Сенсационные факты из истории Мариуполя

Среда, Март 23rd, 2011

Кто и зачем подтасовывает исторические документы?

«Имя городу вернули. Не пора ли вернуть историю?» — под таким названием 12 лет назад в мариупольской газете «Приазовский рабочий» была опубликована статья Анатолия Герасимчука. Этой статьей, как писал позже в том же «Приазовском рабочем» член совета греческого общества И. Сеферов, была открыта дискуссия о том, сколько лет городу Мариуполю. Эта дискуссия продолжается до сих пор, время от времени возникая на страницах разных газет. Называются разные даты основания города, приводятся разные аргументы — но город продолжает отмечать официальную дату своего рождения, которой считается 1778 год. Почему именно 1778-й, и почему вообще идут эти исторические споры – об этом снова моя статья.

«Там, где, слившись с притоком Кальчик, река Кальмиус впадает в Азовское море, по-богатырски раскинулся город Жданов (бывший Мариуполь) — один из старейших в Донбассе. Его возраст равен почти четырем столетиям». Такими словами начиналась книга о Мариуполе Дмитрия Грушевского, изданная в 1971 году. Этими же словами и я начинал свою статью в «Приазовском рабочем» в конце 1995 года. Прошло более 10 лет. Что изменилось в этом спорном вопросе, спросите Вы? Отвечу — ничего. Если не считать того, что куда-то исчезла из центральной мариупольской библиотеки упомянутая книга Грушевского выпуска 1971 года. Смешно сказать, но это именно так — куда-то исчезла, и никто в библиотеке не знает — куда. Сразу после начала этой исторической дискуссии.

Пример Мариуполя — ярчайший образец политического хамелеонства в творении Истории. Да, история — понятие очень сложное, и ее написание зависит во многом от политической ситуации. От того, кто находится во главе того или иного территориального образования, и какой хочет видеть историю подчиненной ему территории этот правитель.

1971 год был годом, когда подходил к концу период политической «оттепели», наступивший после смерти Сталина. Уже в 1972 году по обвинению в национализме был снят с должности первого секретаря ЦК Компартии Украины П.Шелест. Государственных чиновников охватил новый приступ украинофобии: начался очередной этап наступления на украинский язык, культуру, историю. В который уже раз из круга научных изданий была исключена запорожская тематика. Прекращена подготовка к печати многотомного академического издания архива Запорожской Сечи. И уже в 1978 году во втором издании книги о городе Мариуполе у Дмитрия Грушевского появляется соавтор, и вместо (обратите внимание — не после, а вместо!) слов о том, что Мариуполю почти четыреста лет, появились слова такие: «Статус города он получил двести лет назад — в 1778 году». Городской комитет партии в том же 1978 году широко провел празднование 200-летия Мариуполя. Вот так просто и обыденно из истории города вычеркнули 200 лет. Почему же так произошло, и где истоки, корни этого решения? Чтобы это понять, нужно окунуться в атмосферу времен Екатерины ІІ — и разобраться, что же тогда такого происходило, что аукается аж до сих пор. Причем не только в случае с Мариуполем — ведь споры о дате основания идут сейчас практически во всех городах юго-восточной и центральной Украины — Одессе, Запорожье, Днепропетровске, Херсоне, Донецке и многих других.

СЕЧЬ ЗАПОРОЖСКАЯ ВКОНЕЦ УЖЕ РАЗРУШЕНА С ИСТРЕБЛЕНИЕМ САМОГО НАЗВАНИЯ ЗАПОРОЖСКИХ КАЗАКОВ…

Как ни удивительно, но при рассмотрении этого вопроса мы везде натыкаемся на год 1775 — год повторного (первый раз было при Петре І) и окончательного уничтожения Запорожской Сечи. Екатерина ІІ тогда своим манифестом от 3 августа 1775 провозгласила: «…Мы восхотели через сие объявить во всей Нашей империи… что Сечь Запорожская вконец уже разрушена со истреблением (выделено нами — ред.) на будущее время и самого названия запорожских казаков…». Хочу заявить, что именно в этом екатерининском манифесте и кроется основная причина столь странных разногласий в определении даты основания всех городов юга тогдашней России, которые на тот момент (1775 год) находились на территории Запорожской Сечи.

До 1775 года Запорожская Сечь была вполне самостоятельным автономным образованием в составе Российского государства и имела свои четко определенные границы и полное самоуправление. После 1775 года история на новопокоренных землях начала писаться заново. Это можно сравнить разве что с покорением Америки — когда туземцев там истребляли и загоняли в резервации, а историю начинали с того момента и того часа, когда и куда ступала нога белого человека. Все, что было ранее, все индейские цивилизации записывались в предысторию. Именно так произошло и на землях Запорожской Сечи. Сюда массово начали переселять людей из Германии, Сербии, Молдавии, Болгарии — а казаков начали выселять на Кубань для борьбы с кавказцами. Часть казаков ушла за Дунай, где приняла турецкое подданство. А многие все-таки остались на своих землях, но история для них начала писаться с нуля.

КАЛЬМИУС — АДМИНИСТРАТИВНЫЙ И ТОРГОВЫЙ ЦЕНТР

Многим в Донецкой области знакомо словосочетание «Кальмиусская паланка». Так называется одно из казачеств, которое имеет свои подразделения почти во всех районах Донецкой области. Но не многие знают, что же означают эти слова. Паланкой в Запорожской Сечи называлась территория, по-современному область. Их было в Сечи в разные периоды от 5 до 8-ти. Они, так же, как и сегодня, назывались по имени административного центра. Центр Кальмиусской паланки, в которую входили земли практически всей нынешней Донецкой области, находился в Кальмиусе (ныне Мариуполе) — административном и торговом центре этой запорожской области. Крепость Кальмиус упоминается в архивах Москвы, Варшавы, Петербурга, Киева и многих других городов. Подробно описывается жизнь и быт казаков, в том числе и в Кальмиусской паланке в книге «История Новой Сечи» Скальковского. Он утверждает, что поселение Кальмиус основано в начале XVI века.

Те краеведы, которые отстаивают официальную версию основания Мариуполя в 1778 году, в качестве одного из аргументов считают то, что именно в 1778 году Мариуполь стал городом. А раньше он был чем? Селом, хутором, зимовником? Если была и крепость, и церковь, и гарнизон в 200 казаков, и магазины купцов даже из Таганрога и Ростова, и подчиненная огромная территория — что это было?

В Кальмиусе наряду с казаками проживали посполитые (крестьяне), которые, как и казаки, имели своего выборного атамана. В Кальмиусе находилась администрация паланки во главе с полковником, имевшим свою печать, подробно описанную не только у того же известного историка Д.Яворницкого, но и в книге мариупольского издателя Хараджаева «Мариуполь и его окрестности», изданной в 1892 году. В этой книге упоминается о казацкой крепости, остатки которой сохранялись еще в первой половине XIX столетия. В этой книге рассказывается не только о Мариуполе, о Павловске, о Кальмиусе (предыдущие названия Мариуполя), но и о городище Домаха, с которого и начинается история Мариуполя.

Кстати, даже в «Истории городов и сел Донецкой области», в материале о Мариуполе, подготовленном Р.И.Саенко (работник краеведческого музея, которая и является главным обоснователем официальной даты основания города), отмечается, что губернатор Чертков, посетив Кальмиус в 1776 году, «застал там множество православного народу и каменную часовню».

1754 — ГОД НАЧАЛА СТРОИТЕЛЬСТВА НОВОЙ ЦЕРКВИ. ВЗАМЕН ОБВЕТШАВШЕЙ СТАРОЙ

Да, в то время в Кальмиусе уже была каменная Свято-Николаевская церковь, где правил службу и обучал детей грамоте иеромонах Киевского Межигорского монастыря. Первым документальным упоминанием об этой церкви, не вызывающим ни у кого возражений, сегодня считается 1754 год, когда кальмиусский полковник Андрей Порохня обратился в Кош с просьбой прислать лес для ремонта церкви, пришедшей в ветхость. «Для той же церкви, — пишет Г.И.Тимошевский в книге «Мариуполь и его окрестности», — и в том же году Тимофей Щербацкий, митрополит Киевский, послал походный антиминс и благословил грамоту на ее освящение». «Кош, — как писал еще один мариупольский краевед Лев Яруцкий,— отправляя все это с начальником Самарского монастыря в Кальмиус, поручил ему взять в Сечи древнюю церковь, везти ее в Кальмиус и туда поставить для литургии, пока новая не будет построена».

Вот здесь хотел бы обратить внимание и читателей, и краеведов на одну весьма занимательную деталь. Некоторые краеведы, пытаясь доказать неисторичность и временность нахождения в Кальмиусе казаков, указывают именно на то, что в Кальмиусе была походная церковь. И почему-то хотят отвлечь внимание читателей от того факта, что походная церковь была прислана в Кальмиус на время строительства новой церкви взамен обветшавшей старой!

А теперь подумайте, сколько же лет надо было простоять церкви, чтобы обветшать?

Ну да ладно, не будем высчитывать эти столетия — но 1754 год есть у нас? Год начала строительства новой церкви в Кальмиусе, освященной самим митрополитом Киевским! Почему не начать историю Мариуполя с этой, имеющей ряд официальных подтверждений, даты?

ГОД 1611?

Мариупольский историк Дмитрий Грушевский утверждал, что возраст Мариуполя равен почти четырем столетиям. Почему? На сей счет есть у меня письмо — историческая справка за подписью упомянутой ранее Р.И.Саенко, в котором говорится следующее: «Особо следует остановиться на дате «1611» год, которая периодически возникает в высказываниях приверженцев легенды о существовании запорожской крепости в устье Кальмиуса.

Впервые ее привел мариупольский исследователь Д.Н.Грушевский в очерке «Жданов», помещенном в первом издании «Історії міст і сіл Української РСР». Автор сослался на документ Центрального государственного исторического Архива Украины (фонд 229, опись: 1 единица хранения 152. лист 2) и заявил, что именно эту дату следует считать датой основания города Жданова. Позже архив не подтвердил соответствие сноски указанному документу, то есть в настоящем  документе, хранящемся в архиве, не упоминается крепость в устье Кальмиуса и отсутствует приведенная автором дата. Поэтому ссылаться на исследования Д.Н.Грушевского, и указанную им дату нет оснований. И дата, и объяснения автора оказались вымыслом». Обращаю внимание читателя на выделенное слово. Потому что здесь начинается еще одна прямо-таки детективная история, связанная с Мариуполем.

Дело в том, что у меня есть под рукой еще один документ — письмо историка Петра Лаврива, автора «Історії південно-східної України». Вот что он пишет: «В 1995 році я їздив до того архіву, але ні в аркуші 2, ні в наступних аркушах указаної справи ніякої згадки про Кальміуську паланку не знайшов… Я б погодився з таким висновком, якщо б на аркуші 2 справи 152 під цифрою 2 не було перекреслено 27. Усього в справі 152 виправлено нумерацію на 15 аркушах. Я зробив висновок, що Д.Грушевський покликався на аркуш 2 правильно, але після нього цей і наступні, а також 1-ий аркуш справи 152 щезли».

Здесь можно добавить только то, что Д.Грушевский был работником Мариупольского краеведческого музея, а после него в этом музее стала работать Р.Саенко. И именно она по заданию Мариупольского горкома партии в 1978 году работала в киевском архиве после Д.Грушевского. Никого ни в чем не хочу обвинять, я просто ссылаюсь на документы и факты.

ТРИ ОСНОВНЫЕ ВЕРСИИ ПОДЕЛЕНЫ ПО ЭТНИЧЕСКОМУ ПРИЗНАКУ?

Сейчас существуют три основных версии основания города Мариуполя. Я бы условно назвал их украинской, российской и греческой. Это, повторюсь, условные версии. Российская ныне является официальной. Ее автор и защитник — официальный краевед Р.Саенко.

Есть вторая версия основания Мариуполя — условно греческая. Ее сторонники настаивают на том, что дата основания города — это 1779 год, когда Екатериной была подписана грамота на переселение греков в Павловск из Мариенполя (нынешнего Павлограда Днепропетровской области, куда греки были вывезены в 1778 году из Крыма под непосредственным руководством российского фельдмаршала Суворова, получившего за эту операцию еще один орден). Или 1780 год — когда в Павловск начали прибывать первые греки-переселенцы. При этом, что интересно, некоторые сторонники греческой версии заявляют, что до переселения греков в Мариуполь там ничего вообще не было — одна голая степь.

Сторонники украинской, то есть казацкой версии называют несколько дат основания города. Кроме упомянутого 1611 года называется еще и год 1734 — когда была восстановлена после первого уничтожения (в 1709 году) так называемая Новая сечь. Этот год, скорее всего, к истории Мариуполя прямого отношения не имеет. Как я уже сказал, есть документальные данные о строительстве в Мариуполе церкви в 1754 году. И целый ряд упоминаний Кальмиуса в Архиве Запорожской Сечи после 1754 года. После разгрома Запорожской Сечи в 1775 году Кальмиус был утвержден уездным городом новообразованной Азовской губернии. И переименован в город Павловск.

ВИНА МАРИУПОЛЯ

Основать какой-либо населенный пункт, положить ему начало можно лишь единожды. А иначе может получиться так: в таком-то году населенный пункт основан как сторожевой пост, через …надцать лет основан как крепость, потом основан как слобода, потом как город, а потом, если вдруг этот город разрушили и он превратился в деревню, — основан как деревня и… наша песня хороша, начинай сначала.

Я хочу привести для сравнения только несколько примеров из истории возникновения городов в бывшей Российской империи. Городу Тамбову в этом году исполняется 370 лет. Основан как крепость. Как крепость основан и город Орел в 1566 году. 400 лет исполнилось в 1986 году городу Самаре, основанному как крепость. Город Пенза возник в 1663 году как сторожевой пункт.

Южные рубежи России в XVII столетии проходили по территории северной части нынешней Донецкой области. И только упоминание в московских архивах о местности (!), где был позже построен сторожевой пост с посменно несущими службу казаками из Чугуева, было основанием для определения даты рождения города Славянска, насчитывающему уже более 400 лет. Хотя название свое, и наиболее интенсивное развитие бывший Тор получил только после появления в этих краях в 1753 году выходцев из Сербии. Выставление сторожевого поста, где поочередно несли службу 10-12 чугуевских казаков, считается началом основания города Артемовска (бывшего Бахмута). Чем же отличается Мариуполь от этих городов? Тем, что на момент основания они уже входили в Российскую империю, а Мариуполь — нет. «Вина» его, оказывается, в том, что историю свою он начал не в государстве Российском. Так же, как «виновны» в этом и другие города юго-востока Украины. А вот, например, городу Красноармейску «повезло» — потому что в правильной стране родился. И хотя официальный статус города и нынешнее название он получил только лишь в 1938 году, а до 1938 года был всего лишь поселком Постышевым, а еще до того — просто Гришиным — но на гербе города Красноармейска гордо красуется 1875 год… Но что самое, я бы уже сказал — смешное во всей этой канители с восстановлением исторической справедливости — это то, что даже в советские времена были периоды, когда люди пытались найти истину — и находили. В том же Мариуполе в конце 60-х возле места, где когда-то была казацкая крепость, поставили камень в честь запорожских казаков — и написали, что там еще в 16 веке был казацкий сторожевой пост. Там же было запланировано поставить памятник казакам — основателям города. Но в 70-х начались очередные антиукраинские репрессии — и дело восстановления истории Мариуполя заглохло. В уже независимой Украине стараниями бывшего мэра Мариуполя (теперь члена БЮТ, а ранее — Народного Руха Украины (!), ПРП, ЛПУ) памятник «основателю» Мариуполя был поставлен. Михаил Поживанов решил, что город основал митрополит Игнатий. Вот не успел он только официальную версию подогнать под этот памятник. Потому что митрополит впервые появился в Мариуполе (на тот момент – Павловске) в 1780 году – на два года позже официальной даты основания….

Анатолий ГЕРАСИМЧУК.

2006 год.

Добавить запись в закладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • email

Оставить комментарий