ПЕРВЫЕ БИБЛИОТЕКИ

Среда, Апрель 13th, 2011

По крайней мере первые три четверти века после основания города мариупольцам было не до библиотек. Мы видели, с каким трудом пробивали себе дорогу школьные учреждения. В ту пору считалось большим достижением научить детей (не всех подряд, конечно) элемен­тарным навыкам чтения, письма, устного счета.

улица Греческая, 13

В этом доме со времен освобождения Мариуполя от гитлеровцев  и до 1959 года в нем размещалась библиотека имени  Короленко. Основная еще в 1904 году, за время оккупации нашего города  фашистами она не только практически утратила весь свой книжный фонд, собранный за предыдущие сорок лет, но и лишилась своего здания.

Библиотека приходского училища в 1828 году состояла из 97 книг и учебных пособий. Была ли библиотека в духовном училище — об этом сведения не дошли. Даже если и была, то такая же, как и в приходском.

Иное дело мужская и женская гимназии. Фундамент гимназических библиотек заложил, несомненно, основатель средних учебных заведений Мариуполя Ф. А. Хартахай. И он, и его преемники неизменно заботились о пополнении гимназических библиотек наиболее цен­ными изданиями. Многие из них: «История государства Российского» Н. М. Карамзина, со­чинения Д. И. Эварницкого о запорожских казаках, солидные тома «Записок» Одесского об­щества истории и древностей, многолетние комплекты «Русской старины», «Киевской стари­ны» — и другие издания, давно ставшие библиографической редкостью, дошли до наших дней и хранятся в Мариупольском краеведческом музее.

Но это были закрытые, можно так выразиться, книгохранилища, их сравнительно не­многочисленные сокровища были доступны лишь десятку-другому преподавателей. Даже учащимся, а их тоже, по нашим нынешним представлениям, было не очень много — человек триста — четыреста — не выдавали книги из фонда преподавателей: существовало такое деление на библиотеку для гимназистов (там были издания подешевле, попроще) и — от­дельно — для их наставников.

Мы не можем назвать точную дату появления в городе первой библиотеки. Скорее все­го, это произошло во второй половине 1850-х годов или в первой половине 60-х. Во всяком случае, книгочеи и собиратели книг еще до открытия гимназий в городе были.

1. Библиотека С. Горбачева

До наших дней дошла тоненькая брошюра «Каталог Мариупольской библиотеки С. Гор­бачева». Издана она в 1868 году в Одессе, потому что в Мариуполе в то время еще не было типографии.

Об С. Горбачеве нам известно, что одно время он был в Мариуполе городским головой, следовательно, человеком влиятельным и, надо полагать, небедным. Изданная им книжечка представляет собой алфавитный каталог, в котором описаны примерно 500 — 600 книг — весь фонд библиотеки С. Горбачева.

Владелец библиотеки, скорее всего, сам был страстным книгочеем и поначалу собирал книги для себя и своих домашних. В пользу этого предположения говорит хотя бы то, что почти все книги у Горбачева были в одном экземпляре, как это обыкновенно бывает в домаш­ней библиотеке. Позднее, когда предприимчивый книголюб пришел к выводу, что собранная им библиотека также может стать источником доходов, он прикупил еще по одному экземпля­ру (в редких случаях по три-четыре) наиболее ходовых произведений, как, скажем, романы А. Дюма, выписал журнал «Вестник Европы» и газету «Одесский вестник» и превратил свою до­машнюю библиотеку в платную массовую, если в данном случае можно так выразиться. Под­линно массовой она в те времена быть не могла уже по той причине, что крайне незначителен был процент грамотных мариупольцев, а уж образованных людей — буквально единицы. К тому же за пользование библиотекой надо было платить в год 5 рублей серебром — сумма по тому времени немалая. Подписчику на руки выдавалась только одна книга.

С. Горбачев мог предложить читателю не только фривольные романы Поля де Кока «По­хождения мужа, покинутого женой» или «Беда от любовных связей», но также и произведе­ния Жорж Санд, Диккенса, Вальтера Скотта, Фенимора Купера, Флобера, Шекспира, Сер­вантеса. Еще богаче была представлена русская литература. Кроме авторов XVIII века, здесь были собрания сочинений Пушкина, Гоголя, Лермонтова, Некрасова, Достоевского, Турге­нева, Гончарова, Аксакова.

Конечно, затесался среди прочих и печально известный Булгарин с его «Петром Ивано­вичем Выжигиным», но о хорошем вкусе и либеральных взглядах собирателя библиотеки свидетельствуют сочинения Добролюбова, Писарева, Салтыкова-Щедрина. Представлены здесь были и писатели-демократы Помяловский, Слепцов, Н. Успенский, даже роман «Кто виноват?» находившегося в политической эмиграции Искандера, то есть Герцена.

Неплохо была подобрана серия, которую условно можем по-современному назвать «Жизнь замечательных людей». Здесь были книги о Петре I, Иване Грозном, Аврааме Лин­кольне, Гарибальди, Крузенштерне и др.

Не пренебрегал С. Горбачев и серьезными научными изданиями. Так, он приобрел мно­готомные «Историю России» Соловьева, «Всемирную историю» Шлоссера, Историю фран­цузской революции» Зибеля и другие солидные издания.

К чести С. Горбачева надо сказать, что собирал он и книги украинских классиков, в том числе и на украинском языке, которые в то время были редкостью. Так, почетное место в его библиотеке занимал «Кобзарь» Т. Г. Шевченко, «Народнi оповiщання» Марко Вовчка, сочине­ния Квитки-Основьяненко.

Таким образом, в небольшой, но хорошо укомплектованной библиотеке С. Горбачева случайных книг почти не было. Это собрание характеризует его как человека с большим кругозором, разносторонними интересами, активно читающего и страстно любящего книгу. За это, думаю, можно ему простить коммерческую жилку, толкнувшую его на выжимание доходов из своей книжной коллекции.

Но можно ли назвать С. Горбачева первым в Мариуполе книголюбом и собирателем библиотеки. Ведь то обстоятельство, что каталог издан в 1868 году, не значит, что библиоте­ка С. Горбачева возникла тогда же. Скорее всего она действовала в Мариуполе еще раньше, до издания каталога. Но в любом случае у С. Горбачева есть соперник, также претендующий на звание первопроходца в книголюбительстве и библиотечном деле в Мариуполе.

2. Георгий Волков, поэт и основатель библиотеки

Листая «Мариупольский справочный листок» за 1899 год, я обратил внимание на ста­тью «Памяти поэта Волкова». Ее автор взывает к согражданам и городской думе, чтобы на общественные средства был сооружен памятник на могиле поэта-мариупольца, скончавше­гося в нищете еще в 1886 году. «Мне хотелось воскресить в памяти моих сограждан образ человека, — пишет автор, который много мыслил, много чувствовал и страдал, и тем самым отдать ему последний долг своей совести».

В редакционном послесловии к статье есть такие строки: «Покойный поэт-гражданин служил г. Мариуполю не только своей вдохновенной музой, но и в смысле его умственного развития как основатель библиотеки».

К сожалению, этим исчерпываются наши сведения об общественной деятельности Ге­оргия Волкова в родном городе. Когда он основал библиотеку, на какие средства, до С. Гор­бачева или после него, обширны ли были ее фонды, какие книги в ней были собраны — «тайна сия велика есть».

Но если не сохранились никакие сведения о библиотеке Волкова, то наш долг хотя бы коротко рассказать, что мы о нем знаем. За отсутствием других источников я вынужден при­вести пространную цитату из «Мариупольского справочного листка»:

«Вот как сегодня стоит перед моими глазами стройная фигура его, с правильными черта­ми лица, с высоким лбом, обрамленным преждевременно посеребренными черными воло­сами; от всего его веет благородством и мужеством. Плавная размеренная речь его вылива­ется в низких басовых тонах, затронутый — взволнованный чем-нибудь, — он весь превра­щается в силу, в энергию…

Вся жизнь его — художественная эпопея. Сын бедных родителей, грек по происхожде­нию, он по нескольку раз в детстве бежит от них, ища где-нибудь научиться чему-нибудь. Но, увы, неумолимая судьба приковывает его к Мариуполю: вся жизненная карьера его должна была пройти в этом маленьком еще тогда городке… Еще в ранней юности Г. Б. много читает, увлекаясь то пророческими, то философскими сочинениями (он в то время читал в Мариу­поле Канта!)».

Трудно ли догадаться, что человек, увлекавшийся Кантом в тогдашнем купеческом Ма­риуполе с его торгашеским духом и культом чистогана, вызывал, скорее всего, недоумение, а то и просто слыл городским сумасшедшим. И удивительно ли, что Георгий Волков не мог примириться с перспективой стать мелким лавочником или хлебным приказчиком. Он пус­тился в странствия, побывал в Крыму, на Кавказе, в западноевропейских странах. Из Петер­бурга он вернулся в родной город с «победным трофеем» — изданной там книжкой стихов.

Приведенные в статье стихотворные цитаты, должен признаться, не показались мне особо ценными в художественном отношении:

Твоих похвал я не ищу, Суровый свет, Я только плачу и грущу, Я не поэт.

Тоска мне сердце жмет порой, Мчит душу вдаль, И что-то громко шепчет мне: «Пой свою печаль».

Тогда мне станет веселей, Пою, пишу.

Но похвалы людской, ей-ей, Я не прошу.

Да, конечно, автор хоть и не вполне безупречно, но неплохо владеет стихотворной тех­никой, его строки продиктованы, несомненно, горькой судьбой человека, терзавшегося в Ма­риуполе от душевного одиночества. Но в то же время штампы «мчит душу вдаль», «тоска мне сердце жмет порой» и пр. говорят о весьма среднем, чтобы не сказать больше, уровне их автора как поэта. Вряд ли я заинтересовался бы творчеством Георгия Борисовича Волкова, если бы не строки в статье его друга: «Г. Б. сделал попытку поехать в Петербург. Любезно принятый тогдашними петербургскими литераторами, Г. Б. представил свои поэтические опыты на суд нашего знаменитого поэта-гражданина Некрасова. Маститый поэт приласкал юного мечтателя и собственной рукой исправлял стихи его. Передо мной лежит тетрадка стихов Г. Б. с исправлениями Некрасова. Стихи эти тогда же были изданы в 1871 году в Петербурге: русские и малорусские в одной книжке».

Личное участие Николая Алексеевича Некрасова в судьбе мариупольского поэта заста­вило меня разыскать сборник Георгия Волкова. Сделать это оказалось нелегко, может быть, потому что автор «Мариупольского справочного листка» неверно указал год издания книги: она вышла не в 1871 году, а годом раньше. Вот полные ее выходные данные: «Думы и песни. Г. Б. Волков. В двух отделах, на русском и малороссийском языках. Том I, издание первое. Санктпетербург. В типографии Якова Трея. Гороховая, № 34/30. 1870″.

С большим трудом разысканная (обнаружить единственный ее экземпляр удалось в Ле­нинской библиотеке) книга настолько разочаровала меня своей подражательностью Пушки­ну, Лермонтову, Мицкевичу, своей художественной несамостоятельностью, что я не мог по­нять, почему Некрасов потратил свое время на правку столь очевидно слабых стихов. В том, что автор «Мариупольского справочного листка» говорит правду, когда сообщает, что держит в руках тетрадку стихов Г. Волкова с собственноручными пометками Н. А. Некрасова, я не сомневаюсь (как жаль, что этот ценный документ не дошел до нас). Значит, великий русский поэт действительно принял участие в судьбе мариупольского умственного пролетария, мо­жет быть, даже субсидировал издание его книги.

Дальнейшее исследование этого вопроса может, думаю, сделать известными небезын­тересные подробности, но пока я изложил все, что мы знаем сегодня об основателе библио­теки в Мариуполе — Георгии Борисовиче Волкове.

3. Основание общественной библиотеки

Возникновение городской общественной библиотеки в Мариуполе имеет большую пре­дысторию, интересную и поучительную. В конце XIX века из 150 тысяч годового бюджета город тратил на культурные потребности чуть более 20 процентов. Казалось бы, дело обстоит не так уж плохо. Но живший в то время в Мариуполе Александр Серафимович проницательно указывал на классовый характер политики, проводимой местной думой: «Всегда уж как-то так выходит, что для образования темного люда идут рубли, а состоятельного класса — десятки и сотни тысяч».

Почти все деньги шли на содержание двух гимназий, мужской и женской, в которых учились преимущественно дети привилегированных классов, и «только крохи, падающие со стола господ», доставались угнетенным. «Ни библиотеки, ни читальни, ни народных чте­ний, не говоря уже о повторительных классах, город до сих пор не устроил», — с горечью писал Серафимович в 1897 году.

Деятельность молодого писателя в Мариуполе была многогранной; в частности, нема­ло сил и энергии приложил он к распространению грамотности и знаний в среде унижен­ных и обездоленных. Еще не видя в то далекое время сил, которые могли бы коренным обра­зом изменить существовавший порядок вещей, он апеллирует к власть имущим: «Надо устро­ить народную библиотеку, господа! Не толкайте же этот темный люд в кабак, на пьянство, разврат, бесшабашный разгул, где он пытается найти отдых и забвение от тяжелой трудовой жизни; не держите его в позорном рабстве невежества, грубости и дикой распущенности. Ответственность за то падет на вас».

Серафимович искренне радовался каждому, пусть самому хилому ростку культуры, кото­рый с таким неимоверным трудом пробивался сквозь каменистую почву буржуазного купе­ческого Мариуполя. «В поселке Ново-Николаевском (ныне Волонтеровка. —Л. Я.) Сартанского уезда, — пишет он 9 февраля 1897 года в газете «Приазовский край», — по почину мес­тных поселян, Акима Георгиевича Карамали и Федора Афанасьевича Кумили, при едино­душном содействии всех остальных односельчан, по подписке собрано на библиотеку-читальню сто двадцать рублей. В поселке всего 110 дворов. Помимо этого, инициаторами про­ектируется в недалеком будущем, как только будут изысканы средства, выстроить в школьном дворе для библиотеки-читальни специальное здание, приобретя волшебный фонарь и т. д. «.

Но изыскать средства на подобного рода дела в тогдашнем Мариуполе было совсем не­просто: прижимистая дума не соглашалась отпустить ни копейки из своего бюджета. В янва­ре 1898 года была, наконец, открыта народная читальня-чайная, созданная местным благо­творительным обществом на медные деньги «Попечительства о народной трезвости».

Казалось бы, Серафимович мог торжествовать одну из немногих своих реальных побед в борьбе с косностью и рутиной. Но молодой писатель отлично понимал, что город со стре­мительно растущим населением после ввода в действие металлургических заводов нуждал­ся в солидной библиотеке, которая комплектовалась бы не на жалкие подаяния благотвори­телей, а из средств мариупольского бюджета.

Встретив двадцатый век, это, наконец, поняли и «отцы города».

16 ноября 1902 года дума постановила открыть в Мариуполе городскую общественную библиотеку, для которой приобрести книги на сумму до семи тысяч рублей. Правда, эти деньги дума согласилась выдать не сразу, а пока что выделила на покупку книг 1800 рублей, но все равно это был огромный сдвиг.

Перед специально выбранной комиссией встал вопрос о комплектовании библиотеки. Решили по этому вопросу обратиться к Николаю Александровичу Рубакину.

Имя этого человека уже тогда было широко известно в России. За свою долгую жизнь (1862— 1946) Рубакин собрал две библиотеки в 230 тысяч томов, создал 49 больших науч­ных работ, написал 280 научно-популярных книг, составил и разослал по стране 15 тысяч программ по самообразованию, опубликовал свыше 350 статей в 115 периодических изда­ниях. Его популярности мог бы позавидовать любой писатель: произведения Н. А. Рубакина печатались тиражом в десятки миллионов экземпляров. Считают, что в дореволюционной России почти не было грамотного человека, который не читал бы книжек Рубакина. В совет­ское время журнал «Красный библиотекарь» писал: «…На первом месте, оставляя далеко по­зади других авторов, стоит Рубакин (его книги по естествознанию и географии). Надо заме­тить, что его читаемость превышает значительно читаемость даже беллетристов… Рубакина читают и пожилые, и молодые, и мужчины, и женщины. Особенное впечатление он произ­водит на малоразвитых начинающих читателей, они прочитывают некоторые его книги по несколько раз». Николай Александрович, целиком отдаваясь просветительской работе, под­держивал переписку с огромным количеством корреспондентов, он написал за свою жизнь многие тысячи писем. Неудивительно, что и на просьбу мариупольцев он откликнулся неза­медлительно. Н. А. Рубакин составил для открывавшейся Мариупольской городской обще­ственной библиотеки каталог, то есть перечень книг, которые следовало в первую очередь приобрести с учетом ассигнованной суммы. При этом он решительно отказался от предло­женного вознаграждения. А ведь работа была им проделана огромная: достаточно сказать, что каталог состоял из 2742 карточек. Только за их переписку пришлось уплатить 115 рублей.

Судя по сохранившимся документам, Николай Александрович в своем письме мариу­польской библиотечной комиссии дал ряд ценных практических советов. В частности, он объяснил, как выгоднее приобрести книги, чтобы добиться от издателей двадцатипроцент­ной скидки. Для этого необходимо было внести всю сумму (6000 руб.) наличными, на что дума, к сожалению, не дала согласия. Однако благородный поступок Николая Александро­вича мариупольских гласных тронул, и 23 мая 1903 года дума постановила: «Уполномочить городскую управу выразить Н. А. Рубакину благодарность за бесплатное составление для Мариупольской городской общественной библиотеки каталога».

Библиотека была открыта в январе 1904 года.

К сожалению, книжные фонды тех лет не сохранились, и мы не можем с документаль­ной точностью судить о содержании каталога, составленного знаменитым библиографом и просветителем. Но зато хорошо известны принципы, которыми руководствовался Н. А. Рубакин при составлении рекомендательных списков и каталогов.

Там не было ни сонников, ни оракулов, ни житий святых, ни «патриотических» книжо­нок. Разумеется, все рекомендованные книги были совершенно легальны, на каждой из них имелись пометки, что они разрешены цензурой. И все же подбор книг отнюдь не был безо­бидным: в массе, то есть собранные вместе, они как бы выносили приговор тогдашней дей­ствительности. О том, как была укомплектована Н. А. Рубакиным Мариупольская городская общественная библиотека, можно судить хотя бы по донесению царской охранки департа­менту полиции:

«Обширная переписка Рубакина с лицами, проживающими во всех концах империи, при­том в большинстве политически неблагонадежными, — рисует его как личность крайне де­ятельную, принимающую на себя поддержку нарождающихся в разных местах кружков для чтения и библиотек, в которые им высылаются книги тенденциозного содержания, преиму­щественно популярного изложения».

Сегодня в той самой Волонтеровке, о которой упомянул в одной из своих корреспон­денции А. Серафимович (сейчас она входит в состав Ильичевского района Мариуполя), в центре благоустроенного поселка высится белокаменный Дворец культуры, который мог бы украсить любую столицу. Его библиотеку посещают около трех тысяч читателей, они пользу­ются книжным фондом в десятки тысяч томов.

А всего в Мариуполе около 200 библиотек различных систем и ведомств с общим книж­ным фондом в 4 миллиона томов. Преемницей общественной библиотеки, основанной в 1904, году, стала Центральная городская библиотека имени В. Г. Короленко.

Отрадно сознавать, что у колыбели массового библиотечного дела в Мариуполе стояли такие выдающиеся деятели русской литературы и культуры, как Александр Серафимович Се­рафимович и Николай Александрович Рубакин.

Лев Яруцкий

«Мариупольская старина»


Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий