МАРИУПОЛЬСКИЕ РОДСТВЕННИКИ И. К. АЙВАЗОВСКОГО

Четверг, Декабрь 22nd, 2011

Я вышел на них благодаря звонку В. А. Галемина. Вячеслав Алек­сандрович, в прошлом военный инженер, служивший в таком благосло­венном месте, как атомный полигон в Семипалатинске, ярко выражен­ный гуманитарий и автор свежих, вполне профессиональных стихов, оказался жителем Мариуполя, куда приехал на родину своей жены С.Н. Вениосовой. Вот она-то, Светлана Николаевна, и является праправнучатой племянницей Ивана Константиновича Айвазовского, а ее мама, ныне здравствующая Анна Семеновна Вениосова, — родной правнучкой сестры художника Екатерины Константиновны.

Светлана Николаевна охотно рассказала мне то, что она знает о своей многочисленной родне, с которой не порывает связей, не столько, правда, переписываясь, сколько перезваниваясь. Но мои сведения об этом клане (не знаю, как иначе выразиться) оказались бы очень непол­ными, если бы не рукописный труд Н. А. Нельги.

Николай Александрович, 1909 года рождения, в год своего 80-летия составил родословную нескольких поколений Вениосовых — Нельга. Он совершенно справедливо считал, что знать своих предков, чем они занимались, сколько наследников оставили после себя и что сделали для Отчизны — значит конкретно знать свое прошлое, без которого нет будущего. Он кропотливо собрал сведения о 100 ныне здравствующих родственниках и внимательно проследил их корни. Получился солид­ный труд на семнадцати страницах убористого машинописного шриф­та. Так и хочется сказать: «Его пример — другим наука».

Труд Николая Александровича можно с полным правом назвать на­учным. Он был бы интересен и в том случае, если бы этот клан не выдвинул из своей среды ни одной знаменитости. Но так как род Вениосовых-Нельга тесно связан с Айвазовским, труд Николая Алексан­дровича приобретает особое значение. Тем более, что собрал он и такие сведения о великом художнике и его родственниках, какие я не встречал в монографии Н. Барсамова и работах других биографов Айвазовского.

Фамилия отца художника первоначально была Айвазян, а имя — Геворк. Жил он в этнически пестрой Молдавии и, не имея, в сущности, никакого образования, стал полиглотом. Кроме родного армянского языка он свободно изъяснялся на русском, украинском, молдавском, польском, венгерском, еврейском, цыганском и турецком.

В Феодосию он переехал в начале XIX века уже немолодым челове­ком и женился на местной армянке. В Крыму он изменил свою фами­лию на Гайвазов и взял себе новое имя — Константин. На пропитание и содержание семьи он добывал средства тем, что состоял базарным старостой. И хотя помимо этой должности он еще прирабатывал тем, что помогал неграмотным феодосийцам писать прошения и письма, нужда в семье была так велика, что его жене одно время приходилось наниматься на поденную работу в богатые дома.

У Константина Гайвазова в Феодосии родились три сына и две до­чери. Младшего сына — Оганеса — поначалу отдали служить в кофейню «мальчиком». Из него, Оганеса, и вырос Иван Константинович, отбро­сивший первую букву своей новой отцовской фамилии и прибавив к ней польское окончание. Сделал он это в свою первую поездку в Ита­лию, куда его отправили за казенный кошт после блестящего оконча­ния Академии художеств. А изумительные марины Ивана Константино­вича сделали взятую им себе фамилию -Айвазовский — европейски известной. Он был self made men, как говорят американцы: «Человек, который сам себя сделал». Таким образом, можно с полным основани­ем сказать, что и в прямом, и образном смысле великий художник сам себе сделал имя. Да и фамилию тоже.

В 1850-е годы И. К. Айвазовский привез из Италии садовника Ива­на Вениосова. Родился он в Греции, затем жил в Италии и Испании. Хорошо говорил на родном греческом, а также свободно изъяснялся на итальянском и испанском. Живя в Крыму, заговорил и по-русски. Здесь же его стали величать по батюшке: Иван Георгиевич. Он-то и стал родоначальником крымских Вениосовых, одна ветвь которых впос­ледствии поселилась в Мариуполе. Но разберемся во всем по поряд­ку.

Привезя с собой Вениосова, Иван Константинович поселил его в своем имении в Субаше, что близ Старого Крыма, и поручил ему уход за садом и небольшим виноградником. В этом же имении в то время жила племянница Айвазовского Анна Михайловна, на которой Иван Ге­оргиевич Вениосов вскоре женился.

Рядом с галереей Айвазовского в Феодосии и поныне стоит боль­шой трехэтажный дом, который Иван Константинович выстроил для своей старшей сестры Екатерины Ее муж, генерал Мазиров, возглав­лял Феодосийскую городскую управу. (Чтобы понятней было совре­менному читателю, скажу: это по-сегодняшнему председатель горис­полкома). Их дочерью и была упомянутая Анна Михайловна Мазирова, ставшая женой Ивана Георгиевича Вениосова.

Она родилась в 1837 году, умерла в 1936-м, на сотом году жизни. «Бабушка, — пишет Н. А. Нельга, — была отличная хозяйка и воспитатель­ница детей. Она хорошо говорила на русском, армянском, греческом и татарском языках, была спокойной, выдержанной, но волевой женщи­ной. Она была искусной кулинаркой, прекрасно варила варенье, осо­бенно ореховое, сама делала колбасу и коптила окорока в вытяжном конусе своей летней кухни».

У Анны Михайловны (дочери сестры Айвазовского) и Ивана Георги­евича Вениосова было много детей. До нас дошли девять имен: Миха­ил, Николай, Георгий (Юрий), Семен, Владимир, Артем, Мария, Екатерина, Анжелика. Все они родные внуки Константина Гайвазова (Геворка Ай­вазяна), отца великого художника, и, следовательно, внучатые племян­ники Ивана Константиновича Айвазовского. Из девяти перечисленных Вениосовых нас больше всего интересует Семен, потому что именно он стал родоначальником мариупольских родственников знаменитого мариниста.

Рассмотрением этой линии мне и следовало бы заняться, не отвле­каясь от этой темы. Но я все же отвлекусь и выпишу несколько фактов из родословной самого Айвазовского. Они показались мне интерес­ными.

В 1848 году Иван Константинович женился на Юлии Гревс, англи­чанке. Она служила гувернанткой в богатом доме, куда был вхож Айва­зовский. По словам феодосийских старожилов, Ю. Я. Гревс была очень красивой и высокообразованной женщиной. Брак этот длился без ма­лого три десятилетия, но в 1877 году был расторгнут. А через пять лет после этого события шестидесятилетний художник женился вторично — на двадцатишестилетней армянке, вдове феодосийского купца. Анне Никитичне Мкртчан-Сереизовой.

Второй брак был бездетным, а англичанка Юлия Гревс родила Ива­ну Константиновичу четырех детей. Сколь ни мечталось Айвазовскому иметь сына, который продолжил бы род и понес бы дольше прослав­ленную им фамилию, пришлось ему примириться с судьбой, послав­шей ему одних дочерей.

У Ивана Константиновича было несколько внучек и три внука. Все они носили фамилии своих отцов. Один из внуков — К. К. Арцеулов стал выдающимся летчиком, занимался также графикой, сотрудничал в качестве иллюстратора в московских журналах. Второй внук — Ганзен — стал военным моряком, служил на Балтийском флоте. Он также в изве­стной степени унаследовал гены своего прославленного деда: был незаурядным художником. Но больше всех по дарованию походил на Айвазовского его внук от старшей сестры Елены, вышедшей замуж за врача Латри.

Когда старший внук достиг возраста, Иван Константинович отвез его в Петербург и лично привел в мастерскую Архипа Ивановича Куинджи. В его мастерской М. П. Латри и окончил Петербургскую акаде­мию художеств. Он поселился в Крыму. Мать подарила ему участок в 20 верстах от Феодосии в экономии Баран-Эли. Здесь он организовал мастерские для живописи и изготовления керамики.

Вот что писал Н. К. Рерих в 1936 году по поводу сорокалетия выпус­ка академической мастерской Куинджи: «…И Латри любил Крым. Эле­гия и величавость запечатлены в его картинах, в глубоком тоне и спокое очертаний. Слышно было, что Латри был в Париже и увлекался Прикладным искусством. Едино искусство и всюду должно внести кра­соту жизни.

Привет Латри».

Дальнейшая судьба М. П. Латри, в жилах которого текла армянская, английская и французская кровь, мне не известна. Со слов Н. А. Нельги знаю лишь, что в упомянутом доме, выстроенном Айвазовским для се­стры Екатерины (ныне отданном галерее), организован зал работ вну­ков Ивана Константиновича — Латри, Ганзена и Арцеулова. Здесь же два зала отведены талантливейшему ученику Куинджи Константину Богаевскому, одно время работавшему в Мариуполе и посвятившему ему несколько своих полотен. В одном из залов экспонируется карти­на «Купальщики» уроженца Мариуполя Демьяна Васильевича Шибнева.

Так что немало связывает Феодосию и Мариуполь, Айвазовского и Куинджи.

Но вернемся к мариупольским родственникам Ивана Константино­вича.

«Все Вениосовы, — пишет Н. А. Нельга, — обладали хорошим здоро­вьем, были красивы, жизнерадостны и трудолюбивы. Разговаривали на нескольких языках. Они были греческоподданными и потому в армию не призывались. Среди Вениосовых пьяниц не было».

Семен Иванович Вениосов, родной внук отца Айвазовского и пле­мянник художника, родился в 187а году. Жил в Старом Крыму (на полу­острове, разумеется, а не в том, который ныне входит в состав Мариу­поля), где держал небольшую кофейню, которая и кормила его семью. Когда после гражданской войны наступил нэп, он с женой в этой же кофейне изготовлял и продавал мороженое, конфеты, бузу. («Буза, — замечает Н. А. Нельга, — это замечательный напиток из проса. Сейчас рецепт утерян и в Крыму этот напиток не делают»). Но, как поют в Одессе, «недолго музыка играла», и наступил год великого перелома — 1929-й. Семена Ивановича сослали на Соловки.

Отсидев срок в холодных краях, С. И. Вениооов вернулся на юг. Но — не знаю почему — поселился не в Крыму, а в Мариуполе. Сыновья его Иван и Петр и дочь Анна разбросаны были по различным детским до­мам, но выжили. В Мариуполе он оказался вместе с тринадцатилетней Дочерью. Сейчас (1997) Анне Семеновне, внучатой племяннице Айва­зовского, 81. С ее дочерью, Светланой Николаевной, правнучатой пле­мянницей великого художника-мариниста, мне и посчастливилось встре­титься и побеседовать. Ее дед, Семен Иванович Вениосов, умер в Ма­риуполе в 1952 году на 74-м году жизни. Н. А. Нельга пишет о нем: «Семен Иванович был высокий, стройный мужчина, носил красную ту­рецкую феску и выглядел очень эффектно. Несколько иначе он выгля­дит на фотографии, снятой в Мариуполе 1 марта 1948 года. Вместе с ним на снимке его дочь Анна Семеновна, внучка Света и внук Валерий.

А Иван Константинович Айвазовский скончался от инсульта 19 апреля(2 мая) 1900 года и похоронен на территории старой армянской церкви. Его вдова Анна Никитична пережила мужа на 44 года. Она умер­ла в 1944 году на 88-м году жизни и подзахоронена к могиле Ивана Константиновича.

1997 г.

Лев Яруцкий

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

One Response to “МАРИУПОЛЬСКИЕ РОДСТВЕННИКИ И. К. АЙВАЗОВСКОГО”

  1. Я, Вениосов Александр Евгеньевич, родился в Субаше в 1943 г. А мой отец Евгений Дмитреевчич 1916 г. там же. Следовательно, мой дед Дмитрий родившийся в XIX в.
    Из этого следует, что у Анны Михайловны (дочери сестры Айвазовского) Ивана Георгиевича Вениосова был 10-й ребенок Дмитрий.

    05.01.2012

Оставить комментарий