Неравный бой в Мангуше

Воскресенье, Ноябрь 3rd, 2013

В статье «Подвиг Захара Галеты, защитника Мариуполя» речь шла о бое 968-го артполка 395-й Шахтерской стрелковой дивизии на пути Мангуш – Мариуполь с эсэсовской дивизией «Лейбштандарт СС «Адольф Гитлер». Но это был второй бой на пути в Мариуполь, первый был принят артиллеристами и пехотинцами 726-го стрелкового полка в Мангуше. Сегодня речь пойдет об этом событии, которое в боевых донесениях командиры назовут неравным боем.

Страшная находка

10 октября 1941 года жительницы ул. Революции села Мангуш Матрена Ивановна Каракуркчи, Дарья Осман, Дора Котенджи, Ольга Каракуркчи, Лариса Манко и другие собрались в МТС за керосином для ламп. Путь лежал через Козлову балку. Балку так называли по одинокому дому жителя села – Козлова. В саду у дома они неожиданно увидели тела свыше десятка погибших красноармейцев, разбитые орудия. Перепуганные женщины сначала растерялись, не зная, что делать, и возвратились домой. Но не разошлись, а посовещавшись, решили захоронить бойцов. Вернулись в сад. Собрали все документы, что сохранились. Укрыли погибших их же шинелями и здесь же в саду закопали. Забрать все найденные документы с собой откликнулась Лариса Манко. Лариса запрятала документы и сохраняла их до ее насильственного угона в Германию. Никто ее не выдал. После возвращения в Мангуш Лариса отдала документы в военкомат. Ее дом на ул. Революции сохранился до сих пор, хотя пуст, нет уже его отважной хозяйки…

Все это рассказала дочь Матрены Каракурчи – Варвара Георгиевна Возианова, с которой нас познакомила Людмила Ивановна Харчук, проработавшая в поселке 21 год на руководящей должности, а сейчас – председатель организации ветеранов войны и труда поссовета. Варвара Георгиевна показала место, где стояла артбатарея – «пушки», по ее выражению, где было первое захоронение найденных бойцов. В 70-х годах останки погибших были перенесены в центр Мангуша, а затем – в замечательный Пантеон воинской славы, снаружи которого расположили 8 досок с именами 68 погибших воинов 1941 года. Их имена узнали благодаря документам погибших воинов, сохраненным Ларисой Манко, и документам Центрального архива Министерства обороны в г. Подольске, куда обратились мангушцы. Внутри Пантеона – доски с именами мангушцев, погибших на фронтах Великой Отечественной войны. Но только в 2011 году восстановлена картина того, что происходило 8 октября 1941 года в Мангуше.

На село шли любимцы Гитлера

Мангушский район был первым районом в области, на землю которого ступили фашистские захватчики. Это были не солдаты вермахта. Это были эсэсовцы. Но приближались не просто эсэсовские войска, а «Лейбштандарт «Адольф Гитлер» – дивизия, носившая имя самого фюрера. ЛАГ носила данное имя неслучайно. Это были любимцы фюрера. Лейбштандарт вырос из личного охранного отряда Гитлера, а из Лейбштандарта – вся СС. В Лейбштандарт шел тщательный отбор. Кандидат должен был доказать «арийское» происхождение свое и своей жены справками о том, что их прямые родственники не имели примеси неарийской крови с 1750 года (другим эсэсовцам – с 1800 года). Был установлен и возрастной ценз для вступления в Лейбштандарт: не моложе 23 лет (для других СС – от 17 до 23 лет). Рост офицера ЛАГ – не менее 180 см(других СС – не ниже 175 см). Требования физической внешности: фигура пропорциональная, здоровье отменное, вес не более 80 кг, предпочтение блондинистым при прочих равных условиях. Образование не имело значения. После двухлетней службы рядовыми курсанты-эсэсовцы отправлялись на обучение в юнкерские школы СС. Режим в них был жестким, упор делался на физическую подготовку, в учениях применялось боевое оружие. Таким образом, к Мангушу 8 октября
1941 г. подходил элитный, отборный, выученный, прошедший через современные бои, оснащенный последними новинками военной техники, снаряжения и связи, идеологически подкованный на нацизме и расизме, высокомерный и безжалостный враг. В 24.00, в ночь с 7 на 8 октября 1941 года эсэсовская дивизия «Лейбштандарт» получила боевое задание из штаба Клейста – взять Мангуш.

Эсэсовцам противостояли новобранцы

Эсэсовцы-лейбштандартовцы не ожидали, что в Мангуше и под Мариуполем им предстоит принять бои с неимеющими опыта боев воинами только-только, в сентябре 1941 года, сформированной в Ворошиловграде из шахтеров-добровольцев шахтерских поселочков и городков Донбасса 395-й стрелковой дивизии во главе с командиром, подполковником, Героем Советского Союза Анатолием Иосифовичем Петраковским (1901-1969 гг.). Лаговцы не ожидали, что бои будут идти около 4 часов, задержат их продвижение к Мариуполю, не позволят провести второе окружение, уже в Мариуполе, колонн, выходящих из окружения в районе Бердянска передислоцирующихся дивизий 9-й армии, дадут возможность им выйти через Мариуполь, Сартану и Талаковку на Павлополь.

726-му стрелковому полку шахтерской дивизии во главе с командиром 43-летним полковником-самарчанином Василием Александровичем Следовым и 32-летним ответственным секретарем парторганизации полка, политруком-полтовчанином Иваном Афанасьевичем Бандиком было поручено выставить арьергард в самом Мангуше с задачей как можно дольше задержать продвижение противника в восточном направлении. И эту боевую задачу артиллеристы и пехотинцы 726-го стрелкового полка выполнили.

 

Жители вспоминают…

«Немцы вышли в поселок из 5-го квартала, по дороге с Камышеватого», – так рассказывали жители Мангуша. Мангуш со дня его основания делился на кварталы, названий улиц не имел. Всего было 10 жилых кварталов, а 11-й квартал – поселковое кладбище, расположенное на западной окраине поселка (теперь – в черте поселка). Сейчас 5-й квартал застроен, а в 1941 году он был западной окраиной Мангуша.

На западной окраине поселка по обеим сторонам старой мариупольской дороги позиции заняли стрелки-пехотинцы 2-го стрелкового батальона 726-го стрелкового полка под командованием старшего лейтенанта Савенко, 4-й стрелковой роты во главе с командиром 20-летним лейтенатом-одесситом Колевым Поликарпом Степановичем и 2-й пулеметной роты с 33-летним политруком Брилевым Артемом Яковлевичем, отдельного батальона связи, подразделения химической защиты и санроты полка. Батарея 76-мм пушек 1-го огневого взвода полка 30-летнего младшего лейтенанта Гибало Тодоса Агеевича, бывшего начальника стахановского участка шахты им. Володарского г. Сталино (Донецк), призванного на фронт 26 августа 1941 года, прибудет на восточную сторону Козловой балки 7 октября и укроется в саду жителя поселка Козлова (сейчас там нет ни дома Козлова, ни самого жителя, построены другие дома, живут другие жильцы), а вокруг пустыри с одинокими домиками. Батарея Гибало была поставлена таким образом, чтобы простреливать сразу две основные дороги, которые вели в Мангуш: основную, со стороны с. Камышеватого, и дорогу со стороны села Володарского. Первоначально считалось, что эта батарея была одна, но по боевым донесениям 395-й стрелковой дивизии, воспоминаниям мангушцев установлено, что батарей было две. Это подтверждает и командир разведбатальона ЛАГ Курт Мейер: «…В Мангуше мы захватили две батареи…» Вторая батарея была установлена в начале старой мариупольской дороги при входе в Мангуш со стороны села Камышеватого.

Сражались, как герои

Артиллеристы примут первый бой в 7.45 утра. Два немецких штурмовых орудия — «штуги» StuG III Ausf, которых наши бойцы принимали за танки, и две артиллерийские установки САУ Pz.Jag.Sfl с 47-мм чешскими пушками, идущие впереди и расчищавшие путь передовой группе Шульца, не встретят артиллерийский огонь в Мангуше, потому что сначала наши пушки молчали. Пропустить передовые отряды захватчиков и ударить по основным его силам – таково было боевое задание командира полка полковника Следова. Фронтовик П. Михайлов: «Первый удар гитлеровцев принял на себя второй батальон 726-го стрелкового полка под командованием старшего лейтенанта Савенко. Исключительный героизм в этом бою проявил личный состав четвертой стрелковой роты лейтенанта П.С. Колева. Рота, замаскировавшись по обеим сторонам дороги Мангуш – Мариуполь, пропустила через свои порядки танки противника, а затем всеми огневыми средствами обрушилась на пехоту фашистов и отсекла ее от танков».

Гитлеровцы в своих отчетах, хранящихся в Бундесархиве, напишут, что штурмовые орудия и САУ, проскочив Мангуш, вынуждены были повернуть назад в село для подавления батарей 76-мм орудий 1-го огневого взвода Гибало. Захаров Я.И., комсорг одного из подразделений 395-й стрелковой дивизии, напишет: «…10 октября. Подобрали раненого бойца, рядовой 4-й роты 726-го ст. полка. Рассказал, что от 4-й роты, которая обороняла дорогу Мангуш – Мариуполь, почти никого не осталось. Танки на нас пошли. Много. За ними – пехота. Наш лейтенант скомандовал танки пропустить, а по пехоте открыли огонь. Мы, значит, по пехоте лупим, а у нас в тылу артиллеристы по танкам врезали. Наших полегло, но и фрицам досталось! Танков штук шесть подожгли. Атаку отбили».

П. Михайлов: «Не менее героически сражались воины первой батареи артиллерийского полка. Противник дважды при поддержке танков и авиации пытался штурмом сбить позиции артиллеристов, но безуспешно. Наконец, после подхода резервов фашистам удалось окружить батарею. Расстреляв артснаряды и взорвав орудия, артиллеристы продолжали отбиваться от врага ружейным огнем, гранатами, бутылками с горючей жидкостью. В этом бою они все погибли, задержав на 4 часа продвижение танковых колонн противника. За это время главные силы дивизии успели перегруппироваться и занять новый рубеж обороны».

Ветеран 395-й дивизии Я.И. Захаров подтверждает, что эсэсовцы справились с батареей Гибало только после того, как к ним подошло подкрепление: «…А потом к немцам подкрепление подошло. Лейтенант скомандовал: отходим, кто живой, а сам с гранатой к дороге, под танки… «А как фамилия?» – спрашиваю. – «Лейтенант Колев Поликарп Степанович». Когда артиллеристы перестали стрелять, он бросился к расчету. Чего, мол, замолчали-то? Уснули что ли? А в расчете все мертвые. И командир их, лейтенант по фамилии Гибало, убитый лежит возле колеса». Потом стало известно, что не только этот расчет – вся батарея полковой артиллерии во главе со своим командиром Тодосом Агеевичем Гибало погибла. Когда кончились снаряды, отбивались гранатами, бутылками с зажигательной смесью. Четыре часа шел бой в полном окружении. Погибли все, но сдержали танки и бронемашины. Вместе с командиром погибли еще 12 бойцов, их нашли мангушские женщины и захоронили на месте боя.

Посмертная награда

Младший лейтенант Тодос Агеевич Гибало, командир 1-го огневого взвода полка, за отвагу и доблесть, проявленные в бою в Мангуше 8 октября 1941 года, посмертно будет награжден орденом Красного Знамени. Такую награду в 1941 году получали лишь те, кто погибал геройски. Тодос Гибало вместе с бойцами своего полка и дивизии поборол в борьбе своего врага. Лейбштандартовцам не удалось окружить колонны 9-й армии в Мариуполе, те успели уйти. 31 октября 1941 года доукомплектованная и передислоцированная на Миус 9-я армия вместе с 18-й и 37-й армиями остановят танковую армию Клейста, рвавшуюся к Кавказу, в составе которой будет и эсэсовский Лейбштандарт. Это событие назовут Ростовской битвой 1941 года – первой победой над «универсальными» солдатами Гитлера.

Не удалось пока найти родственников Тодоса Агеевича. Известно только, что его отец, Агей Гибало, проживал в Сталино на ул. 10-я линия, д. № 129. Несмотря на то, что имя Т.А. Гибало уже увековечено мангушцами на доске Пантеона воинской славы, на месте боя и гибели артиллеристов 1-го огневого взвода 726-го стрелкового полка 395-й стрелковой дивизии в Козловой балке вскоре будет открыт памятный знак по личной инициативе ветерана Харчук Людмилы Ивановны и организации ветеранов поселка при полной поддержке мангушского поселкового головы Котенджи Александра Валентиновича, председателя Першотравневого райсовета Аврамова Николая Дмитриевича и председателя Першотравневой райгосадминистрации Тримы Бориса Владимировича.

Валентина Зиновьева,

историк-краевед

 

 

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий