Наш земляк Константин Челпан

Воскресенье, Июнь 8th, 2014

27 мая исполнилось 115 лет со дня рождения талантливого инженера-конструктора

Константин Федорович Челпан в 1928 году возглавил конструкторские работы по созданию уникального мотора В-2 для знаменитого танка Т-34, ставшего непобедимым в годы Великой Отечественной войны. Арестованный, как и миллионы других граждан, по необоснованному доносу органами НКВД, Челпан был безвинно расстрелян без суда 11 марта 1938 года.

Детство и юность

Костя Челпан родился в степном греческом селе Чердакли, что недалеко от Мариуполя. Отец Кости Федор Михайлович был хорошим земледельцем и превосходным плотником, мать Елизавета Халангот происходила также из греческой семьи. Говорят, что у одного из восточных народов слово «чалпан» означает «утренняя звезда». Под светом какой же далекой звезды 27 мая 1899 года родился Константин Челпан, что ему была уготовлена такая великая, но мученическая судьба?

Семья росла – появились на свет Михаил, Спиридон, Меланья, Фаня, Мария. Саманный домик стал мал. Односельчане Челпанов четверть века назад, когда я там побывала впервые, мне рассказывали, как Федор Михайлович решил возвести дом из деревянных пластин.

«Навек строим, – говорил он, – детям, внукам достанется, когда нас не станет». Выстроенный дом под железной крышей стал необычным для приазовских степей. В этом сказалась изобретательность Федора Михайловича. Но более ярко она проявилась в таланте сына – будущего конструктора.

Константин окончил школу и поступил в Мариупольское реальное училище – его здание сохранилось на улице Торговой. После чего Костя едет в Харьков, в технологический институт, где блестяще учится. Студентом Челпан вступил в партию большевиков.

После окончания гражданской войны Константин не раз приезжал на каникулы в родное село. Отец к тому времени отказался вступать в колхоз, и его крепкое хозяйство у многих вызывало зависть. Сын уговаривал отца уехать с ним в Харьков, где учились все старшие дети, но он отказался.

В следственном деле № 457, которое я читала, в архивах СБУ значатся 12 фамилий чердаклинцев. Среди них – Федор Челпан. Все были осуждены, точнее, суда не было, по обвинительному заключению по статье «Контр-
революционная пропаганда против советской власти». Ссылка в Архангельскую губернию на пять лет. От голода там умирает младшая дочь Любочка. Но были короткое освобождение и встреча с сыном в Харькове. Они расстались, не зная, что встреч уже не будет никогда: Федор Челпан будет расстрелян 4 декабря 1937 года.

«Задача решена блестяще»

Современный специалист по дизелям А. Дровотенко писал, что Константин Челпан, будучи в заграничных командировках, тщательно изучил на заводах двигатели внутреннего сгорания. Он сделал вывод о том, что дизельный двигатель намного экономичнее карбюраторного. И еще одно важное преимущество – дизельное топливо не так легко воспламенятся, как бензин, значит, будет менее пожароопасен в бою. Почти год Константин Федорович ездил по заводам Германии, Англии, Швейцарии.

Вернувшись в Харьков, Челпан в своем конструкторском бюро вместе с коллегами начал новые разработки конструкций двигателей внутреннего сгорания. Несмотря на то, что он болел туберкулезом легких, даже лежа в больнице, он не переставал работать над созданием нового двигателя.

Детищем КБ Челпана стал отечественный бескомпрессорный двигатель Д-40. Его технико-экономические показатели были высоко оценены учеными и конструкторами. Сам Челпан заявил: «Мы сконструируем свой двигатель, ни в чем не похожий на заграничный».

Харьковское конструкторское бюро (КБ), возглавляемое Константином Челпаном, стало средоточением лучших научных кадров по дизелестроению всего СССР.

28 апреля 1933 года на испытательном стенде бюро завода заработал опытный образец мотора. Двигатель сняли и установили вместо авиационного (М-5) на быстроходный танк (БТ-5) и пустили по заводу. Танк пошел… и как! Очевидцы рассказывали, как все работники КБ ликовали, обнимались, кричали «Ура!».

Позже о сконструированном двигателе для Т-34 специалисты напишут: «…в мировой практике дизелестроения не было аналогов для создания на заводе танкового дизеля, мастерство и смелость в конструкции – на грани нахальства, но задача была решена блестяще…».

Известно, что в годы Великой Отечественной войны танк Т-34 попал в качестве трофея к немцам. Они разобрали его по частям, изучили двигатель, но конструкторы не смогли выпустить точно такой же. Фашисты отступили перед талантом конструктора Константина Федоровича.

Но он придумывает новые испытания для своего двигателя. В 1934 году мотор ставят на тяжелый артиллерийский тягач «Ворошиловец». Тягач легко пошел! Мотор ставят на два танка БТ-5, который направляют для участия в ноябрьском параде на Красной площади в Москве. Все прошло благополучно.

Вскоре последовало постановление ЦИК СССР наградить высшей наградой – орденом Ленина, с присвоением звания Главного конструктора Константина Челпана.

В КБ Константин Федорович собрал вокруг себя прекрасный коллектив единомышленников, которые были арестованы и судимы с Челпаном как «участники антисоветского военного заговора и вредительской организации в военной промышленности». В наши годы все они были реабилитированы.

Дело № 09042: «Грек по национальности»

Первым в Мариуполе арестовали Федора Михайловича – отца К.Ф. Челпана, который недавно вернулся из Архангельской ссылки. Спустя две недели в Харькове был арестован и сам Константин Челпан. Ему были предъявлены обвинения по статьям 54-6, 54-7, 54-9, 54-11 УК УССР – шпионаж, террор, диверсия в особо отягчающих размерах.

В деле Челпана в анкете записано: «национальность – грек». Слово «грек» подчеркнуто жирным красным карандашом, как нечто очень важное. Должность: «зам. начальника отдела завода № 183», хотя он был начальник. Место проживания: г. Харьков, ул. Р. Ролана, дом 4, кв. 14. В квитанции, которая хранится в деле, изъятыми значатся: паспорт № 63000, орден Ленина под № 980, орденская книжка, партбилет, письма – 11 шт., фотоаппарат «Нагель», футляр от фотоаппарата.

В деле хранится документ об исключении К.Ф. Челпана из членов ВКП(б) от 16 декабря 1937 года, на следующий день после его ареста – как «активного участника троцкистско-бухаринской группы, как организатора вредительской группы на заводе, срывавшего правительственные задания по дизелестроению». Как именно Челпан «срывал» задания, прочитав все следственное дело, я так и не обнаружила.

Все следствие по «делу» Челпана было подчинено одной задаче – уличить «преступника», выжать из него мнимое «признание». 19 декабря 1937 года, на пятый день ареста, Константин Федорович «чистосердечно раскаялся» в своем якобы совершенном преступлении против коммунистической партии и правительства. Какие это были преступления, не написано, потому что их не было. Видимо, следователь несколько дней заставлял Челпана подписать эту фразу. Быть может, даже угрожал расправой над семьей, сыновьями Ленимиром и Эдуардом.

Оставшиеся в живых политзеки мне рассказывали, что следователи вели протоколы только «признательные». На допросы, которые заключались только в угрозах, матерщине, избиениях, вызывали чаще всего по ночам. Следователь твердил только одно: «Признавайся!». На восьмой день Челпан своей рукой пишет заявление: «Я был завербован в греческую контрреволюционную организацию односельчанкой Фаиной Георгиевой Джигиль и получил от нее задание по вредительству. 27.XII.37 г.». Впоследствии уже органы КГБ пытались разыскать Джигиль, но не смогли – возможно, это была выдумка энкаведешника.

По сфабрикованной органами НКВД «греческой операции» в Харькове был арестован уроженец Сартаны Савва Яли – по делу № 78986 он проходит как организатор греческой националистической диверсионно-повстанческой организации. 19 января 1938 года энкаведешники производят очную ставку Саввы Яли с Константином Челпаном. Это самые драматические и кульминационные страницы следственного дела Челпана. Уже написав свои «признания», Константин Федорович находит в себе силы на все вопросы следователя Бурксера отвечать: «Нет, задания не получал», «никого не вербовал…».

Расправа

В отличие от коллег по заводу № 183, Челпана не судили. Что с ним стало, долгие годы не знал никто. Снова цитирую архивное следственное дело Константина Челпана: «Выписка из протокола № 37 решения наркома Внутренних дел СССР, Генерального комиссара госбезопасности тов. Ежова и Прокурора СССР тов. Вышинского от 04.02.1938 года… Постановили: Челпана Константина Федоровича – расстрелять». О том, что расправа была действительно учинена, свидетельствует сохранившийся в «деле» клочок папиросной бумаги с таким зловещим текстом: «Гор. Харьков, 1938, 11 марта. Мы, нижеподписавшиеся, комендант Харьковского НКВД Зеленый, военпрокурор Харьковского военного округа, военный юрист первого ранга Завьялов и начальник тюрьмы УГБ младший лейтенант госбезопасности Кулишов, сего числа в 22.36 на основании приказа зам. начальника ХОУ НКВД майора госбезопасности Рейхмана от 10.03.38 года привели в исполнение приговор над осужденным к высшей мере наказания – расстрелу Челпаном Константином Федоровичем 1899 года рождения».

6 августа 1956 года Военной коллегией Верховного суда СССР Константин Челпан был реабилитирован. Однако жене было сообщено, что он умер 16 мая 1942 года от порока сердца.

Встреча с сыновьями Константина Челпана

30 ноября 2001 года Харьковское городское общество греков «Гелиос» при поддержке Федерации греческих обществ Украины (ФГОУ) открывало на доме, где проживал Константин Челпан, мемориальную доску. Собралось много народу: члены общества «Гелиос», представители посольства Греческой Республики в Украине, ФГОУ, работники Харьковского завода им. Малышева, где работал Челпан. Приехали на торжество в Харьков два сына и внук Константина Челпана. Там мы и познакомились.

Ленимир Константинович Челпан мне рассказал: «Когда арестовали отца, мне было 13 лет. Мы жили с мамой отдельно. У отца была другая семья и сын Эдуард, которому в тот момент было три с половиной годика. Но арест отца отразился на обеих семьях. Обе семьи были лишены жилья. Маму выгнали с работы. Много унижений я испытал и в школе как «сын врага народа».

Встречался Ленимир Челпан и с друзьями отца, которые говорили о нем только в превосходной форме. Хочу привести слова выступавшего на открытии мемориальной доски главного инженера объединения им. Малышева-Резникова: «Выпускаемый ныне объединением имени Малышева танк неузнаваемо изменился. Но почти неизменным остается «сердце» танка – его двигатель, созданный Челпаном!»

Такова драматическая судьба создателя сердца танка Т-34 Константина Федоровича Челпана.

Г. ЗАХАРОВА,

председатель городского историко-просветительского правозащитного общества «Мемориал»

 

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

2 Responses to “Наш земляк Константин Челпан”

  1. Хорошая статья!
    …но почему не указали что в родном селе конструктора ему установлен памятный знак с указанием что он в честь создателя двигателя т-34?
    Могли бы и фото добавить, тем более что Чердакли, а ныне Кременевка, находится всего лишь в полчаса езды от Мариуполя!

  2. Спасибо за дополнение!
    А насчет фото… Учитывая. что там сейчас прифронтовая зона….. Поехать сделать фото… Н-да…

Оставить комментарий