Мариупольские пожары

Воскресенье, Апрель 19th, 2015

Пожары — большое несчастье. И были они с тех пор, как люди начали добывать огонь. Но и до этого молнии поджигали леса и степи, где обитали наши первобытные пращуры, огонь вынуждал их покидать насиженные места.

Заглянем в прошлое, чтобы узнать, как обстояло дело с пожарами в Мариуполе.

Единственный случай  утраты общественного здания от огня в XVIII веке зафиксирован в широко используемом краеведами сборнике «Мариуполь и его окрестности». Там, на стр.127 написано: «Для жителей Кафайского квартала преосвященный Игнатий в 1780 году заложил, основал и устроил Феодоро-Стратилатовскую церковь. Она при жизни еще митрополита сгорела и не возобновлялась. Она находилась там, где в настоящее время духовное училище». Современный адрес этого здания – Митрополитская, 37/52.

Поскольку известно, что митрополит Игнатий умер 16 февраля 1786, стало быть,  просуществовал этот храм не более пяти лет.  Были, конечно, в прошлом и другие, как говорят пожарные, возгорания домов, быть может, не так уж редко. Но глобальных пожаров в Мариуполе до середины ХХ века, от которых страдали города центральной России, где жилища и даже церкви были построены из дерева, местные хроники  не зафиксировали. Да и понятно — в наших краях издавна и жилые строения, и общественные здания сооружались из камня и самана, материалов негорючих. К тому же располагались дома друг от друга на приличном расстоянии. Это видно на сохранившихся до наших дней планах Мариуполя.

Коль скоро речь идет о пожарах, следует отметить, что наш город с давних пор имел свою команду борцов с огнем. Ее подворье находилось на Итальянской улице (теперь – дом №40). Остатки пожарной каланчи уцелели до 60-х годов ХХ века. Сколько ни хлопотали научные сотрудники Мариупольского краеведческого музея сохранить их, ничего у них не вышло — памятник истории снесли. 25 марта 1911 года в Мариуполе начал действовать водопровод, спроектированный и построенный под надзором гражданского инженера Виктора Александровича Нильсена. Составной частью водопровода была существующая до сих пор водонапорная башня. Она была возведена на самой высокой точке города того времени.  На самом верху ее была устроена будка для дозорного, который денно и нощно наблюдал за городом – нет ли где пожара. Если таковой случался где-нибудь, то дозорный остервенело звонил в колокол. И происходило то, что написано С.Я.Маршаком: «И вот с пожарного двора команда выезжала. Тревожный звон будил народ, дрожала мостовая. И мчалась с грохотом вперед команда удалая». Со временем городская пожарная команда перебралась с Итальянской улицы поближе к башне. И просуществовала там довольно долго.

Уже с конца XIX века в Мариуполе распространилось страхование от огня. Об этом свидетельствуют, так называемые, огневые знаки — жестяные таблички с названием страховых обществ, прикрепленные на стенах домов. Их можно и сейчас встретить на старых особняках в исторической части города. Кстати, на фасаде дедушкиного дома, который выходил на Торговую улицу, была прикреплена овальная пластинка из жести, по краю ее была выдавлена надпись «Первое россійское страховое общество», а в центре красовались цифры «1827». Местные «всезнайки» утверждали, мол, табличка эта свидетельствует, что дом деда Петра построен в начале XIX века, при этом клялись «век свободы не видать». Ошибались ребята…

Мариуполь после освобождения

5 сентября 1943 года начались бои за освобождение нашего города. В этот же день был расклеен на улицах приказ полевого коменданта Мариуполя генерала Гофмана, в котором предписывалось населению уходить на Запад. 6 сентября гитлеровцы начали жечь жилые дома, школы, больницы, общественные здания. Делали это оккупанты с помощью огнеметов. С детских лет запомнились погорелки на Торговой улице: почтовое отделение на углу Митрополитской, школа №3, (до 1918 года — Реальное училище) на Николаевской, магазины Марспо, бывшие Адабашевские.

На проспекте Республики сохранились только считанные одноэтажные постройки, да  особняк, в котором находится в наши дни редакция газеты «Приазовский рабочий», на противоположной стороне помещение бывшего кондитерского кафе. Сразу после освобождения там был устроен кинотеатр «Родина». От театра, Дворца пионеров и октябрят, бывшей гостиницы «Континенталь» (с недавнего времени там располагается Дворец молодежи) и других домов остались только прокопченные стены.

Сгоревшая швейфабрика

Сплошные руины на улице Артема. Множество сожженных домов на Итальянской улице. К этому печальному списку нужно добавить преданные огню школы №1. №2 (здание налоговой инспекции), №4 (теперешний Дом учителя), №7, ( Городской лицей), №11, №14 (на ее месте построен после войны дом №42 на проспекте Ленина), №36, №37. Это только то, что запомнилось. Сгорели здание бывшей Мужской Александровской гимназии на Георгиевской улице (Мариупольский индустриальный техникум), управление 238 стрелкового полка (1-й корпус ПГТУ).

Остов школы № 21

Был уничтожен огнем и комплекс зданий городской больницы №3, а также многие другие жилые и общественные здания, перечисление которых заняло бы много места. Ветеран 221-й Мариупольско-Хинганской стрелковой дивизии И.С.Смык, исследуя обстановку, предшествующую освобождению города, пришел к выводу, что   стремительные действия против врага  передо­вого  подвижного отряда 221-й дивизии полковника Блажевича обеспечили быстрое освобождение Заводского (Ильичевского) района. Поэтому оккупанты не успели  уничтожить большую часть жилых строений, в том числе и некоторые многоэтажные дома, а близлежащие поселки вообще остались нетронутыми. Избежали сожжения школы №29, 30, 45, здания больниц заводов им. Ильича и им. Куйбышева…

В Мариуполе есть, по крайней мере, два мистических места, где пожары  происходили неоднократно. Одно из них на углу Митрополитской и Греческой улиц, там, где в XVIII веке превратилась в пепел уже упоминавшаяся выше Феодоро-Стратилатовская церковь, на месте которой было построено в 1881 году Духовное училище. Его здание не успели сжечь гитлеровцы, но в конце ХХ века оно, как бы само по себе, сгорело.

Гимназия Остославской

На углу Больничной улицы ( теперь она носит имя революционера Артема) и улицы Георгиевской стояла частная женская гимназия Валентины Епифановны Остославской. Гимназия была испепелена  вихрями Гражданской войны. Постепенно предприимчивый народ растаскал обгорелые кирпичи для своих нужд, на освободившемся месте в начале 30-х годов был построен трехэтажный дом. Что в нем было до Великой Отечественной войны, пока не удалось узнать.

Сгоревшая биржа

Но достоверно известно, что во время оккупации нацисты устроили в этом здании биржу труда. Отсюда шли повестки мариупольским юношам и девушкам явиться для отправки на рабский труд в Германию. 6 сентября 1943 года дом стал едва ли не первой жертвой фашистов, предавших его огню. После войны здание было восстановлено и передано Министерству внутренних дел. Что произошло с Мариупольским городским управлением милиции 9 мая 2014 года, читатели сами знают.

 

Сергей БУРОВ

 

 

 

 

 

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий