Профессор Зубарев

Пятница, Март 23rd, 2012

Владимир Федорович Зубарев появился в местном ме­таллургическом институте вскоре после смерти Сталина, в начале лета 1953 года. Он приехал из Новокузнецка, где ра­ботал в Сибирском металлургическом институте, там он занимал пост декана технологического факультета. Только теперь, зная подробности истории нашей страны и обстоятельства жизни Владимира Федоровича, можно предположить, что между этими событиями была своя при­чинная связь…


С началом учебного года новый сотрудник института был назначен заведующим кафедрой металловедения и терми­ческой обработки металлов. Он как-то сразу обратил внима­ние и преподавателей, и студентов на свою персону. Во-пер­вых, потому что был профессором и доктором технических наук, до его появления, насколько помнится, в нашем инсти­туте обладали столь высокими учеными степенями и звани­ями только два преподавателя — Иван Георгиевич Казанцев и Дмитрий Иванович Старченко. Во-вторых, благодаря неорди­нарности внешнего облика и присущим ему манерам, изве­стным провинциальной молодежи разве что из кинофильмов.

Высокий рост и застегнутый на все пуговицы двубортный пиджак подчеркивали его худощавость. Несмотря на немолодой уже возраст, движения его были быстры и изящны, вместе с тем в них не присутствовало и грани суетливости. Он был как-то естественно предупредителен по отношению к женщинам независимо от их возраста и положения. Он неизменно обращался к каждому студенту, не говоря уже о сотрудниках, только на «вы». Его речь была простой и яс­ной, в ней не было ни единого слова — «паразита». Каждое слово, да что слово, каждый звук произносились им необык­новенно четко. То был знаменитый «говор» коренных петер­буржцев. Он не диктовал лекции, что широко практикова­лось среди других преподавателей, вместе с тем все, им сказанное, было легко конспектировать. Лекции его изоби­ловали примерами из практики, художественной литерату­ры и истории; для иллюстрации свойств олова, например, он объяснил причины гибели полярного исследователя Скотта тем обстоятельством, что по незнанию весь керо­син экспедиции, стремившейся к Южному полюсу, хранил­ся в емкостях, спаянных оловом, которое при очень низких температурах превращается в порошок…

Почему-то запомнилась фраза Владимира Федоровича: «Каждый инженер должен знать, по меньшей мере, три ино­странных языка: английский, немецкий и французский, а инженер-металлург — еще и шведский. Я, к сожалению, шведский не знаю». Руководство кафедры иностранных языков было осведомлено о блестящем владении профессором Зубаревым тремя основными европейскими языками, и потому неизменно включало его в состав комиссий по приему экзаменов у аспирантов, независимо от того знания в английском ли, французском ли или немецком предстояло продемонстрировать будущим ученым.

В  те годы  преподавателей вузов привле­кали для чтения популярных лекций по линии Всесоюзного общества по распространению политических и научных зна­ний. В этой работе живейшее участие принимал и профес­сор Зубарев. Его научные доклады, а по-иному их нельзя было назвать, посвященные истории Отечественной войны 1812 года, воспринимались слушателями с восторгом. Не­обыкновенно образное изложение, обилие малоизвестных широкой публике исторических фактов, словесные портре­ты полководцев и политических деятелей, подробности во­енных сражений — все это обеспечивало неослабевающее внимание слушателей. Конечно, в круге интересов этого интеллигента высшей пробы были не только отечественная история, но также и художественная литература, и изобразительное искусство, и театр, и музыка. К слову, супруга Владимира Федоровича – Марина Михайловна, в прошлом актриса театра оперетты, успешно руководила на общественных началах университетом культуры в металлургическом институте.

Столь необычные качества этого человека породили слу­хи. Говорили, что профессор Зубарев принадлежит к ста­ринному дворянскому роду, более того, будто он — граф. Что в царское время ему был присвоен высокий офицерский чин, а в гражданскую войну он перешел на сторону Красной Армии, а уже по окончании войны учился в известном с дав­них пор Ленинградском технологическом институте. Что ему пришлось отсидеть «срок» из-за своего происхождения.

Постепенно слухи утихли, к столь неординарному про­фессору привыкли, как и к тому, что на руководимой им ка­федре установился дух взаимного уважения и научного по­иска, а в лабораториях царил безукоризненный порядок. Владимир Федорович заведовал кафедрой четырнадцать лет, в течение шести лет из них параллельно возглавлял тех­нологический факультет и, конечно же, одновременно чи­тал лекции, руководил научно-исследовательскими рабо­тами, пестовал аспирантов. В эти годы им было опублико­вано много научных статей и монография «Теоретические основы графитизации белого чугуна и стали» (1957), чем он, не скрывая, гордился. В 1962 году В.Ф. Зубарев передал дела по заведованию кафедрой более молодому коллеге — доктору наук, а сам продолжал работать профессором-кон­сультантом.

Владимир Федорович умер неожиданно, 19 февраля 1971 года. К этому времени он был совершенно одинок. Неза­долго до своей кончины похоронил свою жену — Марину Михайловну, старший сын его погиб на фронте в Великую Отечественную войну, младший сын Павел жил и работал в Москве. Старого профессора похоронили сотрудники кафедры, которую он несколько лет возглавлял. Похоронили с подобающими почестями на старом мариупольском кладбище рядом с могилами его жены и сестры Надежды Федоров­ны. В газете опубликовали некролог, где как бы пунктиром был обозначен жизненный и научный путь профессора Зубарева. По обычаям того времени все повороты этого пути, которые не укладывались в стандартный образ совет­ского ученого, остались за рамками текста.

Однако в архиве сохранилась биография Владимира Фе­доровича, и если спроецировать факты из нее на хроноло­гию событий страны, многое из этого официального жиз­неописания приобретает логическое объяснение. Он родился 23 марта 1899 года в Петербурге в семье во­енного инженера, начальника военного училища, генерала. Как генеральский сын, учился в кадетском корпусе. Окончил его в 1916 г. Не слу­чись первая мировая война, вероятно, продолжил бы учебу в одном из военных училищ северной столицы. Но война оказалась фактом непреложным. Недавнего кадета, как и всех его однокашников, пропустили через краткосрочные курсы, присвоили чин прапорщика и отправили на фронт. И было тогда ему восемнадцать лет от роду.

Воевать прапорщику Зубареву довелось на Волыни и в Галиции почти год, за это время его храбрость была отме­чена Георгиевским крестом. В 1918 году — он уже в Красной Армии. Как попал в ее ряды: по доброй ли воле и убежде­нию или по мобилизации — неизвестно. Не секрет, что ко­мандный состав вооруженных сил молодого советского го­сударства состоял процентов на восемьдесят из мобили­зованных царских офицеров. Может, среди них был и пра­порщик Зубарев? В Красной Армии Владимир Федорович служил целых пять с половиной лет, какое-то время учился в военной академии, а потом был демобилизован, как сказано в докумен­тах, по болезни.

С 1922 года у него как бы начинается новая жизнь. Шесть лет обучения в Технологическом институте, диплом инже­нера-механика по специальности «Металлография и термо­обработка». Работа в химической лаборатории Ленинград­ского института инженеров железнодорожного транспорта и одновременно преподавание и научная работа в политех­ническом институте. В тридцать пять лет Владимир Федо­рович — доцент и научный сотрудник. Будущее определено — впереди труд педагога и ученого. Но 1 декабря 1934 года убит С.М. Киров, пошла волна репрессий на интеллигенцию. Доцент Зубарев в числе очень многих ему подобных вы­слан из Ленинграда. Ему повезло: удалось избежать ГУЛАГа, местом жительства определили Саратов, местом работы — комбайновый завод. В тридцать восьмом уезжает в Сибирь, может быть, предвидя новые неприятности. Лишь в 1941 году он защищает кандидатскую диссерта­цию, в сорок седьмом — докторскую…

Профессор Зубарев никогда не распространялся о сво­ем прошлом. Он был сыном своего времени, когда благо­родное происхождение, интеллигентность, широкая обра­зованность отнюдь не были преимуществами личности. Он молча боролся с обстоятельствами. И победил их.

Сергей БУРОВ

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

One Response to “Профессор Зубарев”

  1. Учиться у Зубарева,к сожалению,уже не довелось,но колоритная фигура старого профессора запечатлилась в памяти навсегда:высокий седой старик медленно идёт по коридору второго этажа старого корпуса с неизменно тощим (казалось,постоянно пустым)портфелем…

Оставить комментарий