Пушкин в Приазовье — 3: Легенды Таганрогского тракта

Воскресенье, Август 11th, 2013

Взгляд на факты

Приазовские легенды о происхождении названия села Безыменное общеизвестны. Они повествуют о том, что А. С. Пушкин, проезжая через это село в конце мая 1820 года, якобы, в разговоре со старожилами села, экспромтом придумал ему название. многолетние споры среди краеведов по поводу легенды не иссякают. сторонники села Безыменное пытаются подтвердить свою версию о том, что Пушкин проезжал через это село, ссылкой на легенду. Им возражают: Таганрогский тракт не проходил на близком расстоянии от берега моря и поэтому он не мог проезжать через это село.

Между тем, в «Летописи жизни и творчества А. С. Пушкина» М. Ц. Цявловский вписал следующие сведения: «Май. 29. Пушкин с Раевскими проезжают через г. Мариуполь. На почтовой станции Безыменная (в 27 в. от Мариуполя)…» Цявловский называет «первой почтой за Мариуполем» почтовую станцию Безыменную, имея в виду конно-почтовую станцию, которая находилась на почтовом тракте в десяти верстах от побережья. Легенда же повествует об одноименном селе Безыменное, которое находилось и ныне находится на берегу Азовского моря.

Здесь возникает как минимум два вопроса: где же проходил тракт: у самого моря или на значительном расстоянии от него? Где находилась почтовая станция Безыменная?

Для начала возьмем все тот же справочник «Новый указатель почтовых дорог в Российской империи», изданный в 1803 году, а также «Генеральные карты Екатеринославской губернии с показанием почтовых и больших проезжих дорог, станций и расстояний между оными верст за 1818 и 1821 годы». С их помощью мы детально проследим весь путь поэта по Таганрогскому тракту. Через какие же почтовые станции проследовал Пушкин?

Первой станицей за Мариуполем нужно назвать почту Широкую, затем следовали мелкие станции Грузко-Еланчинская, Мокро-Еланчинская, Носова. Следующая остановка Коровьебродская, дальше – Таганрог. Вот отрезок пути, по которому двигался Пушкин с семьей генерала Раевского в конце мая 1820 года. Но это означает, что село Широкино и Безыменное находились в стороне от его пути, и, следовательно, поэт не проезжал через эти села.

Чтобы наши соображения сделать более наглядными и убедительными, попробуем обратиться к методу логического доказательства от противного. Допустим, условно, что Таганрогский трактат проходил в непосредственной близости от моря. Тогда логично, мы должны согласиться с тем утверждением, что Пушкин побывал проездом в селах Широкино и Безыменное. В том числе и с утверждением краеведов о том, что села Широкино и Безыменное находились на почтовом тракте, что како-то время станция находилась в Широкино, потом ее перенесли в соседнее село.

А теперь воспользуемся данными «Сборника областного войска Донского статистического комитета за 1905 год». В нем сказано, что хутор Безыменный основан в 1799 году и расположен на берегу Азовского моря. Хутор Широкинский (так в старину называли поселок Широкино) основан в 1779 году и тоже расположен у моря. Так как оба хутора (села) расположены у береговой черты, а по утверждению краеведов почтовая дорога проходила через эти селения, то, получается , что Таганрогский тракт тоже проходил на близком расстоянии от моря. Так ли это?

В наши дни асфальтовая лента дороги действительно вьется в непосредственной близости от берега моря и проходит через села Широкино и Безыменное. В двадцатые годы позапрошлого века Таганрогский тракт, начиная от реки Кальмиус, уходил на северо-восток и, круто поднимаясь в гору, шел вдоль азовского моря, но на значительном удалении от него, в среднем на 15-20 верст от береговой черты. Для того, чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на карту Екатеринославской губернии или войска Донского хотя бы середины XIX века. И далее, чтобы эти доказательства не производили впечатления тенденциозного подбора фактов, есть необходимость процитировать строки из статьи Л. Яруцкого «В Приазовской степи», 6 июня 1974 года. Вот эти строки: «Возможно, что на следующих маленьких станциях: Воробьево, Горькая, где по штату, как и в Безыменной, содержалось по шести лошадей…» Даже один перечень этих почтовых станций, которые, начиная с 1824 года действительно значились на Таганрогском тракте, говорит о том, что они никогда не находились на побережье Азовского моря.

Обратимся к почтовой карте войска Донского середины XIX века. Вот жирная линия широкой почтовой дороги. Почитайте, что написано около кружочка, под которым подразумеваются селения, деревни, хутора. Почтовые станции: Безыменное, Воробьево, Горькая, Коровьебродская и далее Таганрог. Не надо брать в руки циркуль и по масштабу карты определять расстояния. И на глаз видно: десять, пятнадцать, двадцать пять верст от береговой черты до указанных почтовых станций. Рукой подать, но моря отсюда не видно. Эти данные находят свое подтверждение и в «Памятной книге войска Донского за 1875 год».

Наконец, можно предъявить и «вещественные» доказательства: старая скотопрогонная дорога, которая, начиная с середины XVIII века стала называться почтовой, существует и поныне. Она проходит через села Коминтерново, Шурупов, Маркино, Щербак, Ковское.

Итак, мы должны прийти к одному из двух диаметрально противоположных выводов: либо утверждение о том, что Таганрогский трактат проходил в непосредственной близости от моря через села Широкино и Безыменное – непреложная истина, и тогда остальные утверждения ничего не стоят, либо – это просто заблуждение исследователей.  Против первой альтернативы говорят все известные факты: почтовые карты Екатеринославской губернии и войска Донского за 1818, 1821 годы; данные почтовых дорожников за 1803, 1824 годы; сборник областного войска Донского статистического комитета. Наконец, «вещественные» доказательства. Поэтому придерживаться версии о том, что Таганрогский трактат проходил в непосредственной близости от берега моря, равносильно доведению этого вывода до абсурда.

Остается только альтернатива – вывод о том, что исследователи заблуждались. Таким образом, легенда о том, что Пушкин, якобы придумал название селу Безыменное, остается легендой, то есть вымыслом. Где же истоки ошибки исследователей?

Полагаю, что основное заблуждение заключается в том, что они отождествляли хутор Безыменный (ныне село Безыменное), который находился у самого моря с почтовой станцией Безыменная, которая, начиная с 1824 года, значилась на Таганрогском тракте в 15 верстах севернее хутора в верховьях речонки Безыменки.

Не буду больше останавливаться на поисках доказательств топографического места расположения тракта. Теперь ясны причины, по которым так надежно запутаны его следы. Обратим внимание на другое: где же находилась «первая почта за Мариуполем» и как она называлась во времена Пушкина? Вопрос не праздный, ибо из него вытекает еще один, уже практический: по какому пути водить и что говорить экскурсантам, читателям?

Вначале обратимся к документам. М. Цявловский в «Летописи жизни и творчества А. С. Пушкина» утверждает, что в 1820 году она называлась Безыменная, в 27 верстах от города. А вот почтовые карты Екатеринославской губрении и войска Донского за 1803, 1809, 1818, 1821 годы указывают, что «первая почта за Мариуполем» значилась почта Широкая в 22 верстах от города. Говорить о том, видел ли М. Цявловский эти карты или нет, по меньшей мере не серьезно. Конечно видел, но тем не менее вписал в «Летопись» почту Безыменную. У нас же разговор пойдет о почтовой станции.

А не подскажет ли ответ на поставленные выше вопросы непосредственное знакомство с почтовым трактом и расположенными на нем селениями? Для этого нужно повторить мариупольский маршрут Пушкина.

Бывает так, что невероятно хочется скорее попасть в те места, куда ведет тебя поиск, и тогда кажется, что все виды транспорта уж очень медленны. Так было и на этот раз. Проехав по бывшему Мариупольскому тракту положенные 22 версты, согласно почтовой карте, от базарной площади в г. Мариуполе, где находилась почтовая станция (ныне площадь Освобождения), останавливаюсь у села Коминтерново. Расспрашиваю старожилов, что им известно о почтовой станции. Некоторые из них высказывают догадку, другие делают авторитетные заявления: почтовая станция находилась на выгоне села. На почтовом тракте стояло много селений|, но часть из них не была почтовыми станциями и поэтому они не обозначены ни в почтовых дорожниках ,ни на почтовых картах, предназначенных для путешественников. Так, между конно-почтовой станцией Мариуполь и почтой Широкая находилось село Пикусы (ныне Коминтерново). Название села должно заинтересовать. Откуда пришло это нерусское слово в приазовскую степь? В 1815 году эти земли были куплены выходцем из Латвии по фамилии Пикус. С тех пор селение это и носит название Пикусы.

Почтовая станция Широкая-Пикусы, на которой наиболее вероятно останавливался Пушкин, находилась в десяти верстах от береговой линии моря на Таганрогском тракте у начала балки Широкой, откуда и получила свое название.

В Пикусах мне довелось беседовать с одним из жителей, который считал, что Пушкин проезжал через это село. Ссылаясь лишь на народную молву, мой собеседник не мог, к сожалению, сказать ничего более конкретного. Попытки выяснить что-либо в самом селе остались безуспешными.

Теперь напрасно искать дом станции, его уже давно нет, а место, где он когда-то стоял заросло травой. Что было потом? Забвение. Постепенное, но прочное. С тех пор прошло так много времени, что надежд, как будто, не оставалось никаких. Разве лишь на то, что бы найти хотя бы следы одной из почтовых станций.

В двадцатые годы позапрошлого столетия по неизвестным нам причинам почтовую станцию не просто переименовали из Широкой в Безыменную, а, кроме того, и перенесли на несколько верст вперед. М. Цявловский в «Летописи» пишет: «Станция Безыменная, в 27 верстах от Мариуполя». Почтовый дорожник 1824 года называет другое число: 24 версты от города. По моим данным это расстояние составляет 30 верст. Сопоставляя эти разноречивые цифры, устанавливаю, что расхождение между ними невелико, примерно в пять верст. Это расхождение объхясняется, видимо, тем, что почтовые работники считали версты с заездами на станции, а картографы принимали во внимание лишь прямой путь. кроме того, повлияло и изменение рельефа местности, и перенесение отдельных участков дороги в объезды. Итак ,от села Пикусы (район почтовой станции Широкая) проедем еще пять верст по Таганрогскому тракту в сторону Таганрога. Вот здесь и находилась станция, именуемая Безыменной.

Изучая местность установил, что здесь раскинулся широкий и пологий овраг, который образовался между двумя степными кряжами – это и есть Безыменная балка. По дну оврага петляет неширокая, когда-то полноводная, а теперь превратившаяся в ручеек речонка Безыменка. Вокруг пологие скаты оврага, ровная, покрытая бледной зеленью долина.

Вот, оказывается, каково расположение станции! Стою лицом к югу и смотрю на овраг с почтового тракта, пытаюсь представить себе прошлое. Это нелегко, слишком велики перемены, увиденное не радует. А между тем, у всех на виду, в двух шагах от речонки лежит уцелевший ,покрытый мхом фундамент бывшей почтовой станции, но почему в овраге? Думается, он укрывал конно-почтовую станцию от степного восточного ветра и приближал ее к воде.

Но нет больше станции, охватывает досада: найти точное топографическое местонахождение почты Безыменной, которая значилась на картах вплоть до 30-х годов прошлого столетия, и сразу потерять.

И все же, чтобы убедиться в том, что следующая за почтой Безыменная станция воробьево не миф, реальность, решил проверить. За один прогон, 25 верст, останавливаюсь у хутора Щербак. Неширокие улицы в зелени. Решив, что поиск нужно начинать с посещения старожилов, подхожу к более древнему на вид дому, разговорился с пожилыми людьми. Записываю все, что они помнят о почтовой станции Воробьево, стараюсь уловить необходимую ниточку. И она нашлась. Привела она к местному восьмидесятипятилетнему старожилу А. Е. Ладоге, который проживал рядом, в хуторе Ковском.

Разговор шел вокруг почтовой станции Воробьево, о ее прошлом. Выясняю следующее: почта располагалась в полутора верстах от хутора Ковского и в трех верстах от хутора Щербак на Таганрогском тракте в лощине балки Широкой. Последним владельцем станции был С. П. Шепика.

Выходит, и эта станция находилась недалеко от населенного пункта, в пологом овраге и тоже у небольшого ручейка. Не случайно ли это подобие? Оно не случайно. Понимаешь это, когда видишь перед собой тот же ландшафт.

Итак, в процессе поиска возможные варианты нахождения почтовых станций Безыменная и Воробьево сузились до точки. С топографической точностью устанавливаю место нахождения этих станций.

Кто-то может задать вопрос: была ли необходимость опровергать легенду о происхождении названия села Безыменное и приводить в противовес ей достоверные факты? На помощь пришла простая истина: в основу легенды могла лечь подлинная история, и тогда важно выяснить, что же в ней правда.

Проведенное историко-литературное, краеведческое исследование дает нам основание считать, что легенда повествует не о хуторе Безыменном, который до посещения Пушкиным Приазовья уже имел двадцатилетнюю историю, скорее всего, легенда ведет рассказ о «первой почте за Мариуполем».

Генерал Раевский не случайно употребил это выражение. Куда проще было бы назвать саму станцию одним словом, но он этого не сделал.

Но почему легенда сохранилась в селе? Видимо, со временем почтовая станция потеряла свое значение, а село с одноименным названием продолжало жить.

Теперь мы с уверенностью можем сказать: нет никаких оснований утверждать, что Пушкин проезжал по берегу Азовского моря в районе сел Широкино и Безыменное.

 

Аркадий ПРОЦЕНКО.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий