ПЕРВАЯ ГАЗЕТА

Вторник, Март 8th, 2011

Если печатное дело в Мариуполе начинается с 1870 года, то собственной газетой город обзавелся гораздо позже, через четверть века с лишним. Первая ежедневная газета «Мариу­польская жизнь», из которой мы так щедро черпали сведения для краеведческих рассказов, включенных в эту книгу, начала выходить 4 мая 1906 года. Тогда же попытался конкуриро­вать с ней «Вестник Мариуполя», но скоропостижно скончался на тринадцатом номере, не­вольно подтвердив предрассудок о несчастливом характере «чертовой дюжины».


Солидная «Мариупольская жизнь» была первой ежедневной, но не первой вообще газе­той, издававшейся в городе. В крупнейших книгохранилищах страны можно познакомиться с тоненькой подшивкой «Мариупольского справочного листка», возникшего на рубеже XIX и XX веков. «Листок» громко называл себя «общественной торгово-промышленной газетой», выходил три раза в неделю и почти целиком состоял из рекламных объявлений. За 1899- 1900 годы было выпущено лишь несколько десятков номеров.

Вряд ли я когда-нибудь еще вернусь к этому изданию, поэтому хочу сказать о нем не­сколько благодарных слов. Из его публикации я узнал о поэте и основателе библиотеки в Мариуполе Георгии Борисовиче Волкове. На его страницах встретил теплые слова о Хартахае, обрадовавшие меня тем, что и через 20 лет после кончины Феоктиста Авраамовича в городе о нем не забыли. Я приведу эти слова:

«В увековечении имени бывшего основателя мариупольских гимназий Феоктиста Абра­мовича Хартахая (в документах Ф. А. его отчество дается в двоякой транскрипции: Авраамович и Абрамович. —Л. Я.) Мариупольской городской думой учреждены в местных гимнази­ях стипендии. Имя этого незабвенного педагога и выдающегося гражданина Мариуполя яв­ляется таким образом достойно увековеченным в тех учебных заведениях, основателем кото­рых он был. Но полагаем, что покойный незабвенный педагог и выдающийся гражданин имеет право на то, чтобы, по словам поэта, «к нему не заросла народная тропа». Поэтому, полагаем, следовало бы мариупольскому городскому управлению серьезно подумать о по­становке бюста покойного Феоктиста Абрамовича Хартахая на Александровском сквере; это отнюдь не было бы усугублением достоинств покойного основателя гимназий: всем абори­генам города памятно, как много сил и энергии употребил Феоктист Абрамович (скорбь о преждевременной кончине которого еще не изгладилась) на многотрудное дело основания в г. Мариуполе средних учебных заведений».

Эти строки напечатаны на пороге XX века -12 января 1900 года. Я не раз писал в «При­азовском рабочем» о необходимости увековечить в городе имя Хартахая. Сегодня мы в пред­дверии XXI века. Память о Хартахае в Мариуполе увековечена меньше, чем это было сдела­но при царском режиме. Хотя бы только за теплые строки о Феоктисте Авраамовиче и Геор­гии Волкове я низко кланяюсь давно забытому «Мариупольскому справочному листку» — первой, по существу, газете в городе.

Из мариупольской публицистики А. С. Серафимовича мы узнаем, что самая первая по­пытка организовать в городе периодическое издание была сделана еще раньше.

3 мая 1897 года Серафимович писал в «Приазовском крае»: «Есть у нас книжный магазин г. Ротенберга. Не знаю, как идет его торговля, но только он, видимо, не довольствуется ею и пустился на другие аферы: стал выпускать телеграммы «Российского телеграфного агентства». Особенного тут, конечно, ничего нет, дело естественное, хочется публике иметь постоянно свежие известия, и вот Ротенберг удовлетворяет эту потребность. Но суть не в самом факте, а в том, как он оборудован. Благодаря поддержке одного влиятельного и богатого лица, кото­рому желательно было иметь телеграфические новости, г. Ротенбергу удалось набрать 60-70 подписчиков по ПЯТИ рублей, так что он разом оплатил доставку «Агентством» телеграмм. Но это, оказалось, только на первый месяц; а теперь он берет по ДВА рубля в месяц, т. е. в ГОД ТЕЛЕГРАММЫ ОБОЙДУТСЯ АБОНЕНТУ В ДВАДЦАТЬ СЕМЬ РУБЛЕЙ. Недурно? Ни одна газета не стоит столько. Да, помимо этого, и розница идет. Это уже называется «стричь публику». Редактируются телеграммы безобразно, безграмотно».

Чтобы Серафимович выступил с подобным разоблачением по собственной инициати­ве — в это поверить невозможно. Каким бы пройдохой ни был Ротенберг, он организовал, в сущности, первое периодическое издание в городе, и это, несомненно, было фактом большо­го культурного значения. Что же касается того, что Ротенберг «стриг публику», то ведь «стриг» он толстосумов, и не в характере Серафимовича было возмущаться тем, что «вор у вора ду­бинку украл» (мы уже видели, как он хохотал над тем, как американцы из Никополь-Мариу­польского общества «обдули» своих местных коллег).

Иначе посмотрели на это дело в Ростове. Для редактора-издателя «Приазовского края» С. У. Арутюнова газета была прежде всего доходным предприятием. «Приличные» отноше­ния с властями и увеличение числа подписчиков — вот что было основной заботой Арутю­нова. А неуемная прыть владельца книжного магазина в Мариуполе могла отвлечь часть подписчиков и, следовательно, уменьшить прибыли. Нетрудно догадаться, что Арутюнов скомандовал своему собкору незамедлительно открыть огонь по опасному конкуренту.

Не выполнить этого приказа Серафимович не мог, и 25 мая по «чистоплотному господи­ну» был нанесен второй удар:

«Есть очень простой способ разбогатеть быстро, хорошо, без особенных хлопот и с неболь­шим риском, — писал Серафимович, — это начать какое-нибудь дело, влезть в доверие, набрать в кредит, положить деньги в карман и… расплатиться полтинником за рубль. Способ этот осо­бенно культивируется в Мариуполе, в нынешнем году к нему прибегает уже второй торговец.

Захотелось г. Ротенбергу разбогатеть; и вот он стал скупать хлеб и ссыпать его в амбары. Ну, раз занимается хлебными операциями, — стало быть, человек достоин доверия, и г. Ро­тенбергу открыли кредит. Он немедленно гениально воспользовался случаем, заложил хле­бец в банк, да помимо того назанимал денег везде, где только можно было, положил их в карман, запасся заграничным паспортом и… отправился путешествовать. Сколько он разо­рил народа — точно неизвестно, но тысяч до 50 себе положил. Когда встрепенулись креди­торы, сынок отсутствующего папаши шаркнул ножкой и проговорил: «Папаша уехали, по пол­тиннику желаете-с?» Что было делать — взяли по полтиннику. Но это только часть кредито­ров; другая же часть и этого не получила, в том числе два помещика, ссыпавших хлеба на несколько тысяч рублей: их ловко обошли и перед крахом взяли подписку, что «все денежные счеты кончены». Когда все таким образом было обделано, папаша возвратились из путеше­ствия, и теперь они могут опять начинать торговлю».

Соперничество между «Приазовским краем» и бюллетенем Ротенберга кончилось са­мым неожиданным образом. Когда Серафимович, не поладивши со своим ростовским ре­дактором, ушел из газеты, в ней появилось объявление о том, что «с 12 января сего 1898 года заведование отделением конторы газеты «Приазовский край» в городе Мариуполе поручено М. С. Ротенбергу, владельцу книжного магазина».

Умеренно либеральному Арутюнову ловкач Ротенберг был больше ко двору, чем талан­тливый, но слишком часто конфликтовавший с цензурой Серафимович.

Бюллетень телеграмм «Российского телеграфного агентства», выходивший в Мариуполе в 1897 году, нельзя назвать газетой в полном смысле этого слова. Но бесспорно, что это было первое периодическое издание в Мариуполе, имевшее своих подписчиков и розничных покупателей.

Лев Яруцкий.

«Мариупольская старина»

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий