Мариупольский уезд – колыбель земской школы

Понедельник, Май 30th, 2011

Уже много лет  автор этой публикации работает с архивом Мариупольского уездного земства, который хранится в научной библиотеке городского краеведческого музея. Представленные  здесь протоколы заседаний земской управы  и земских собраний, годовые отчеты и другие документы позволяют по-новому взглянуть на прогрессивную в своей основе деятельность земства, как органа местного самоуправления.

Меня, педагога и краеведа, много лет изучающего историю просвещения Мариуполя и его окрестностей, прежде всего,  интересует социальная политика земства, ее результативность. В этой связи мною  уже опубликованы несколько книг: «Земские школы в греческих селах Приазовья», «Земская медицина в греческих селах Приазовья»

Все еще ожидает своего спонсора большая книга о Николае Александровиче Корфе, работе над которой автор отдал более двадцати лет.

Вот о нем, видном педагоге и методисте, земском деятеле в области народного образования второй половины Х1Х века, я и хочу сказать несколько слов, тем более что речь идет о нашем земляке, приложившем немало усилий для процветания нашего края.

Сначала краткая биографическая справка. Родился Николай Александрович Корф в 1834 г. в Харькове. Детство его прошло в имении  Нескучное, что близ Большой Янисоли (ныне Великоновоселовка Донецкой области).  В 1854 г. окончил Александровский (бывший Царскосельский) лицей. Некоторое время служил в Министерстве юстиции. Но вскоре вышел в отставку, возвратился в Нескучное, в имение  своей матери – украинки. И до конца жизни активно занимался общественной деятельностью: избирался уездным гласным, членом  училищного совета, попечителем ряда школ, почетным мировым судьей сначала в Александровском, а после его раздела в 1872 г. — в Мариупольском уезде. Умер Корф в 1883 г. в Харькове.

Корф предпринял  энергичные меры для развития в Мариупольском уезде сети начальных земских школ. Он – создатель воскресной повторительной школы, одноклассной земской школы с трехгодичным сроком обучения и одним учителем, инициатор открытия в селах первых библиотек. Корф разработал методику ведения урока при одновременной работе учителя с несколькими классами. Он сам проводил открытые уроки, обучая учителей педагогическому мастерству.

К этому же периоду относятся и основные работы Корфа по методике и педагогике – «Руководство по обучению грамоте по звуковому способу», «Русская национальная школа», «Наше школьное дело» и другие. Развивая взгляды Ушинского, он  выступил с требованием обязательного  всеобщего начального обучения на родном языке, отстаивал звуковой  аналитико -    синтетический метод обучения грамоте.  В 1871 году издал книгу для классного чтения «Наш друг», которая явилась  дополнением к «Родному слову» Ушинского и получила широкое распространение в сельской школе.

Корф – организатор съездов – курсов для учителей, которые он  рассматривал, как одно из средств самообразования учителей. С этой же целью Корф издавал «Отчеты Александровского (а позже Мариупольского) уездного училищного совета», обобщавших опыт работы учителей земских школ.

Прогрессивная деятельность Корфа вызвала недовольство  у консервативно настроенных земских деятелей Александровского уезда. В итоге на очередных земских выборах в 1872 г. он был забаллотирован и вынужден был покинуть родину и поселиться в Женеве. И только в 1880 г.  он вернулся в Нескучное. К тому времени был восстановлен Мариупольский уезд и вскоре Корф становится одним из активных и авторитетных земских деятелей уезда, входит в состав училищного совета. Корф был не просто организатором начальных земских школ в нашем  уезде, это был ученый-педагог, стоявший на уровне достижений европейской и мировой  науки.

К сожалению, и по сей день нет глубоких исследований, посвященных общественной и научно-методической деятельности Корфа. Более того, в том, что уже опубликовано, встречаются досадные неточности. Вот одна из них, имеющая отношение к Мариуполю.

В одном из последних выпусков вузовского учебника «История педагогики» утверждается, что «в 1872 г. земская деятельность Корфа прекратилась, он был забаллотирован реакционной частью земства, недовольной его либеральной деятельностью».

Об этом же периоде жизни педагога в биографической справке в «Педагогической энциклопедии» говорится: «…В 1882 г. возвращается в Россию. В 1882 г. организовал в Александровском  уезде воскресные школы».

Примерно то же читаем в «Большой Советской Энциклопедии»: «… В 1880 г. он вернулся в Россию, в 1882 г. организовал в Александровском уезде воскресные школы».

Эта информация не только до обидного неполная, но и в основе своей неверная. А ведь выписки сделаны из источников, не допускающих ошибочных или неполных утверждений.

Уже  1июня 1872 г. (прошло только десять дней, как Корфа забаллотировали) он пишет Х.Д. Алчевской – своему другу и единомышленнику: «Само собой разумеется, что я не перестану служить делу народного образования словом и делом… В скором времени ожидается отделение части Александровского уезда к Мариупольскому, куда отойдет  и мое имение, тогда будут новые выборы и я буду баллотироваться в Мариупольском уезде, и если изберут, опять готов служить народной школе».

В 1874 г. Корф был вызван Мариупольским земством из Швейцарии для руководства местным учительским съездом. Кстати, это был последний учительский съезд в России до 1881 г., когда съезды были вновь разрешены правительством.

Воспользовавшись пребыванием Корфа на родине, деятели Бердянского уездного земства пригласили его посетить их земские школы, что Николай Александрович сделал со свойственной ему тщательностью. С 24 апреля по 1 мая 1874 г. он осмотрел 27 сельских школ, лично провел для учителей 22 образцовых урока арифметики, письма, звукового обучения грамоте. В заключение он  составил подробный отчет и две инструкции для учителей.

Понятна радость, с которой в 1880 г.  Корф   возвратился домой, в мариупольский (а не Александровский!) уезд. Новые планы переполняли его, он был готов к творческим свершениям на ниве народного просвещения.

В научной библиотеке музея хранится «Отчет члена Мариупольского уездного совета  барона Николая Александровича Корфа за 1882-1883 учебный год». Этот отчет, равно как и сборники докладов и постановлений земства Мариупольского уезда по вопросу о народном образовании, позволяют проследить буквально день за днем последние годы жизни Корфа.

Возвратившись из Женевы домой, став членом училищного совета, Корф отдавал все свои силы, знания, энергию земским школам Мариупольского уезда. Вот одно из его типичных высказываний: «Я выехал осенью 1872 г. за границу, где проживал 8 лет. Возвращаюсь на родину, в тот самый Мариупольский уезд, которому суждено было  сделаться колыбелью земской народной школы в России…».

Но не  переоценивает ли Корф состояние школьного дела в Мариупольском уезде, аттестуя его «колыбелью земской народной школы  в России»? Нет, не переоценивает. Для доказательства сошлемся на другой источник – книгу «Санитарное описание школ Мариупольского  уезда», изданную в Екатеринославе в 1904 г. (Книга хранится в научной библиотеке музея).

В начале ХХ века одна школа в Мариупольском уезде приходилась на 39 кв. верст и на 1200 душ населения. В то же время, в Херсонской губернии одна школа приходилась на 151 кв. версту, а в Вологодской губернии – на 1471 кв. версту.

Значит, имел право говорить с земской трибуны слова, подобные этим: «Не только в деле открытия ежедневных народных школ, но и в учреждении воскресных повторительных школ, Мариупольскому уезду приходится быть первому в России и стать во главе  движения…» Или вот этих: «С самого 1867 года, когда заговорили о земской школе в пределах нынешнего Мариупольского уезда, который послужил образцом для всей России…» и еще цитата: «Мариупольскому населению пришлось… подать первый пример щедрой ассигновки сельских обществ на школы».

«Колыбель земской народной школы в России», «стать во главе движения», «первый пример» — и все это о Мариупольском уезде! Уже поэтому наше внимание должно быть во сто крат усилено к анализируемому явлению, уже поэтому нас должна особо интересовать личность, стоящая у истоков этого процесса.

Что характерно для выступлений Корфа с земской трибуны? Отталкиваясь от конкретных, порою заурядных фактов, он всегда видел существо дела, его перспективу, педагогическую суть. Вот почему чтение обычных, казенным языком изложенных протоколов уездного земства превращается в увлекательное чтение текста, полного педагогических новаций, идей прогрессивных и даже опережающих время. В выступлениях  Корфа обосновывается целая система форм просвещения крестьянства Мариупольского уезда: кроме собственно начальных школ он предлагает повсеместно организовать воскресные повторительные школы, народные библиотеки и т.д. Характерно, что большинство его предложений носит  не отвлеченный характер, они апробированы лично  Корфом или под его руководством, более того, в ряде случаев он выступает в роли методиста, автора учебников.

Если бы удалось собрать выступления Корфа с земской  трибуны в Мариуполе в одну книгу, соответствующим образом прокомментировать их, какой бы это получился материал!

Свой «Отчет члена Мариупольского уездного совета»  окончил следующими словами: «Глубоко убежденный в готовности всех наших почтенных народных учительниц и учителей работать в этом направлении, я заканчиваю самым добрым и сердечным пожеланием им полного успеха. За него скажет им искреннее спасибо тот народ, для пользы которого они трудятся, не рассчитывая ни на какие повышения и награды, кроме тех высоких наслаждений, которые вытекают из сознания свято исполненного долга и удовлетворительных результатов в излюбленном великом деле, составляющем задачу жизни. – 1июня 1883 г. деревня Нескучное».

Это, нужно думать, была последняя страница, подготовленная к печати Корфом – 13 ноября 1883 г. он скоропостижно умер, 49 лет от роду. По определению врачей — от истощения жизненных сил.

Год спустя, 6 октября 1884 г., на 16 сессии Мариупольского уездного собрания слушался вопрос об устройстве школы имени Н. А. Корфа. В докладе уездной управы,  в частности, говорилось: «…Тому, кому же ближе, как не  Мариупольскому земству, так много обязанному трудам Николая Александровича, принять на себя заботу о том, чтобы воздвигаемый ему памятник стоял незыблемо, пока будет существовать земство и его труды на пользу образования…»

На следующий день уездное собрание рассмотрело доклад о  ходатайстве народных учителей о разрешении иметь в народных школах потрет Корфа. Протокол излагал суть вопроса следующим образом: «В уездную управу поступило 14 письменных и много личных заявлений народный учителей о желании их почтить память покойного барона Н.А. Корфа, которого они в коллективном заявлении называют своим незабвенным руководителем и другом, помещением его портрета во всех народных школах».

В этих и других высказываниях  проявлено уважение современников к человеку, посвятившему всю свою жизнь без остатка просвещению народа, успевшему, несмотря на все преграды, так много сделать для пользы народный. В истории нашего края Корф – одна из ярких личностей. Чтить его память, знать суть его новаторской деятельность, творчески использовать его педагогическое наследие в современных условиях – наш долг и обязанность.

Павел МАЗУР.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий