ОДЕРЖИМОСТЬ ХУДОЖНИКА

Понедельник, Октябрь 15th, 2012

Листая подшивки «Мариупольской жизни» первого десятилетия нынешнего века, я не раз встречал объявление: молодой художник А.П. Могилевский, учившийся в Мюнхене, дает уроки рисования. На страницах городской газеты тех лет нередко печатались также подписанные этим именем рисунки и карикатуры, остроумно откликавшиеся на злобу дня.

Москва-река. Новодевичий монастырь. 1935 год.

Эта фамилия была мне памятна по «Приключения Травки» С. Розанова, книги, которой зачитывались несколько поколений советских (а как иначе скажешь?) школьников (вышло 12 изданий). Замечательные рисунки в этой книге принадлежат А.П. Могилевскому, но мне как-то не приходило в голову, что оформитель восхитительных «Приключений Травки» и бедствующий художник, который в начале века перебивался, судя по всему, грошовыми уроками и копеечным гонораром «Мариупольской жизни», — одно и то же лицо.

Но вот ко мне в руки попала книга известного писателя Владимира Лидина «У художников», в которой целая глава, светящаяся восхищением мастера мастером посвящена замечательному художнику Александру Павловичу Могилевскому, уроженцу Мариуполя, воспевшему, в частности, природу родного Приазовья.

Я хотел уточнить годы жизни земляка и написал Лидину. Владимир Германович предложил мне самому списаться с художником и сообщил адрес. Бережно храню десяток писем Могилевского, написанных твердым, четким, молодым почерком, Александру Павловичу было в то время 87 лет.

Он прожил долгую жизнь (1885-1980), много писал. Писали и о нем, но, думаю, гораздо меньше, чем он заслужил масштабом своего таланта и неустанным многолетним трудом.

«Его произведения показывают уверенное мастерство и ярко выраженную индивидуальность. Его картины обладают особенной, глубокой и плавной гармонией, они полны ритмической жизни, они просты и ясны», — писал о двадцатисемилетнем Могилевском известный немецкий искусствовед Отто Фишер еще в 1912 году.

Ровно полвека спустя Владимир Лидин писал: «Александр Павлович Могилевский принадлежит к той плеяде старейших художников, которые начинали в частности, советскую графику… Могилевского можно по праву назвать своего рода певцом Москвы, он пишет уходящее, чтобы на фоне этого уходящего изобразить пришедшие взамен… Он стал своего рода историографом Москвы, и не в одном музее встретишь его работы».

А вот строки, напечатанные в журнале «Искусство» в канун 90-летия Александра Павловича: «Неустанный поиск нового является одной из наиболее характерных черт его художественной биографии. С самых первых лет своей творческой деятельности до настоящего времени он искал и ищет новых возможностей, добивается большей выразительности, более полного раскрытия изображаемой натуры».

Он родился в Мариуполе 1 декабря 1885 года в небогатой трудовой еврейской семье. Страсть к рисованию и способности проявились рано, в гимназии его называли «наш будущий Куинджи».

По совету знатоков, получив аттестат зрелости, он поехал в Мюнхен, который был в то время одним из крупнейших центров художественной жизни Европы. Его наставником стал знаменитый педагог профессор Холоши, венгр по происхождению, у которого учились многие русские художники и среди них одновременно с Могилевским – Владимир Андреевич Фаворский.

Семь лет – с 1905 по 1912 год провел Александр Павлович в Мюнхене, каждый год приезжая на каникулы в родной Мариуполь. Здесь он неустанно работает над этюдами и картинами, изображающими природу края и, конечно, очарование Азовского моря. Уже тогда он проявил себя как художник, тонко чувствующий и понимающий природу, наделенный незаурядным талантом поэтического видения мира. Его пейзажи, отличающиеся лирической проникновенностью и теплотой, привлекали на выставках внимание зрителей и критики. Особенного успеха он достиг в Цюрихе, где были раскуплены все выставленные им полотна. Многие произведения Александра Могилевского до сих пор хранятся во многих музеях Западной Европы в частных коллекциях.

После революции Александр Павлович поселился в Москве и начал работать в области книжной графики, не оставляя занятий станковой живописью. Ему принадлежат иллюстрации к таким произведениям, как «Руслан и Людмила», «Бахчисарайский фонтан» А.С. Пушкина,  “Ашик Кериб» и «Аул Бастунджи» М.Ю. Лермонтова, в его оформлении выходят сочинения Гоголя и Чехова, «Сказки об Италии» А.М. Горького и «Сказки Андерсена», двухтомное академическое издание комедий Гольдони.

Радуга. 1950-е годы

В 30-е годы Александр Павлович приезжал в летние месяцы в Мариуполь, где работал над пейзажами. В. Лидин с восхищением пишет о нежных акварелях и автолитографиях Азовского моря (Могилевский был еще и отличным литографом, знатоком почти всех видов графического искусства). На альбоме, который он подарил В. Лидину, Александр Павлович сделал надпись: «В этой маленькой серии автолитографий мне хотелось запечатлеть берег моего родного моря». «И он запечатлел этот берег точно, мягко, проникновенно», — добавляет Владимир Лидин.

Некоторые литографии этого мариупольского цикла хранятся ныне в фондах краеведческого музея на родине художника как подарок их автора. Они отличаются четким добротным рисунком, удачным тонально-цветовым решением, своеобразной продуманной композицией. Им свойственны классическая простота и ясность, но, помимо своей высокой художественной ценности, эти произведения дороги нам еще тем, что они запечатлели ушедший в прошлое Мариуполь 20-х – 30-х годов.

Диапазон творческих интересов нашего земляка был необычайно широк. К сказанному выше следует добавить, что Александр Павлович занимался также книжными знаками – экслибрисами (Московский клуб экслибрисов избрал его своим почетным членом), работал над шрифтами (предложенные им образцы удостоены премий), проявил себя в области скульптуры (активно участвовал в создании памятника генералу И.В. Панфилову и героям-панфиловцам в Бешкеке). «Нестареющая одержимость художника», — так сказал о нем Владимир Лидин.

Но Могилевский еще нашел также время возглавить группу подростков в своем доме, возбудить в них интерес к природе. И вот сегодня, когда старого художника уже нет, во дворе, где прошли десятилетия его жизни, шумит сад, посаженный Александром Павловичем и увлеченными им подростками.

Он не дожил до своего столетия менее пяти лет. Три четверти века Александр Павловиче Могилевский неустанно и плодотворно трудился на ниве искусства.

 

Лев ЯРУЦКИЙ

«Евреи Приазовья»

 

 

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий