О ЧЁМ ПИСАЛА ОККУПАЦИОННАЯ ПРЕССА

Понедельник, Июль 2nd, 2012

Передо мной чудом сохранившийся номер газеты «Донецкий вестник» от 11 декабря 1941 года – орган Юзовской городской управы. К этому моменту лакеи оккупантов уже успели выпустить восемь номеров данного издания. Это с учётом того, что фашисты были в городе ещё совсем недолго. Зная силу печатного слова, сотрудники Геббельса налаживали на захваченных территориях пропаганду, в том числе и при помощи газет.

 

Что же примечательного писала оккупационная пресса Донецка в те декабрьские дни сорок первого? Как мы знаем из истории, именно тогда началось и набирало темпы советское контрнаступление под Москвой. В «Донецком вестнике» напечатали «Оперативные сводки германского командования (из главной квартиры фюрера)» за 8,9 и 10 декабря. Там в частности говорится: «Дальнейшее проведение операций и боевых столкновений на Востоке обуславливается теперь условиями русской зимы. На большом протяжении восточного фронта происходили бои только местного значения». И ни слова о том, что гитлеровские вояки в эти самые дни крепко получили по зубам.

Что ж иного и ожидать не следовало. Зато в этих сводках подробно расписывается доблесть немецких лётчиков на второстепенных театрах военных действий, в частности, в Северной Африке, у берегов Мальты. Имеется также информация о начале военных действий между японскими милитаристами и американцами с англичанами. Причём упор также делался на успехах японской военщины.

В газете помещена большая статья «Государственное министерство Востока» перепечатанная из немецкой газеты «Франкфуртер Цайтунг». В ней утверждается, что война ведётся за будущность Европы, а восточной территории отводится роль обслуживающего её сырьевого придатка. Цитируется при этом высказывание фюрера, датированное 9 ноября того же года: «Восток должен быть поставлен на службу Европе. О государственно-правовой стороне будет говориться позже, после окончания войны… Предпосылкой того, что восточные и северные территории используют возможности природы, является существование самого большого строя. Его должны создать и обеспечить новые гражданские управления».

Если отбросить демагогию насчёт Европы, то речь идёт практически о превращении наших земель в германские колонии. Оккупанты не стеснялись об этом говорить в открытую. И надо было быть полным идиотом, чтобы всерьёз воспринимать содержащиеся в этой же газете пропагандистские высказывания об освободительной роли германской армии.

Ознакомимся же далее с другими красноречивыми материалами, содержащимися в «Донецком вестнике». Вот приказ, продублированный на немецком и русском языках: «Достоверно установлено, что еврейское население города Юзовки (Сталино) в больших размерах принимало участие в имевшихся случаях саботажа, грабежах и т.д. В целях наказания приказываю следующее: еврейское население города Юзовки облагается штрафом в размере 800 тысяч марок — восемь миллионов рублей». И тут же обращение к «немцам по происхождению»: «После преследований и бедствий для вас, наконец, пробил час освобождения. Немецкие органы о вас позаботятся. Для регистрации вам необходимо явиться в полевую жандармерию городской комендатуру, но не позже 24 декабря с.г.».

Может быть для фольксдойче – этнических немцев это и было освобождением, но для подавляющего большинства коренного населения говорить об этом – не иначе, как издевательство. На первой полосе присутствует ещё одно обращение юзовской городской управы.

В нём, в частности, говорится: «Победоносная армия великой Германии освободила вас от ужасов и гнёта большевизма. Только благодаря ей, вы раз и навсегда освободились от кошмарных условий недавнего кровавого прошлого. Для вашего освобождения великая Германия послала своих сынов, которые проливая кровь, принесли на своих знамёнах действительную свободу. Чувство беспредельной благодарности к этой великой армии – армии-осводительнице до краёв заполняет наши сердца».

Эта отвратительная по содержанию трескучая риторика публиковалась как раз в те дни, когда оккупанты грабили Донбасс, вешали и расстреливали патриотов, издевались над мирными жителями, морили голодом и холодом военнопленных в концлагерях.

Однако это обращение кроме пропаганды имело и чисто утилитарное значение. Поскольку речь в нём шла о принудительной сдаче тёплых вещей для солдат вермахта, которые уже начинали замерзать на восточных просторах. Вот что говорится в обращении по этому поводу: «Каждый из вас может и обязан в кратчайший срок помочь германской армии такими вещами, как: шерстяные и меховые перчатки, ватные одеяния, шерстяные шали, меховые и валяные сапоги, тёплые чулки и носки, шерстяные одеяла или материал для их изготовления».

Читаешь эти строки, и поневоле вспоминаешь кадры советской кинохроники, на которых изображены битые гитлеровские вояки, закутанные во всякое тряпьё, в том числе и женские шали, отобранные у населения. «Дальновидный» фюрер не позаботился о том, чтобы начиная осуществление плана «Барбаросса» обеспечить свою армию тёплыми вещами. Надеялся завершить войну против Советского Союза до наступления холодов.

Кроме призывов потеплее одеть оккупантов, юзовская городская управа тут же выступает и с угрозами: «Отдельные вредные «коммунистическо-партизанские и жидовствующие» элементы будут пытаться чинить всяческие препятствия. Поэтому, заостряя своё национальное самоуважение и в стремлении от слов перейти к большому и настоящему делу, каждый подлинный гражданин должен принимать самые решительные меры к тому, чтобы вскрывать людей, не желающих вместе со всем народом участвовать в общем деле и утаивающих от сдачи носильные вещи, а равно самым безжалостным образом разоблачать лиц, ведущих пропаганду, направленную на срыв мероприятия управы.

Управа заверяет, что по отношению к такой категории людей, состоящей при управе полицией, а в случае надобности и германским командованием будут найдены строжайшие меры воздействия».

Таким образом, жителей оккупированного города призывают не только отдавать вещи немцам, но и доносить на соседей, которые этой «почётной обязанностью» пренебрегают. А какие строжайшие меры имеются в виду – это показала сам практика оккупантов: расстрелы, виселицы, заключение в лагеря смерти…

Из песни, как говорится, слова не выкинешь. Тут же рядом с обращением управы напечатано письмо некоего Степанова: «Прилагая при сём полушубок, тёплые рукавицы, валенки и шерстяное кашне, прошу редакцию передать эти вещи солдатам германской армии и её союзникам. Я буду счастлив, если этот незначительный подарок сумеет согреть при уже наступивших крепких морозах, хоть одного солдата великой германской армии, принесшей украинскому народу освобождение от жидовско-большевистского ига».

Можно, конечно, посчитать это письмо пропагандистской уловкой, сочинением самих работников редакции «Донецкого вестника». Тем более что обратный адрес автора письма тут не напечатан. Но, к сожалению, как показала жизнь военных лет, находилось немало предателей, готовых восторгаться деяниями оккупантов, всячески прислуживать им, и выдавать на казнь патриотов.

Тематику «Донецкого вестника» дополнила псевдоисторическая статья под заголовком «От Петра Великого до Сталина Малого». Мало того, что в ней излагается так называемое завещание Петра Первого, которое как убедительно доказали историки, тот никогда не писал и даже наследника себе не назначил, к которому можно было бы таким образом обратиться, в ней проводится параллель между вымышленными планами первого российского императора о захвате Европы с политикой сталинского руководства.

Надо сказать, что тема завещания Петра Первого продолжала активно эксплуатироваться и в послевоенные годы представителями евроатлантического блока. Но впервые для антирусской и антисоветской пропаганды в широких масштабах была применена именно ведомством Геббельса.

«Донецкому вестнику» не были чужды и потуги на художественное творчество. Некий Норберт Каминский разразился рассказом «Старый мельник». Суть го в том, как накануне прихода оккупантов мельник воспрепятствовал взрыву мельницы, выбросил заряд аммонала, заложенный советскими сапёрами. Присутствует здесь также очерк о соловецких лагерях. Причём, что любопытно, в годы перестройки о Соловках писали точно в таких же словах и выражениях. Даже фраза «здесь вам власть не советская, а соловецкая», был повторён одним из авторов перестроечного «Огонька»…

Но особенно поражает подборка информаций под очень знакомыми заголовками «Вести отовсюду», «Занятия по-новому», «Всемерно развивать торговлю», «Открываются новые парикмахерские» и так далее. Видимо те, кто пошли на службу оккупантам, в своё время набили руку написанием информаций в советских изданиях и не потрудились даже изменить стиль, перейдя на службу к немцам. А в это время честные журналисты погибали на фронтах борьбы с немецким фашизмом.

Весь этот обзор оккупационной прессы имел бы чисто историческое и познавательное значение, если бы не одно обстоятельство. Как видно из приведенного выше абзаца, часть довоенных работников средств массовой информации в годы оккупации с лёгкостью сменила прежние идеологические ориентиры на противоположные. Как говорится, «сожгли то, чему поклонялись и стали поклоняться тому, что сжигали».

Не то же ли самое произошло в конце двадцатого начале двадцать первого веков? Те, кто воспевали достижения советской власти и пропагандировали идеи коммунизма, практически мгновенно переориентировались и превратились в духовных власовцев и бандеровцев, став певцами свободного рынка, либерализма и национализма.

Вроде бы явления разновременные, ситуации различные, а модель поведения одна. Стоит, по всей видимости, над этим серьёзно призадуматься.

Василий СЕМЁНОВ

http://dkr.com.ua/index.php?new=16699

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

One Response to “О ЧЁМ ПИСАЛА ОККУПАЦИОННАЯ ПРЕССА”

  1. Полностью согласен в выводах сделанных автором по поводу идеологических перерожденцев и прикормленных СМИ. очень актуально.

Оставить комментарий