Седьмой день экскурсии — 19 апреля

Вторник, Январь 24th, 2012

Назначено было 19 апреля осмотреть все немногочисленные заведения фабричной промышленности г. Мариуполя, но оказалось, что ученики настолько интересовались как устройством заведений, так и техническим их производством, что пришлось осматривать в один прием не больше двух-трех заведений, а потому осмотр продолжался 18, 19 и 20 апреля. Осмотрели чугунно-литейный завод и вместе устройство земледельческих машин Уварова, выделку кожи на заводе Баранова, пивоваренный завод Кучера, свечной – Дикарева, мельницу Брона, мыловаренный – Файка, макаронную фабрику Сангвинетти. Объяснения давал преподаватель М.И. Кустовский, который в заключении познакомил с общим состоянием всего дела в Мариуполе.

ФАБРИЧНАЯ И ЗАВОДСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Г. МАРИУПОЛЯ

Хронологический и топографический обзор

Приступая к изложению тех немногих сведений, которые мне удалось собрать по этому вопросу, считаю своим долгом сделать оговорку, что за полную достоверность некоторых моих сведений об историческом ходе производства я не ручаюсь, так как пришлось преимущественно пользоваться устными сообщениями людей, хотя и близко стоящих и стоявших к делу, сильных возрастом и памятью, но все-таки не современных многому из того, о чем они рассказывают, не записавших своих сведений и наблюдений, не изучавших дела, не вдумывавшихся в него, а замечавших только то, что само замечалось, поэтому упустивших, может быть, из виду и памяти много важного. Письменных официальных записей по делу не имеется, потому что все промыслы по Высочайше дарованной грамоте здесь были вольные, никакими государственными сборами не оплачивались.

Рыбное дело греки-переселенцы, конечно, застали уже в достаточном развитии у той части Азовского берега, которая Высочайшей Грамотой дарована была им для рыбных промыслов; дело это велось малороссами. Роль греков в этом деле состояла в том, что они организовали его, внесли в него капитал и предприимчивость, дали ему большие размеры, основали очень много больших заводов и довели улов рыбы до того, что она целыми скирдами стояла на базарах. Работали на заводах ватаги человек в 30 малороссов, преимущественно полтавец; из их среды выбирался атаман. Теперь улов рыбы значительно сократился и отодвинулся от Мариуполя к западу, к Белосарайской косе, к так называемым плавням, которые всегда являлись центром рыбных промыслов у греческой части Азовского берега.

Кирпичное и черепичное производство началось в Мариуполе в начале второй четверти текущего столетия. До этого и, отчасти, после этого времени постройки делались из местного камня самым первобытным способом. Некоторые из этих построек в развалинах или полуразвалинах сохранились до настоящего времени. Производство это, конечно, прогрессировало, по крайней мере, в количественном отношении, но прогрессировало неравномерно; во всех своих перипетиях оно шло за жизнью города, а не направляло ее, питалось ею, а не питало ее. Впрочем, от этого производства и ожидать большего нельзя, так как техника этого дела очень простая, материал почти везде есть, так что оно по необходимости должно носить местный характер, не может приурочиваться к определенному месту и захватывать по сбыту большие районы; поэтому оно не может составить центральной деятельности какого-нибудь округа или города, как это может сделать, например, фарфоровое или фаянсовое производство. Поэтому каков Мариуполь, таково и его кирпичное и черепичное дело. В настоящее время можно считать у нас 15 кирпичных и 16 черепичных заводов. Открывались и открываются новые заводы не потому, что наличные заводы не в состоянии удовлетворять возрастающим потребностям города, а наполовину, иногда же и всецело потому, что у некоторых лиц и семейств нет других заработков, и они решаются заставить своих будущих коллег поделиться своими скудными даже заработками. Значительное количество кирпичных и черепичных заводов не говорит ни о развитии города, ни о развитии самого этого дела; скорее говорит оно о бедности города, об отсутствии в нем доходного дела. Такое ненормальное увеличение, если не предложения, то способности предлагать, при постоянном почти спросе, не могло не отразиться дурно на качестве производства. Кирпичные и черепичные наши заводы расположены за городом, с северо-западной его стороны.

Первая макаронная фабрика основана в начале тридцатых годов текущего столетия; в 1874 году перешла она к теперешнему ее владельцу г. Сангвинетти. Фабрика расположена на Базарной площади.

Кожевенное искусство в виде выделки сафьяна, роскошных седел и т.д. перенесено в новое их отечество, но здесь оно зачахло и замерзло. Создано оно было, очевидно, потребностями крымской, преимущественно, татарской аристократии, большинство же греков пользовалось, по всей вероятности, башмаками домашнего изделия из сырой, не дубленной кожи. Такие башмаки можно видеть и теперь на греческих поселянах. Если и просуществовало сафьянное и седельное производство некоторое время в новом отечестве, то только благодаря тому, что тянуло питательные соки из прежнего своего отечества: каждый год отправлялся караван из Мариуполя с кожевенными товарами в Крым и возвращался с большими запасами фруктов, винограда. Очевидно, что такая зависимость Крыма от Мариуполя не могла долго продолжаться, явилось там местное обильное предложение и Мариупольские кожевники потеряли свой главный рынок и дело их зачахло. Возродилось это дело только в 1850 году. Началось оно, велось и ведется с маленькими капиталами, поэтому зависело и зависит от массы самых мелких случайностей. Приходит, например, в город мастер-кожевник, с некоторым запасом технических сведений, но без капитала; подыскивает он и находит случайно капитал у человека, который, может быть, и не думал до этого времени заниматься кожевенным делом, сообща они открывают завод, который также случайно закрывается, как и открылся. Происходит, например, падеж скота, сырые кожи дешевеют, торговец ими не желает терять случая, делает большой запас, продать сейчас не выгодно, сохранять долго – неудобно, обработка сулит значительный  барыш, денег не хватало прежде на заводе, теперь, благодаря дешевизне материалов, хватает, и завод хоть на время открывается.

Первый кожевенный завод открыт был на Кальчике, вдали от жилых мест, в 1850 году приблизительно г. Хасарджи, по случаю падежа скота. В 1855 году перешел он к Челпанову, в скором времени перенесен им на другое место, на нынешний угол Большой Садовой и Магдалинской, в 1861 году завод закрыт после пожара за неимением средств. В 1859 году на болотистом треугольнике  между морем, Кальмиусом и Домахой основан кожевенный завод г. Волошиновым в компании с мастером Вишневецким, прибывшим из Бердянска. Мастера этого вскоре заменил другой мастер, тоже вновь прибывший из Бердянска, Малютин. При этом мастере завод Волошинова был перенесен на гору против Католической церкви.

Вишневецкий открыл самостоятельный завод, который вскоре прекратил свое существование после смерти хозяина.

В 1863 году Малютин основал самостоятельный завод на теперешней 3-й улице Слободки, тогда это был берег Домахи, вода часто заливала его двор. Завод этот работает и теперь.

Завод же Волошинова после ухода Малютина недолго просуществовал на прежних основаниях; он пошел в аренду, арендовали: Арихбаев, Томазо, Челпанов. Под арендой последнего, т.е. г. Челпанова, сына того Челпанова, к которому перешел первый Мариупольский кожевенный завод, с 1884 года работает этот завод и теперь.

В 1868 году основал на нынешней 2-й улице Слободки свой завод бывший рабочий на заводе Волошинова Головко. Пришел он также из Бердянска.

В 1886 году основан кожевенный завод г. Томазо на Торговой улице.

В 1890 году основан кожевенный завод г. Барановым в северо-западной части города, во II части его.

Таким образом, у  нас работают теперь 5 кожевенных заводов, все они выделывают только подошвенный товар.

Свечное дело у нас началось в 1850 году с основанием завода г. Дикаревым сначала на Почтамтской, потом на Торговой. В 1862 году основан свечной завод Файном на Почтамтской улице. На первом выделывались сальные и восковые свечи, на втором только сальные.

С 1870 года выделка сальных свеч прекратилась, их вытеснили стеариновые свечи и керосин. Выделку восковых свеч Дикарев продолжает до сих пор.

В 1887 году основан завод восковых свеч Даниловым на Торговой, а в 1890 году — Медведевым у большого фонтана.

Мыловаренное производство началось в 1862 году с основанием завода Файном на Почтамтской. В 1872 году основан мыловаренный завод Сегалом на Торговой. Выделывается на этих заводах простое желтое, мраморное и отчасти кокосовое мыло.

В 1882 году во II части города на Евпаторийской улице основана г. Соколовским мукомольная паровая мельница, в 1886 году она перешла в руки теперешних ее владельцев братьев Брон.

В 1886 году основан пивоваренный завод на Торговой улице г. Кучера. Раньше этого года выделывалось в Мариуполе в самом маленьком виде дешевого сорта пиво, но с открытием завода Кучера это производство прекратилось.

В 1886 году во II части города основан г. Уваровым чугунно-литейный механический завод; на нем выделываются всевозможные земледельческие орудия.

Кроме этого завода плуги разных видов выделываются в мастерских Ясина на Торговой, Осики на Марьинском, Нагорного на Торговой, Бабекова, Шевцова и других у фонтана под горой.

В текущем 1892 году строится мукомольная паровая мельница Баранова.

Национальный обзор

Производство восковых свеч находилось и находится, конечно, в руках русских, сальные свечи производились русским Дикаревым и евреем Файном.

Чугунно-литейное дело ведется малороссом при помощи русских рабочих, великороссов и малороссов, часовое и слесарное мастерство в руках русских и евреев, кузнечное – в руках русских, евреев и греков. Мукомольное дело ведется евреем при помощи русских рабочих.

3 кожевенных завода в руках малороссов, 1 – в руках грека и 1 – в руках итальянца. Главные мастера и рабочие на всех этих заводах преимущественно малороссы.

Мыловаренное дело исключительно в руках евреев.

Пивоваренное производство ведет чех при помощи русских рабочих, великороссов и малороссов.

Макаронное производство велось и ведется при помощи рабочих, преимущественно Курян Грайворонского уезда.

Кирпичное дело ведется преимущественно русскими, черепичное на половину русскими, на половину греками. У русских хозяев не бывает греков рабочих, у греков же хозяев самую тяжелую работу исполняют обыкновенно русские.

Может быть, русские рабочие и совершено вытеснили бы греков рабочих даже у греков хозяев, если бы не мешало то обстоятельство, что русский рабочий, обыкновенно прибывший из дальних мест, бездомный на месте работы, предпочитает работать на хозяйских харчах, хозяин же грек обыкновенно не предлагает ему этого, да, пожалуй, и не сумел бы прохарчевать его по вкусу и аппетиту.

Экономический обзор

Фабричная и заводская деятельность г. Мариуполя находится в зачаточной стадии своего, если и заметного, то во всяком случае чрезвычайно медленного развития. Она доставляет, и то только отчасти, предметы, так сказать, низшей необходимости для местной жизни, необходимость же высшая, а тем более роскошь удовлетворяется всецело привозными изделиями. Например, из кожевенных товаров у нас выделывается только подошвенный товар, все остальные виды кожевенного товара, как то: юфть, сыромятина, гамбургский товар, шагрень и т.д. выписываются нашими кожевенными лавками из Варшавы, Вильно, Богородска и т.д.

Хозяева фабрик и заводов жалуются преимущественно на плохие времена и на отсутствие у них капиталов. В капитале они видят чуть не единственную силу, которая могла бы поднять их производство со стороны количества и качества и создала бы для их изделий обширный рынок.

Отрицать громадное значение для фабричного и заводского производства денежного капитала, конечно, нельзя, но нельзя забывать и о других многочисленных условиях, между прочим о техническом и психологическом капитале, вложенном в это дело.

Размер дела и качество его продукта настолько тесно связаны между собой, что достаточно будет привести некоторые данные о первом свойстве наших фабрик и заводов, чтобы иметь достаточное понятие и о втором.

  1. Лучшие из кирпичных наших заводов которых немного, имеют 13-15 рабочих, вырабатывают в год каждый тысяч 350 кирпича, худшие ограничиваются хозяином и 1-м рабочим и 50 тысячами кирпича.
  2. Кожевенные заводы имеют 3-4 рабочих и выделывают все вместе около 5000 кожи.
  3. Свечные заводы имеют по 1-му рабочему и выделывают 1000 пудов восковых свеч. Наполовину они заняты переделкой огарков по заказу местных церквей, так что зарабатывают они преимущественно на работе, заработок же на воске небольшой. Производительность их много страдает от сильного в этом отношении, хотя и дальнего Белгорода.
  4. Мыловаренные заводы имеют по 2-3 рабочих и производят все вместе около 5000 пудов желтого и мраморного мыла.
  5. Макаронная фабрика имеет 12 рабочих.
  6. Мукомольная паровая мельница работает днем и ночью, в каждой смене работает человек 8-10, не считая мельника и машиниста; паровая машина в 25 сил может вырабатывать в сутки 1200 пудов муки, но вырабатывает обыкновенно меньше; 4 жернова и 6 вальцов.
  7. Чугунно-литейный механический завод довольно быстро развивается, теперь на нем работает 40 рабочих, валовой доход последнего года 36000 руб.
  8. Пивоваренный завод имеет 10 рабочих и вырабатывает до 10000 ведер пива в год.

Технический обзор

  1. Кирпичное производство ведется самым простым способом: ногами вымешивается глина с молотым песком, формуется посредством ручных станков с 4 формами, потом выжигается бурьяном и, кажется, плоховато. Почти также ведется и черепичное производство. Черепица делается тонкая, мелкая, без щитков и выемок для гвоздей и, конечно, без таких затей, как глазурирование и окрашивание.
  2. Кожевенное производство, именно выделка подошвенного товара ведется обыкновенным способом: разрыхление, бучение в кислом тесте, дубление кермеком, просушка и выглаживание бутылкой. Специальных способов для сообщения коже непромокаемости не употребляется. Отбросы отчасти утилизируются, но не на всех заводах: шерсть идет на выделку войлока, волос на тюфяки, обрезки иногда продаются на выварку столярного клея, чаще же выбрасываются. Во всяком случае, значительная часть органического вещества теряется без пользы, а могла бы идти, например, на селитроварение, на удобрение почвы и т.д.
  3. Восковые свечи делаются обыкновенным способом: тонкие протягиваются через решетку посредством цилиндров, крупные – обливаньем.
  4. Мыловаренные заводы выделывают ядровое – содовое мыло обыкновенным способом: проваривают сало в щелоке из готового едкого натрия, примешивают кокосового масла, для желтого мыла употребляют канифоль, отделяют мыло от щелока поваренной солью, примешивают определенную часть растворимого и фуксова стекла.
  5. На макаронной фабрике вымешивание теста производится  руками, валы, колеса и винты, продавливающие тесто через формы, приводятся в движение силой одной лошади.
  6. О паровой мельнице уже было сказано.
  7. О механическом заводе можно только сказать, что в нем имеются следующие отделения: литейное, слесарное, кузнечное, столярное и красильное. Точильные станки приводятся в движение силой двух лошадей.
  8. Солод употребляется ячменный, рощение идет по способу германскому, очищается от корешков топтаньем ногами, сушится на решетчатом полу над воздушной баней, в которой воздух нагревается системой труб, проводящих раскаленные продукты горения в большой печи; мелется солод особой машиной, между двумя цилиндрами. Затор делается из чистого солода, по способу близкого к старо-баварскому: на дырчатое дно заторного чана кладется чугунная решетка. Сусло опускается в гранд и наносом подается в котел для уваривания с хмелем. В котел поступает первичное и вторичное сусло; третичного холодной водой для следующего затора не делают. Хмель прямо всыпается сухой в сусло, а не разваривается и не настаивается предварительно в закрытом сосуде. После уваривания сусла с хмелем оно поступает из котла посредством насоса на холодильник, для ускорения охлаждения вентиляторов не употребляют. В случае недостаточного охлаждения на холодильнике сусло пропускается в бродильный чан через змеевик, погруженный в воду со льдом. Бродильных чанов 5, каждый – ведер в 180. Дрожжи преимущественно употребляются низовые, осветление пива оканчивается в больших бочках, потом разливается оно в бочонки и бутылочки.

Потребительный и добывательный район Мариупольских фабрик и заводов

Из предыдущего уже видно, что и тот и другой район очень небольшой. Сбыт преимущественно местный: в городе и по уезду. Некоторые же продукты в небольшом количестве выходят за пределы Мариупольского уезда и Екатеринославской губернии. Муку нашу берут в Ейск, Бердянск, Керчь, Феодосию и т.д. Подошвенный товар берут в Бахмутский уезд, Екатеринославский, в Таврическую губернию. Макароны наши в значительном количестве идут в Бердянск. Земледельческие орудия завода Уварова идут в соседнюю часть Донской области и Таврическую губернию.

Как ни мало производят наши фабрики и заводы, но и на это производство не хватает местного сырья. Кожи, например, в большом количестве привозится из Кубанской области, Черноморского округа, Донской области и т.д. Из тех же мест в значительном количестве идет сало для мыловаренных заводов. Воск идет из Ростова, хмель из Варшавы и Волынской губернии. Железо, конечно, привозное; на грубую работу идет Юзовское железо, на тонкую и прочную Строгановское, Яковлевское, Демидовское, чугун – Юзовский. Кермек привозится из Донской области, из Ставропольской губернии и т.д., а мог бы быть, по-видимому, и местный. Господин Челпанов один год пользовался местным кермеком для своего завода, добывали его на Мангушской степи. По качествам своим он не уступает привозному, количество же его, кажется, тоже значительное. Самый лучший, самый богатый дубильной кислотой сбор весенний, когда корень сочный. Сбор этот можно делать во всяком случае на тех полях, которые идут под пар, на отдых. Отчасти, конечно, пастбище портится, но эта порча, по-видимому, должна была окупиться, потому что пуд этого довольно тяжелого корня стоит  в продаже 1 р. 60 к. Осенний сбор, хотя и более дешевый, все-таки дал бы значительную прямую, денежную выгоду и косвенную, в виде попутного разрыхления почвы и освобождения ее от сосущих ее паразитов.

Может быть, дело это и сложнее, чем оно кажется, но все-таки трудно отказаться от мысли и надежды, что при большей предприимчивости и при большем понимании своих выгод, крестьянин мог бы, хотя отчасти, утилизировать это несомненное богатство.

Из всего этого обзора видно, что наше фабричное и заводское дело, — скромное дело: корни его тощие и длинные, за отсутствием питательных соков вблизи ищут их вдали, плоды хилые, срывают и подбирают их соседи, издалека подбирать их не спешат.

Напоминаем, что при размещении текста на других сайтах, не забывайте о ссылке на «Старый Мариуполь».

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

One Response to “Седьмой день экскурсии — 19 апреля”

  1. [...] Про бізнес у старому Маріуполі можна почитати тут, на сайті OldMariupol.com. Звісно, що не картина суцільного [...]

Оставить комментарий