волной накатывается на песчаный берег, выбрасывая белую пену, пучки водорослей, пестрые раковины отмерших моллюсков, обкатанные осколки камней, щепки древесины, сплошь облепленные мелкими ракушками, а иногда и обрывки рыбацких снастей? Не для того, чтобы добывать рыбу, и не для того, чтобы направить свой челн в морской простор. А с единственной целью – погрузить свое изнуренное жарой тело в прохладную воду, омыть его, а потом, подрагивая от озноба, упасть ничком на теплый песок и нежиться под лучами солнца. Кто был первым пляжником у побережья, где стоит ныне Мариуполь — человек из эпохи неолита, киммериец, скиф, сармат, гот, гунн, хазарин, печенег, половец или представитель других народов, кочевавших в бескрайней приазовской степи, и порой выходивших и к берегу моря? А может первым был запорожский казак Кальмиусской паланки или грек-переселенец из Крыма? История по этому поводу хранит гордое молчание.

50-е годы прошлого века…

Интересные сведения о мариупольских пляжах сравнительно недавнего времени, — действительно, что там сто — сто двадцать лет по сравнению с несколькими столетиями, тем более с тысячелетиями, — имеются в статье заведующей отделом Мариупольского краеведческого музея Раисы Петровны Божко, опубликованной в 2005 году в литературно-публицистическом сборнике «Лукоморье». Раиса Петровна, в частности, приводит цитату из обзора жизни Мариуполя за 1896 год корреспондента ростовской газеты «Приазовский край» А.Попова, будущего известного писателя Александра Серафимовича: «Решено городом устройство морских купален, но дело тормозится губернским начальством, а между тем купальни не­обходимы: на взморье можно видеть, как дамы, лошади, дети и кава­леры купаются вместе».

Автор приведенных выше строк, видимо, все же сгустил краски. Очень может быть, мариупольцы и купались вместе с лошадьми, но чтобы благонамеренные и богобоязненные жительницы нашего города предстали нагишом перед посторонними мужчинами – это вряд ли могло быть. Да и о купальнях в обзоре говорится так, будто они никогда не существовали. Между тем на карте Мариуполя 1888 года купальниобозначены и располагались они примерно там, где сейчас стоит яхт-клуб металлургического комбината «Азовсталь». Может быть, ко времени, когда в наш благополучный город приехал А.Серафимович, они обветшали и их снесло в море? Для современного читателя, наверное, стоит объяснить, что представляли собой купальни. Это были дощатые строения, огораживающие площадку суши и прилегающего к ней участку моря. Заметим, что пользование купальнями были платными.

Р.П.Божко привела название интересного для людей, интересующихся историей города, документа, разработанного и утвержденного Мариупольской городской думой, со следующим названием: «Обязательные для жителей г. Мариуполя постановления о мерах к восстановлению порядка и безопасности во время купания людей и лошадей».  Раиса Петровна подчеркнула, постановления начинались двумя запретами: «Лошадей купать в особом месте отдельно от купающихся людей. Купаться лицам мужского и женского пола вместе строго воспрещается». Может, действительно местные любители морских ванн купались всем скопом? Или эти постановления о купаниях упреждали возможные нарушения нравственности. Кто его знает?

Это послание из прошлого дает возможность воспроизвести картину мариупольских пляжей на рубеже XΙX и XX веков. Для купания было отведено два места. Чтобы добраться для первого из них, нужно было пройти вниз по Гамперовскому спуску или спуститься по лестнице, связывающей начало Торговой улицы со Слободкой, а затем двигаться по Морской улице, претерпевшей два переименования: в советское время она носила имя Розы Люксембург, а сейчас называется Земской. Проследовав по нескольким относительно коротким кварталам Слободки и перейдя через железнодорожную линию, уже было можно увидеть море, а через короткий, не сбавляя шаг, промежуток времени и окунуться в него.

1960-е годы…

 

Что касается второго участка для купания, то он располагался в устье    Клиновой балки, и пешком добраться до него можно было по довольно крутому спуску из Город­ского сада, поскольку знакомая нам лестница была сооружена уже в советское время. Вот что пишет Р.П.Божко об обустройстве этого участка: «Слева от дороги хозяева могли купать лошадей. Им отво­дилось пространство в сто саженей (213,4 м). Отступая пятьдесят са­женей от лошадиного пляжа, разрешалось купаться мужчинам. А вот женщины могли располагаться не менее чем за сто саженей от мужс­кого пляжа. Чтобы не возникало недоразумений, в указанных местах предписывалось устанавливать специальные знаки, ограничивающие территорию: черные столбы для лошадей, красные — для женщин, белые — для мужчин». Из цитируемой статьи мы узнаем, что разрешалось купаться еще и на бирже, правда, только мужчинам. Биржей в нашем городе называли площадь, примыкающую к устью Кальмиуса, где рас­полагались склады, амбары и лавки купцов. В советское время это место стали называть гаванью имени лейтенанта Шмидта. Для справки: Петр Петрович Шмидт -   отставной лейтенант Черноморского флота, руководитель Севастопольского восстания 1905 года, за что был расстрелян в 1906 году.

Как и сейчас, мариупольцы с наслаждением погружали своитела в волны ласкового моря, старались как можно лучше загореть. Нередко это благое стремление оздоровить себя заканчивалось обугливанием кожи. Особенно часто это происходило с людьми приезжими. Тот, прежний, пляж от­личался от нынешнего, пожалуй, лишь тем, что мужчины и женщины, как уже было сказано, принимали морские ванны раздельно, а потому купальными костюмами не пользовались.

Кроме прямого назначения – купания мариупольские пляжи использовались для занятий физкультурой. До наших дней дошла фотография, запечатлевшая длинную шеренгу красноармейцев 238 стрелкового полка, делающих зарядку. Известный мариупольский скульптор Иван Савельевич Баранников в молодые годы был заядлым фотографом. Благодаря ему можно увидеть застывшие упражнения акробатов-любителей 30-х годов ХХ века, таких же, каким он был сам. Поскольку на пляжах было не так уж много народу, молодые люди в перерывах между заплывами становились в круг и играли в волейбол. Нередко можно было увидеть и заядлых игроков, склонившихся над шахматной доской, в окружении зевак.

Несмотря на невзгоды и тяжести быта, мариупольцы всегда старались выкроить время летом, чтобы, говоря на местном наречии, сбегать на море «скупнуться». Есть косвенные доказательства тому. Одно из них позаимствуем из уже упоминавшейся статьи Р.П.Божко: «В 1918 году, во время оккупации города австрийскими войсками, в городскую думу обратились представители Союза бывших офицеров – участников первой мировой войны. Они просили разрешить им очистить участок побережья и устроить там платный пляж, обнесенный забором, где всего за 15-20 копеек отдыхающие смогли бы купаться и принимать солнечные ванны, не опасаясь за сохранность одежды». Еще одно доказательство – объявление, напечатанное 23 июля 1943 года в газетенке, издаваемой в оккупированном гитлеровцами Мариуполе. Вот его содержание: «Участок пляжа перед солдатским санаторием, обозначенный надписями, отведен для раненых и больных немецких солдат. Гражданскому населению купаться на этом участке пляжа запрещено. Кто не выполнит этого распоряжения, будет оштрафован. Городской комендант»…

В середине 50-х годов ХХ века часть берега моря неподалеку от Городского сада в народе получило название студенческого пляжа. Это было место встреч студентов-мариупольцев, приезжавших домой на каникулы из Харькова, Ростова-на-Дону, Москвы, Ленинграда и других городов, где они учились в тамошних вузах. Но основную массу составляли студенты Ждановского металлургического института, а также старшеклассники и учащиеся техникумов. Одним словом, молодежь. Обменивались новостями, знакомились, шутили, играли на гитарах, «записывали пульку», т.е. играли в преферанс. Нередко можно было увидеть молодых людей с односторонним загаром. Так и знай — это преферансист несколько часов не менял положения своего тела в азарте игры.

Как добирались до купален и пляжей? До революции — кто беднее и детвора – пешком. Состоятельные люди могли позволить себе проехаться на извозчике. В адрес-календаре «Весь Мариуполь и его уезд» за 1910 год приведена такса для легковых извозчиков г.Мариуполя, утвержденная Мариупольской городской думой в 1908 году. Поездка к купальням против Морской улицы или обратно должна была обходиться от 20 до 35 копеек, в зависимости от комфортности экипажа, к купальням против Клиновой балки - от 25 до 45 копеек. Поездка к купальням и обратно со стоянкой не более часа стоила почти в два раза дороже.

От старожилов приходилось слышать, что в двадцатые годы прошлого столетия по Нижнему портовскому шоссе — теперь это Приморский бульвар — проходил один из пер­вых мариупольских автобусных маршрутов «город-порт». И по нему за неимением автобусов курсировали даже по тем временам допотопные грузовики, в кузовах которых на де­ревянных лавках рассаживались пассажиры. С тридцатых годов вдоль пляжей начали ходить трамваи четвертого мар­шрута. После 1970 года их сменили троллейбусы. Правда, трамвай шел из порта в город через Слободку, а троллей­бус поворачивает, как известно, на проспект Металлургов.

Вот такая получилась краткая история мариупольских пляжей.

 

Сергей БУРОВ.

 

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий