Мариупольские страницы Константина Паустовского

Понедельник, Июнь 3rd, 2013

С тех пор как впервые прочитал его рассказы и повести, а было это, как говорится, на заре туманной юности, никогда уже не расставался я с ними и вообще с творчеством этого писателя. С годами юношеская приверженность сменилась все  большим  интересом к созданным им картинам природы, к движениям души автора и его героев.

Романы «Блистающие облака» и «Романтики», повести «Черное море», «Кара-Бугаз», «Колхида», названные им «маленькими повестями» «Судьба Шарля Лонсевиля», «Озерный фронт», «Созвездие гончих псов», «Мещерская страна»,  «Разливы рек», «Орест Кипренский», «Исаак  Левитан», «Тарас Шевченко», его небольшие рассказы, многие из которых, например, «Старый повар», «Корзина с еловыми шишками» — подлинные шедевры писателя.

В двадцатые годы прошедшего столетия молодой Константин Паустовский побывал в Мариуполе. Читатели — мариупольцы, конечно, не пройдут мимо его очерка «Степная страница» («Приазовье»),  написанного тогда же. Кого из нас не заинтересуют, не тронут такие его строки из этого очерка:

«Мариуполь – это для непосвященных, для «иногородних». Туземцы же, веселые и голосистые, упрямо называют этот город – степной базар  — «Маруполем».

От Мариуполя до Керчи слово «гражданин» теряет право на  существование. Граждан нет, а есть «дяди» и «тети». Все мужчины неизменно «дяди», а женщины «тети», за исключением мальчишек, которые просто «пацаны»…

Мариуполь – звонкий, пестрый, как платок молодухи, базар, красный от помидоров, синий от баклажанов, росистый и свежий от капусты и арбузов, пахнущий топленым молоком, вишнями и сдобными ватрушками.

В палисадниках желтеют бархатцы, и слепцы на «сопилках» поют забытые легенды о Саур-могиле.

Мариуполь – большая станица в степи у Азовского моря. Ветры, пески, вкрадчивые голоса украинок, а вдалеке – обширный порт,  жирный от антрацита.

В порту, рядом с мазанками, подсолнухами и цветущими мальвами, полощутся итальянские и греческие флаги, ходят в  безукоризненно  выутюженных брюках поджарые матросы – ливерпульцы,  марсельцы и бретонцы, улыбаются, глядя на рыбачек, на просторную степь, на красные флаги над белыми портовыми домами…»

После того, как Паустовский побывал в Мариуполе, прошло без  малого два десятка лет, началась Великая Отечественная война, и он снов пишет о нашем городе. О Мариуполе осени 1941 года, внезапно захваченном  немецко-фашистскими войсками,  о происходивших в городе событиях, о мужестве простого человека – парикмахера мариупольского театра повествует его рассказ «Английская бритва».

В связи с теми или иными событиями  наш приморский город и его люди, так или иначе,  упоминаются также в романах Паустовского «Блистающие облака», «Дым Отечества», в его «Повести о жизни». Поскольку речь идет о связи писателя с нашим городом  и донецким краем, наверное, будут интересны нам воспоминания  о встрече с ним донецкого писателя Алексея Ионова в марте  1965 года в подмосковном санатории, где Паустовский лечился после второго  инфаркта.

Еще в дороге, вспоминает Алексей Ионов, решил он посоветоваться с Константином Георгиевичем о том, где лучше жить писателю – в провинции или в столице. Как он тогда полагал, даже самой одаренной личности трудно или вообще невозможно  проявить себя в провинции, а в Москве – близость к издательствам, редакциям журналов.

Сомнения и раздумья Ионова на этот счет Паустовский рассудил  так:

—         Писатель должен жить там,  где ему  хорошо работается. Что,  вам плохо пишется в Донбассе?

Да нет, ответил Ионов, конечно, пишется  помаленьку, там есть  и о чем писать. Но плохо то, что нет творческой среды, не с кем  всерьез потолковать о литературе, о жизни. Сказал еще, что  выходящие в Донецке книги не замечают газеты  и журналы, одаренные  литераторы, художники, артисты уезжают в Киев и Москву, в  писательской организации – мелочные свары  групповщина…

— Групповщина? – повторил вопросительно собеседник Ионова. —  Вы думаете, ее нет среди московских писателей?.. Нет, — твердо сказал он, — я бы не советовал вам стремиться в столицу. Зачем?  Читателям ведь совершенно безразлично, где живет писатель, в Москве или Калуге, им нужно только одно – хорошие книжки. Работайте, не расходуйте время на переезды, на квартирное  устройство…

Не могу не рассказать об одной истории случившейся много лет назад.

Однажды, когда я зашел в наш книжный магазин «Светоч», в букинистический отдел, предложили мне там одну любопытную книгу. Это был вышедший в Калуге в 1961 году, в пору некоторой весьма робкой начавшейся тогда либерализации общественно- политической жизни, литературно-художественный сборник «Тарусские страницы». Душой и организатором издания сборника был  Паустовский.

Среди представленных в нем авторов произведений наряду  с известными  литераторами были и те, кто еще не имел широкий известности —  Вл. Максимов, Булат Окуджава, Вл. Корнилов, Борис Балтер, Наум Коржавин, Николай Панченко, Давид  Самойлов и другие. Сборник сразу стал популярным еще и потому, что, едва выйдя в свет, сразу подвергся нападкам официальной критики.

Конечно, предложенную мне эту книгу я купил. И каково же было мое изумление, когда, перелистывая дома только что  приобретенный сборник, на одной из страниц перед началом публикации глав из второй книги «Золотой розы»  Паустовского увидел я сделанную им дарственную надпись некоей Евгении Васильевне Михайловской и его подпись.  Надо ли говорить, как я был рад такому приобретению?!

Кстати сказать, в этой книге была еще одна дарственная надпись Евгении Васильевне Михайловской, еще один автограф —  ученика Константина Георгиевича, тогда молодого писателя Бориса Балтера, автора вскоре напечатанной в журнале «Юность» и имевшей большой успех повести «До свиданья, мальчики!».

Естественно, было интересно, кто такая эта Евгения Васильевна Михайловская? Какое отношение имела к Паустовскому? Как книга попала в Мариуполь и почему оказалась  сданной в букинистику для продажи?

Начал я поиски, и, в конце концов, нашел ответы на эти вопросы. История оказалась, в общем-то, довольно банальной и… печальной.

Где-то в 1964 -1965 годах директором театра нашего города был Михаил Маркович Михайловский. Евгения Васильевна – его жена. До этого Михайловские жили в Москве, были дружны с Паустовскими.

Евгения Васильевна, хорошая портниха, шила для жены писателя Татьяны Алексеевны, часто бывала у них дома. После выхода в свет «Тарусских страниц» экземпляр сборника Константин Георгиевич  подарил Евгении Васильевне – доброму другу дома.

Когда Михайловские переезжали в Мариуполь, они привезли и свою библиотеку, свои книги. Позже Михаил Маркович уехал в  Горьковский (Нижегородский) театр. Через какое-то время Евгения  Васильевна умерла. Приехала их дочь. После похорон – печальная проза жизни: надо было освободить квартиру, избавиться от оставшихся вещей, и, судя по всему, тогда-то книги Михайловских и были сданы на продажу в букинистику. Ну а оттуда одна из книг с автографом случайно попала ко мне. Она для меня – как память о глубоко чтимом и любимом писателе – Константине Георгиевиче Паустовском.

 

Семен Гольдберг.

 

 

 

 

 

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий