Петр Ветров

Воскресенье, Июнь 14th, 2015

В Украинской энциклопедии помещена такая биографическая справка о народном артисте Украины Петре Исидоровиче Ветрове: «Родился 29 июня1911 г. в г. Армавире, русский и украинский совет­ский режиссер и актер, нар. арт. УССР (с1954 г.). После окончания в1935 г. Ленинградского театрального института работал в театре им. Ленинского комсомола (г. Ленинград), с1937 г. — в театрах Украины (Ворошиловград, Кировоград, Жданов). С1963 г. — с перерывами в Ворошиловградском украинском музыкально-драматическом театре. Поставил спектакли: «Макар Дубрава» Корнейчука, «Беспридан­ница» А. Островского, «Интервенция» Славина, «Слуга двух господ» Гольдони. Роли: Корчагин («Как закалялась сталь» по Н. Островско­му), Фурманов («Мятеж» по Фурманову), Уриэль Акоста («Уриэль Акоста» Гуцкова). Награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени, медалями». Попытаемся «оживить» сухой текст из энциклопедии воспомина­ниями Тамары Александровны Щекатуровой — актрисы, многие годы работавшей вместе с Петром Исидоровичем в разных театрах, в том числе и в мариупольском.

«О Ветрове очень многое я узнала от своего мужа Алексея Михай­ловича Чернова. Они вместе в 30-х годах учились в институте, при­чем в одном из лучших, театральном в Ленинграде на Моховой. Они пришли туда в очень удачное время, когда там были и педагоги очень высокого класса, например, профессор Соловьев Владимир Никола­евич, известный знаток западной классики, особенно Мольера, и та­лантливые студенты учились, многие из которых в будущем стали очень знаменитыми. В их группе учился Аркадий Райкин, а на параллельном киноотде­ле, который вел Сергей Аполлинарьевич Герасимов, овладевали актерским мастерством Евгений Самойлов, Георгий Жженов, Петр Алейников. Несмотря на сложности быта того времени, постоянное недоеда­ние, холод, плохую одежду (донашивали то, в чем приехали из дому или демобилизовались из армии), жизнь бурлила и в аудиториях ин­ститута, и в студенческом общежитии. В этом общежитии в ходу были веселые розыгрыши, там же готовились этюды и «капустники». Может быть, именно оттуда началась эстрадная деятельность Аркадия Райкина и именно там проявились режиссерские способности Петра Ветрова. Учащиеся института с жадностью брали знания у педагогов, учи­лись друг у друга. Немаловажную роль в формировании их личнос­тей как будущих деятелей театра и кино сыграли сам город, где они учились. Ленинград, его живая история, его архитектура, музеи и те­атры.

Учеба продолжалась до тридцать пятого года. Райкин ушел на эстраду, а Чернов, Ветров, его жена — тогда она еще была Семеновой — попали в Ленинградский театр Ленинского комсомола. Через год Евгению Ветрову и Нину Печковскую режиссер Михаил Кисиц при­гласил в Украину, в театр юного зрителя; они поехали. Через какое-то время за ними отправились Ветров с Черновым и делая группа выпускников Ленинградского института. С той поры Украина стала до конца их дней родиной.

Первая роль у Ветрова на новом месте — Павел Корчагин. Только что, в тридцать шестом году, умер Николай Островский, и в память о нем поставили спектакль по роману «Как закалялась сталь». Петр Иси­дорович удивительно творчески подошел к этой роли. С этим спек­таклем мы (я в то время уже работала в одной труппе с Ветровым и Черновым) были в Москве в тридцать восьмом году, в тридцать девя­том были в Сочи. В Москве мы встретились с женой Островского Раей (по пьесе ее звали Ритой). Кстати, эту роль играла Ветрова. Когда приехали в Сочи, познакомились с матерью писателя, его сестрой и литературным секретарем, очень милой женщиной, Мать настолько была тронута исполнением Ветрова, что иначе, как сыночек, сыно­чек мой, его не называла.

Что надо отметить, Петр Исидорович, играя блестяще роли моло­дых людей, так же великолепно исполнял роли стариков. Он обладал прекрасной способностью перевоплощаться. Играет Фернандо в «Слуге двух господ» и тут же старика-отца в «Детях Ванюшина». Наряду с ролями, как принято говорить, положительных героев, он играл и личности отрицательные. Запомнился его Фаюнин в пьесе Леонида Леонова «Нашествие». Это такой склизкий предатель, фа­шистский холуй. Зрители просто ненавидели Ветрова в этой роли. Но больше всего талант Петра Исидоровича проявился в режиссуре. Уже на первую читку пьесы «за столом» приходил полностью подготовленным, он заранее умел выстраивать спектакль, излагая его содержание, вскрывал глубину темы, давал свою трактовку каждого образа. Вместе с тем он прислушивался к мнению других. Моменталь­но, если что-то ему приходилось по душе, схватывал и развивал, по­рой внося существенные поправки к своему первоначальному реше­нию постановки. С ним было очень интересно работать. Особенно артистам, склонным к творческому поиску, тяготеющим к ансамбле­вым спектаклям.

Еще одно свойство Ветрова. Он был блестящим организатором. Когда Петр Исидорович приехал в Мариуполь, кроме него в театре были еще два режиссера: Владимир Моисеевич Крипец и Александр Петрович Коженовский, способные такие режиссеры, хорошо обра­зованные и умеющие работать. Было два хороших художника. Это Раиса Матвеевна Сутормина — жена режиссера Крипеца и Иван Яков­левич Бондарев. Был профессиональный актерский коллектив, при­чем актеры разного возраста, разных амплуа.

Но Ветров думал о будущем, и он вскоре после приезда организо­вал молодежную студию, в которой собрал одаренных молодых лю­дей, многие из которых, к слову сказать, в будущем посвятили жизнь служению искусству. Это Виктор Грамматиков, Ольга Бурцева, Свет­лана Кабо и другие. Студийцы, да и другие молодые актеры — Кор-шок, Компанией, Губский, — которые считали Петра Исидоровича сво­им учителем, называли его за глаза «батей». Пока Петр Ветров занимался творческими проблемами, новый директор театра Владимир Раввинов укрепил технические цехи за счет привлечения выпускников специальных театральных училищ. Ка­жется, если не изменяет память, среди них была и Верочка Агеева, талантливая художница-бутафор. Теперь она, конечно, уже Вера Ива­новна и заведующая бутафорским цехом.

Итак, под сводами новенького, с иголочки, театрального здания собрались три режиссера, два театральных художника, труппа, по­зволяющая укомплектовать артистами любой спектакль как класси­ческого, так и современного репертуара, крепко сколоченная техни­ческая часть. Людей много.

Что делает Ветров? Он строит так работу театра, таким образом, чтобы весь состав был занят, так как не секрет, что безделье в творческих коллективах порождает нездоровую атмосферу, это с одной стороны, а с другой — большой репертуар и частое его обновление привлекает большее количество зрителей, что является основой для стабильного финансового положения театра.

По предложению Ветрова выпускали десять спектаклей в год. По три на каждого режиссера и один ставил режиссер-дипломник — к нам тогда приезжали на преддипломную практику студенты театральных вузов Киева и Харькова. Выпускали один-два масштабных спектакля, таких, например, как «Порт-Артур», «Одеты камнем», две сказки к школьным каникулам, один-два -к праздникам, две, так сказать, ка­мерные постановки. Поэтому у всех актеров были роли. Правда, тяжеловато было художественно-постановочной части, но задор и энтузиазм молодых в сочетании с опытом мастеров со ста­жем позволяли преодолевать трудности.

Большой репертуар давал возможность успешно эксплуатировать постановки не только на основной сцене, но и на выездах в городах и районных центрах Донецкой области. Все это приносило хорошие до­ходы, хватало не только на заработную плату, но и на премии. Вско­ре даже отказались от дотаций, что вызвало неудовольствие наших коллег из других театров. Первые годы большинство наших поста­новок, не говоря уже о премьерах, шло у нас с аншлагом. Немаловажную роль сыграла большая работа, которая проводи­лась со зрителями на предприятиях, в учреждениях и учебных заведе­ниях. Здесь действенную помощь оказывали нам городские власти. Дела шли у нас очень хорошо.

В шестьдесят втором году мы поехали на гастроли в Киев и работа­ли там два месяца, что, вообще говоря, для провинциального театра большая редкость. В это же время там был и Московский театр име­ни Ермоловой. И нужно сказать, мы довольно успешно выдерживали конкуренцию. Более того, вот мы — провинция, а нас испугались. В театре имени Ивана’Франко шла пьеса А. Коломийца «Фараоны». Когда кое-кто из руководства киевского театра узнал, что и в нашей гастрольной афише тоже есть «Фараоны», приняты были меры, что­бы их не показывали киевлянам. Но Раввинов приложил весь свой дипломатический талант, и нам разрешили играть два спектакля. В зале был сплошной хохот: Петр Исидорович, актеры максимально использовали литературную основу, главным образом, ее комиче­скую сторону, По стечению разных обстоятельств в шестьдесят третьем году Петр ^сидорович покинул наш театр и город.

Последний раз он был в Мариуполе в 1980 году. Он приехал на лэбилей своего многолетнего друга Алексея Михайловича Чернова. Его спутниками были Кленов, Позднякова, другие актеры, которые тогда, в шестьдесят третьем, вместе с Ветровым перебрались из наше­го города в Луганск. Юбилей прошел очень хорошо, как-то по-сту­денчески весело, Кленов играл на гитаре, пел, было много шуточных поздравлений, добрых таких, идущих от сердца. Потом все разъехались, а Ветров остался еще на несколько дней. Он ходил по городу и не узнавал его. Как-то вернулся после прогулки и говорит: «Боже мой! Каким же большим, красивым стал город. Как я жалею, что уехал отсюда».

Провожая Ветрова домой, в Луганск, мы пообещали, что будем встречаться чаще. Через месяц Петра Исидоровича не стало».

 

Записал Сергей БУРОВ

 

 

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий